16+

«Приезд Асада доказал, что главное «амплуа» России — это уговаривать диктаторов»

21/10/2015

«Приезд Асада доказал, что главное «амплуа» России — это уговаривать диктаторов»

Президент Сирии Башар Асад впервые за долгое время покинул страну, чтобы навестить своего партнера и помощника в борьбе с ИГИЛ российского коллегу Владимира Путина.


           Таинственный визит сирийского главы государства сопровождали догадки о целях его приезда. Что означает приезд Асада в Москву — подкрепление дружбы или политическая агония, чей режим подходит к концу.
 
Кремль официально подтвердил факт встречи Путина и Асада и рассказал о ходе их беседы. Асад выразил надежду на то, что Москва и Дамаск «продолжат восстанавливать Сирию с экономической и политической точек зрения». Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков не стал отвечать на вопрос о конкретных результатах переговоров.
 
Тем временем для западных СМИ приезда Асада в Москву стал настоящим «сюрпризом». Российские государственные телеканалы опубликовали выступление российского президента во время протокольной съемки двух президентов.
 
«Спасибо, что, несмотря на драматическую ситуацию в вашей стране, вы, тем не менее, откликнулись на нашу просьбу и приехали в Россию. В соответствии с вашей просьбой мы приняли решение и оказываем эффективную помощь сирийскому народу в борьбе с международным терроризмом, который развязал против Сирии настоящую войну. Мы исходим из того, что на основе позитивной динамики в ходе боевых действий, в конечном итоге, все-таки долгосрочное урегулирование может быть достигнуто на основе политического процесса при участии всех политических сил, этнических и религиозных групп», – заявил президент Владимир Путин.
 
Асад подтвердил свои намерения и преданность дружбе с Россией.
 
«Прежде всего, мне хотелось бы выразить огромную благодарность всем лицам руководства Российской Федерации, и, в первую очередь, российскому народу за ту помощь, которую он оказывает Сирии. Но самое главное, что все это делается в рамках международного законодательства. И, конечно же, каждый понимает, что любое военное действие предполагает дальнейшие политические шаги», – рассказал сирийский президент.
 
О том, почему встреча двух лидеров проходила в обстановке строжайшей секретности, размышляет   главный редактор Carnegie.ru Александр Баунов.
 
«Башар Асад возглавляет воюющую страну, в которой есть гражданская война, и вообще не каждый авторитарный правитель любит покидать свою столицу. А когда у вас в стране гражданская война, это вдвойне опасно. А вдруг противник, узнав, что в стране нет главы, что-то по этому поводу предпримет? Это уже не говоря о том, что западная коалиция, та, которая вместе с нами, но отдельно от нас, тоже бомбит ИГИЛ, она же не считает его абсолютно легитимным правителем, это мы его считаем, а они нет, и они могли бы что-то предпринять, чтобы он не смог вернуться туда, например, просто не пустить назад самолет его, например, поэтому втайне. Я думаю, что обсуждались и политические вещи, ведь это давно уже не Египет, давно уже не Тунис, давно уже не Ливия, где вопрос с правителем был решен в течение недели или месяцев. Мы видим, что война идет четыре года, значит, он держится не только на штыках батальона НКВДшников и личной охраны. Ясно, что у него есть поддержка, если он располагает поддержкой какой-то части населения. Но с другой стороны, мы видим, что часть стран категорически не готова его принять в качестве такого полновластного, единоличного главы государства, каким он был до войны. Мы знаем, что у России была традиционная роль уговаривать диктаторов на постепенный уход. Мы были в этой роли с Милошевичем, мы пытались так разговаривать с Саддамом Хусейном и вообще уговаривать диктаторов, это в некотором смысле наше дипломатическое амплуа. Я думаю, если мы хотим сблизиться с Западом в Сирии, мы должны им предложить помощь и в этом вопросе — Асад, с одной стороны, остается частью сирийской политики, потому что у него есть поддержка определенная, а с другой стороны, мы можем с ним договориться, чтобы он постепенно отказывался от единоличной власти и согласился на формирование какого-то более широкого правительства, которое включает какую-то оппозицию и его противников, в общем, провел эту самую демократизацию, о которой он говорил, не на словах, а на деле», – заявил BFM.ru Баунов.
 
С друго й стороны, скоропалительный приезд сирийского главы некоторые эксперты связывают с тем, что Путин потребовал от партнера полной отчетности операции  и причин отсутствия заметных успехов на фронте при условии поддержки российских ВКС. С таким мнением солидарен историк, главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН Георгий Мирский.
 
«Прежде всего, я не думаю, чтобы Асад стал просить Путина о какой-то дополнительной помощи: все, что нужно, он получил. Я думаю, скорее, наоборот, Путин ему должен был задать вопрос. Первый вопрос — что это за наступательная операция, которую Асад обещал. Пока что о ней ничего не известно, где-то там они вроде передвигаются, какие-то деревни заняли, ни об одном пленном даже не сообщалось, и все эти разговоры о том, что боевики бегут и так далее — это можно все, что угодно сказать. Я думаю, главное, что Путина интересует, — сколько времени он должен бомбить боевиков там: полгода бомбить, год, что это такое? Надо знать определенно, это первое. Второе, конечно, это политическое урегулирование. Это вопрос, в общем-то, безнадежный, но хотя бы для отвода глаз нужно его ставить, потому что ясно совершенно, при том, как Асад ставит вопрос каждый раз: он остается, даже об этом не может быть и речи, а они должны сложить оружие, это бандиты, террористы и так далее. Так дело не пойдет. Это только увеличивает число его врагов. Он должен изменить свою риторику и дать понять, что он согласен пойти на переговоры с этими людьми, которые четыре года с ним воюют, я имею в виду внутренних повстанцев, оппозицию, конечно, не этих пришельцев, головорезов из «Аль-Каиды», из ИГИЛ, которые пришли из Ирака, с ними разговаривать бесполезно. А вот с его нормальной оппозицией — с «Сирийской свободной армией» и так далее», – размышляет Мирский.
 
Не понятно, в этом визите главное — кто стал инициатором встречи. Не испугался ли Асад недавних заявлений о том, что «режим Асада» для России не самоцель?! И как отреагирует Запад на такую кулуарную встречу.
 
«Я думаю, все-таки, может быть, Асад был инициатором, потому что именно находится в том состоянии, кому требуется помощь, как мы понимаем прекрасно. Я думаю, что это его инициатива, чтобы обсудить, какая после уже скольких недель проведения операции со стороны России ситуация в Сирии сейчас, в каком состоянии она находится. Как отреагируют на это на Западе? Ну, скорее всего, конечно, будут какие-то негативные высказывания. Хотя мы же с вами видим, что в последние несколько недель даже уже стали говориться уже более смягченные выражения в его сторону — что не нужно его немедленное отстранение от власти, что на переходный период… Поэтому, ну, конечно, будет выказываться недовольство, но я не думаю, чтобы это было что-то сверхмощное», – пишет старший научный сотрудник Института международных исследований МГИМО МИД России Леонид Гусев.             
 
Фото: 










Lentainform