16+

Садальский рассказал, как дочь Гурченко пытается отобрать ее квартиру

16/10/2015

Садальский рассказал, как дочь Гурченко пытается отобрать ее квартиру

Актер Станислав Садальский поделился своим впечатлением от похода на передачу Андрея Малахова, посвященную 80-летию Людмилы Марковны Гурченко.


            Я на подобных передачах всегда, как внешний раздражитель, из серии "за тем его и пригласили". Пошел, чтобы увидеть Королёву – дочь Гурченко. Ну и сказать ей, все, что я хотел сказать.
 
Последние годы жизни Люся не вылезала из судебных тяжб с дочерью. Судилась, скорее, не с Машей, которую, безусловно, любила, а с ее мужем, который всю жизнь думал за Машу. Но после смерти Люси все разрулил Сергей Сенин, ее муж. И бабушкину квартиру, и дачу, и машину, и столовое серебро, редчайший старинный сервиз, и многое другое он отдал Маше сразу. Знаю это не от Сергея, он, как партизан, хранит молчание, стараясь не тревожить лишний раз имя Люси по такому поводу. <…>
 
А вот теперь Маша претендует на квартиру Гурченко в Трехпрудном переулке, в которой Сергей хотел сделать музей Люси, сохранив все, как было при ее жизни, начиная от интерьера и заканчивая коллекцией сценических костюмов. Пару лет назад я был на фантастической выставке в Музее Москвы, опять же, организованной Сергеем – видел эту самую коллекцию. Это что-то невероятное! Многие музеи мира уже имеют на нее виды, многие специалисты – мастера и кутюрье хотят изучать технику вышивания по этим костюмам. А вот Маша, видимо, жаждет распатронить эту ценную коллекцию.
 
Кто не в курсе – Люся свои ослепительные наряды шила и расшивала вручную сама.
Без машинки, на руках. Всегда поражался: при всем ее взрывном темпераменте – такое сложное, кропотливое, монотонное, утомительное увлечение. Мне б один раз так прищуриться на иголку с ниткой, и всё, или заснул, или помер бы. А она, нет, – как Левша, часами расшивала этими микроскопическими бусинками каждый миллиметр ткани. Сосредоточенно, напряженно, тоннами бисера, в любую свободную минуту. Часто ночами.
 
Платье, в котором ее хоронили, тоже было сделано ею. Даже попав в последний раз в больницу, она продолжала расшивать его бисером. Сергей говорит, что до сих пор жалеет, что не сохранил его, столько труда и любви было вложено в работу, но почему-то Люся была уверена, что этот наряд она готовит именно для такого печального момента...
 
В общем, на программе любые попытки разговоров о сложных отношениях Люси с Машей Сергей пресекал, говоря – "я не хочу выносить сор из избы".
 
А вот я хочу! Потому что уникальные наряды Гурченко – это не просто платья, в них сама Люся, живая и настоящая! И если не вынести сор сейчас, то потом в квартире Люси будет не музей, а коммуналка.              
 










Lentainform