16+

«Интервью «Интерфакс» брал вовсе не у дочери Путина...»

26/10/2015

ОЛЬГА СЕРЕБРЯНАЯ

Редко встретишь человека, который читал бы сайт «Интерфакса», но на минувшей неделе все поголовно только этим и занимались, потому что там было опубликовано интервью с дочерью Путина. Вернее, с предполагаемой дочерью Путина. Вернее, с Катериной Тихоновой, о родственных связях которой с Путиным «Интерфакс» спросить не осмелился, но все кому не лень спекулируют.


          Спекуляции Роман Кутузов суммировал так: «По утверждению журналиста и писателя Олега Кашина в январе 2015 года, подтвержденному анонимным источником агентства Reuters из МГУ, Катерина Владимировна Тихонова является дочерью президента РФ В.В. Путина. Данный факт со ссылкой на неназванные источники подтвердило также деловое агентство Bloomberg».

У самого Кашина догадка об идентичности Катерины Тихоновой возникла потому, что он хорошо помнит, как много в начале первого президентства Путина калининградские СМИ писали о тогдашней теще Путина – и звали предполагаемую бабушку предполагаемой дочери как раз Екатерина Тихоновна. Необходимость же в псевдониме родилась из того, что дочь Путина раньше профессионально занималась акробатическим рок-н-роллом: не прыгать же с такой фамилией. Теперь танцы кончились, и Иван Климов с Катериной Тихоновой плотно занялись инновациями.

То есть интервью «Интерфакс» брал вовсе не у дочери Путина, а у руководителя центра и директора фонда, которая параллельно занимает позицию заместителя проректора МГУ. Руководителя Центра национального интеллектуального резерва и директора некоммерческого фонда «Национальное интеллектуальное развитие», для упрощения публичного восприятия которых был создан бренд «Иннопрактика».

Вы что-то поняли? Я тоже не поняла. Бренд «Иннопрактика» явно не упростил восприятия. Понять, почему науку с производством должна соединять некая Катерина Тихонова и – шире – зачем вообще городить отдельный огород, то есть «научно-технологическую долину» при МГУ, если все остальное пространство российское быльем поросло, не очень ясно.

Но вот шеф-редактор сайта «Дождя» Илья Клишин на двух цитатах объяснил суть: «Цитата номер один. «Российское общество долгое время находилось в условиях определенного патернализма, когда люди в большей степени полагаются на других, чем на себя». Тут прекрасно вообще все. И иронично звучит слово «патернализм» в ее устах.

Цитата номер два. «Молодые ученые получают возможность, как говорят, побиться о реальную жизнь, через так называемый learning by doing. Есть и примеры из серии pushing through или bottom up, когда надо было доказать заказчику, что предлагаемая разработка будет ему полезна». Говорит на языке предполагаемого противника, все понятно».

Пока молодые ученые в интервью К. Тихоновой без устали делали боттом-ап, журналисты пытались выяснить статус самого материала. По стилистике видно, что «интервью с дочерью Путина» никакое не интервью, а текст, заранее подготовленный пресс-службой. Отсутствие фотографий интервьюируемой это лишний раз подтверждает – видимо, условие публикации было такое. Значит, это не интервью, а скрытая реклама центра, фонда, бренда и долины.

Главред «Ведомостей» Татьяна Лысовая подтвердила, что руководитель интернет-проектов «Интерфакса» Юрий Погорелый в разговорах этот материал так и называл. Призванный к ответу в фейсбуке шеф-редактора РБК Елизаветы Осетинской, Погорелый поставил вопрос ребром: «Лиза, тебе часто дочь Путина дает интервью? Нам она дала вот на таких условиях – только про МГУ. И без фотографии. Нам о'кей».

Тут вопрос о джинсе и журналистской чистоплотности быстро сменился вопросом об отцовстве: можно ли считать слова сотрудника «Интерфакса» верификацией отцовства Катерины Тихоновой? Главы ведущих российских СМИ пришли к выводу, что нет, а наблюдавший за этим со стороны Олег Кашин ехидно поинтересовался, сколько Юрию Погорелому осталось работать в «Интерфаксе».

На этот вопрос обязательно ответит время, и вот тогда перед российскими журналистами встанет еще одна дилемма: можно ли считать увольнение или неувольнение Погорелого верификацией отцовства Путина?

Такая вот «Иннопрактика». А ведь существует же анализ ДНК.            

ранее:


«Нобель наш! Но при чем здесь мы?»

«Борьба с террористами – дело благородное, если бы была уверенность, что Россия воюет в Сирии именно с ИГИЛ»
Надо ли считать бедой нашей школы то, что написано в учебнике 8 класса про людей с психическими заболеваниями
«Нет в России хуже фразы, чем "решит только суд"...»
«Проблемы с адекватностью наблюдаются не лично у Бастрыкина, а у государства»











Lentainform