16+

Как енотов учат любви к Путину

02/11/2015

ГЛЕБ СТАШКОВ

Мне рассказали, что на радио «Комсомольская правда» идет программа «Вождь». Посвященная любви к Путину. Рассказали и даже ссылочку кинули. Честно говоря, полез по ссылке без особого интереса. Ожидал услышать занудство, приправленное соответствующим теме пафосом.


         Но буквально от первых слов я, что называется, обалдел. Впал в ступор. Нажал на паузу. Переслушал сначала. Убедился, что не ослышался.

Как бы это рассказать… Главное – голос. От такого голоса жюри в одноименной телепередаче не поворачивается, но вздрагивает.

Представьте себе голос, искусственно, неумело, но жутко хрипящий. А интонации – явно ерничающие. В общем, как у Джигурды, только намного хуже и намного неестественнее.

И вот этот голос начинает вещать:
– Здорово, еноты!

Прямо так и начинает.

Повторяю еще раз. Программа «Вождь», посвященная всенародной любви к Путину, начинается со слов:
– Здорово, еноты!

После этого ведущий – тем же голосом, который, собственно, и не меняется всю программу, – сообщает, что его зовут Эдвард Чесноков и что он «люберецкий интеллектуал и поэт».

Далее:

– Это программа, которая, единственная во всем медиаэфире, не скрывает того, что является оголтелой пропагандой. «Пропагандой чего?» – спросишь ты. Пропагандой возвышенного и чистого чувства любви. Любви к нашему вождю и учителю Владимиру Путину.

И вся эта высокопарная дребедень произносится хрипящим и ерничающим голосом. И, разумеется, производит впечатление наглого и беспардонного издевательства. И глумления. Как над возвышенным чувством любви, так и над вождем и учителем.

Разговор в студии, предположим, правильный. Я попал на тему «Почему писатели любят Путина». В качестве писателя фигурировала крымская татарка Диана Кади. Которая раньше работала в меджлисе, а потом разочаровалась. И теперь просто любит Путина. И наверное, пишет книги.

У нее голос как раз милый. И этим милым голосом писательница Кади поведала, что говорить о достоинствах Путина можно часами.

Часами ей говорить не давали. Все время прерывали на звонки радиослушателей, которые рассказывали, за что любят Путина. Причем любили далеко не все. Некоторые и вовсе не любили.

А писательница Кади рассказывала о своей проблеме. Путин сначала импонировал ей как мужчина. А теперь она не знает, можно ли говорить о нем как о мужчине. Потому что он уже не мужчина, а государственный символ. Который, очевидно, не может иметь пола.

И даже эти возвышенные и чистые рассуждения люберецкий интеллектуал Чесноков перебивал хрипящими потоками бреда:
– Когда недофашистская недохунта тянет к тебе свои косматые щупальца…

Дважды дозвонившиеся радиослушатели спрашивали, почему он разговаривает таким идиотским голосом. И один раз прислали эсэмэску: «Сгинь, клоун».

Такая вот передача.

Не знаю, что и думать. «Комсомольская правда» – издание лояльное. Оно не может издеваться над Путиным.

Видимо, цель передачи – говорить о возвышенном с иронией. Но это еще хуже, чем издеваться.

Власть сакральна. О ней нельзя говорить ни с иронией ни с юмором. Они убивают сакральность.

Власть не может быть ни объектом ни субъектом шуток. Иначе она не власть.

Для юмора в нашей жизни отведено специальное гетто. Юмор уместен в юмористических сериалах, где его особо выделяют закадровым смехом, и на последних полосах газет в рубрике «Анекдоты».

Слово «серьезный» обозначает у нас знак качества: серьезный проект, серьезный ученый, серьезная заявка на победу.

А если мне скажут какую-нибудь глупость (например: «Доллар скоро будет стоить 20 рублей»), я тут же отвечу:
– Это несерьезно.

Несерьезно – синоним глупости. Равно как юмор и ирония.

Скажем, Дмитрий Медведев все время хихикает в конце фраз. Коротко и нервно. Поэтому его не уважают и про него не делают передач «Вождь». Или хотя бы «Вождь-2».

А одна знакомая женщина, многодетная мать, сказала мне как-то:
– Когда я увидела, как Медведев танцует с Comedy Club, мне стало стыдно за страну. 

Сказала и чуть не расплакалась.

Боюсь, программа «Вождь» – это начало конца Вождя. А люберецкий интеллектуал Чесноков – бунтовщик почище Пугачева. Я имею в виду не беглого банкира, а предводителя крестьянской войны.

Чего-то я заболтался.

– Пока, еноты!               

ранее:

«Мы не умеем и не хотим быть провинцией. А быть столицей не можем»
Какие политически неблагонадежные названия существуют в Петербурге
«Поговорил с соседом про политику...»
«Мэра Таллина обвиняют в многократном получении взяток. И каких-то убогих взяток...»
Про Якунина, Виллаш-Боаша, цветную капусту и то, почему обижаться вредно для здоровья











Lentainform