16+

Кто и зачем играет в шахматы по-быстрому

06/11/2015

Кто и зачем играет в шахматы по-быстрому

Международная федерация шахмат (ФИДЕ) провела в Берлине чемпионат мира по блицу и рапиду. Шахматы с укороченным контролем времени всегда были популярны и в Петербурге. О том, чем они отличаются от классических, «Городу 812» рассказал историк шахмат, редактор сайта е3е5.com Александр КЕНТЛЕР.


          – У нас тут в Петербурге летом в Екатерининском саду тоже блиц был – Мемориал Чепукайтиса. Почему именно там и почему Чепукайтис?
– Екатерининский сад – знаковое место для шахматистов. До революции таким же было кафе «Доминик» на Невском (в советское время известном как мороженица «Лягушатник»), в котором рос Михаил Чигорин, получавший уроки, играя на ставку. Там люди, больные шахматами, просиживали денно и нощно. А уже при советской власти любители поблицевать облюбовали сначала Михайловский сад, потом  «Сад отдыха» и Катькин сад – оба рядом с Публичкой. Играли – да порой и сейчас играют, хоть и реже – на деньги, цена партии со временем менялась, как котировка рубля. Были люди, которые на этом неплохо зарабатывали. Даже не садясь за доску – они приносили доски и часы в аренду и брали за это деньги. Находились прохиндеи, у которых часы были с подпиленными флажками, и они падали раньше положенных пяти минут. Вспоминается одноногий шахматист, который после каждой проигранной партии орал на весь сад: «Инвалидов обижают!» Но не уходил, пока не отбивал проигранные бабки.

Известный гроссмейстер Александр Кочиев тоже слыл большим любителем блица, но самым ярким в этой разновидности шахмат в городе считался обычный мастер Генрих Чепукайтис. Я, помню, еще школьником ходил смотреть, как Чепукайтис брал себе минуту, соперникам – кандидатам в мастера – давал пять минут и выигрывал. Рядовой шахматист, даже призером первенства Ленинграда никогда не был, но в турнирах по блицу был неподражаем. Выигрывал турниры на приз «Вечерки», когда там по пять гроссмейстеров играли, чемпионом Москвы как-то стал, опередив самого Михаила Таля.

– Но он был профессиональным шахматистом?
– Нет, на ЛОМО электросварщиком работал, но между сменами там в Ленинской комнате гонял блиц и зарабатывал, думаю, больше, чем на основном месте. В блиц на деньги играли и в шахматном клубе на Желябова – либо у входа в зал, либо на антресолях, но народ везде облеплял играющих со всех сторон. А Чепукайтис стал легендарной личностью еще и потому, что был певцом блица, даже писал стихи про его особенности. Так что вполне понятно, почему городская Федерация шахмат установила призы и провела уже два турнира в его честь. Первый выиграл Петр Свидлер, второй – Никита Витюгов. Хотя еще раньше, в 90-е годы, соревнования по блицу в Екатерининском саду под эгидой «Санкт-Петербургских ведомостей» организовали мы с Михаилом Эстерлисом, известным спортивным журналистом.

– В блице, когда все быстро происходит, мухлевать, наверное, можно?
– Ну что значит мухлевать?! Свои хитрости есть, безусловно. Плохо со временем – делай ходы теми фигурами, что ближе к часам. Если будешь делать длинный ход, можешь потерять больше времени, и у тебя рухнет флаг. Специально сильно бить по часам, чтобы у противника флажок упал. Когда он поднялся, любой шахматист понимает, сколько у него самого и у соперника остается времени до завершения партии. Но теперь часы электронные и такие номера больше не проходят.

– А как же классическое: «Взялся – ходи»?
– Есть, конечно, масса историй про то, как схватился за одну, а пошел  другой фигурой. Или упала фигура, а ты перевел часы, хотя делать этого нельзя, пока не вернул ее на место. Но в пылу борьбы люди уже не всегда соображают, как себя вести, и такая неряшливость присутствует. Не только на любительском уровне, даже вот на чемпионате мира в Берлине я похожие эпизоды видел, хотя у каждой доски важно сидел судья.

– Подобного рода чемпионаты, по-моему, не так давно проводятся?
– Блиц начался с изобретения шахматных часов в Англии в 1880-е годы, до этого были только песочные. Но пока не началось массового производства шахматных часов, командовал счетчик-распорядитель. Обычный человек с обычными часами в руках просто говорил с интервалом в несколько секунд: «Ход белых», затем: «Ход черных», и все делали в такт ходы. Не успел сделать ход по команде – проиграл. Именно так все происходило в Европе в кофейнях и в клубах, где собирались шахматисты. Также в годы «шахматной горячки» после революции в России.

В 1914 году, между прочими, в Берлине состоялся известный блицматч между Хосе Раулем Капабланкой и Эмануилом Ласкером, выигранный кубинцем 6,5:3,5. Тогда говорили: блиц, что переводится с немецкого как «молния», содействует развитию быстрой сообразительности. Но встречались и уничижительные комментарии насчет «поверхностного стиля игры». Или вот Михаил Ботвинник, который тоже известным противником блица слыл, считал, что пятиминутки наносят вред шахматному искусству. Он был большим аналитиком, а блиц в его представлении грубо разрушал идеи. Хотя, по слухам, сам в окружении своих помощников играл, если знал, что в концовках партий на предстоящих турнирах или матчах могут возникнуть сложности в цейтноте и придется быстро принимать решения. Одним словом, тренировался, хотя на людях никогда не играл и всем говорил, что это вредно.

– Профессиональный подход.
– А он у него во всем присутствовал. Если Ботвинника ждал курящий противник, а на матчах за звание чемпиона мира разрешалось курить прямо за доской, Ботвинник днями напролет заставлял дымить свое окружение, чтобы это потом не раздражало его во время партий.

– А вот Михаил Таль и курил, и блиц обожал, это так?
– Да, именно он считается первым неофициальным чемпионом мира по блицу – 1988 года. А первым чемпионом мира по рапиду стал в 2001году Гарри Каспаров, в 2003-м – Виши Ананд. Сейчас вот в Берлине чемпионом по блицу, причем уже в третий раз, стал Александр Грищук. У Магнуса Карлсена два таких титула. Кроме того, он в этом году, как и в прошлом, стал чемпионом мира по рапиду.

– Ликбез проведите: рапид и блиц не одно и то же?
– Разница в контроле времени. Хотя с укороченным контролем играли давно, рапид в ранг соревнований мирового масштаба вошел благодаря  изобретению Роберта Фишера. Он придумал не только свои шахматы, где компьютер произвольно расставляет фигуры в начале партии, а еще и свои часы, позволяющие устанавливать любой режим времени. Классический рапид, или, как еще у нас говорят, быстрые шахматы – 25 минут на партию плюс десять секунд на ход. Но сегодня чаще играют по 15 минут, чтобы успеть провести за день больше туров.

Блиц тоже несколько видоизменился: 3 минуты на партию плюс 2 секунды на ход. Современные шахматные часы автоматически добавляют время, и в блице практически получаются те же пятиминутки, как раньше: средняя длина партии 40–50 ходов, прибавьте на каждый по две секунды.

– А зачем такие нововведения?
– Чтобы не было, как говорят шахматисты, «игры на кнопку». Видишь, что у соперника время заканчивается, и просто стараешься сбить флаг, не заботясь о смысле ходов. А при добавлении даже двух секунд на ход соперник продолжит борьбу в партии.

– Значит, теория при игре в блиц все-таки необходима, на одних быстрых движениях не выиграешь?
– У каждого свои схемы. Есть варианты, когда можно сделать побольше ходов не задумываясь. А тот же Чепукайтис, например, имел несколько позиций просто удивительных. Например, он просто ставил черные пешки на е6 и на d6, коней выдвигал на е7 и на d7, и получалась с точки зрения шахмат малопривлекательная позиция, которая в игре с классическим контролем квалифицированных соперников просто не должна возникать на доске. А он, хитрец, эту позицию играл многократно и  досконально изучил дальнейший ход событий. Соперник пытался опровергнуть тупую игру и начинал думать, теряя столь драгоценное время. А Чепукайтису только это и нужно было. Но, как правило, играют все-таки то, что привычно, на чем набита рука. Не стараются удивить, ищут варианты, где самому вольготнее и все знакомо.

– Значит, общий уровень игры в блиц или в рапид несравним с классическими шахматами?
– Отдельные партии, а чаще их фрагменты могут быть очень интересными. В этом плане есть замечательная история про то, как Виктор Корчной и Михаил  Таль в 1964 году играли в «живые шахматы» на стадионе имени Ленина (нынешний «Петровский), и Корчной применил такую яркую теоретическую новинку, что партия вошла потом во все справочники. Поступить так мог только Корчной, который хотел удивить целый стадион, не вдаваясь в подробности, есть ли среди зрителей знатоки шахмат, и не задумываясь о том, что эту домашнюю заготовку и возникший вариант вполне мог приберечь на будущее и заработать очко в каком-нибудь важном турнире. Вот и в блице обычно обходятся без домашних заготовок.

– Сегодня есть шахматисты, которые специализируются на блице, как Чепукайтис в свое время?
– Нет, таких среди профессионалов практически не осталось. Все вынуждены играть и блиц, и рапид, потому что теперь это элемент больших шахмат. Например, второй  чемпионат мира по так называемой нокаут-системе выиграл в 1999 году петербуржец Александр Халифман. Она предполагала, что из классических шахмат при равном счете переходят в быстрые, далее – в блиц. И если ты не владеешь каким-то из элементов, ты не имеешь шансов достичь успеха в соревновании.

В Кубке мира та же схема: проводят две классические партии, если равный счет – переходят на быстрые шахматы, не выявили победителя – блиц, опять ничья – так называемый «армагеддон». Снова играют блиц, только белые получают для обдумывания на минуту больше, зато имеющий черный цвет в случае ничьей объявляется победителем.

– Минута – это не слишком много?
– Ничья черными еще большее преимущество. В Кубке мира выход в следующий круг, если переводить на деньги, это плюс 4–10 тысяч долларов. И практика показывает, что вытянуть при жребии черный цвет хотят чаще. И это понятно – с ничьей в кармане, когда знаешь, что она тебя устраивает, играть проще, ты можешь «сушить» позицию. А гроссмейстеры высокого класса делают это весьма успешно.

– В финале последнего Кубка мира участники по регламенту проводили четыре партии классических, наш Петр Свидлер выиграл первые две, но затем уступил Александру Карякину в двух следующих и на тай-брейке. Что случилось?
– Да Свидлер и третью партию должен был выигрывать практически одним ходом, да поспешил. Это был несчастный случай. Петр уже все-таки двадцать с лишним лет выступает на высочайшем уровне, нервная система поизносилась, он на 15 лет старше соперника, а тут еще этот тай-брейк...

– Футболисты перед кубковыми играми специально тренируют пенальти на случай послематчевой серии. Подготовиться к партиям в быстрые шахматы можно?
– Только отчасти. Есть определенные принципы подготовки, которые шахматист накапливает с годами в шахматах. Просто нужно меньше думать, когда ты играешь не классическую партию, а  рапид. И еще меньше, если блиц. И уж всяко нельзя «засыпать» за доской, а такие случаи в шахматах тоже бывали. А если серьезно, то никакой специальной подготовки, разве что можно посоветовать опираться на более проверенные варианты и стараться избегать незнакомых позиций.

– Но кому-то из шахматистов, наверное, милее блиц, кому-то – рапид?
– Ян Непомнящий, у которого 41-й рейтинг в классике, занял в Берлине второе место за Карлсеном в рапиде. Он просто всегда играл в них лучше, чем в классические, потому что скорость в игре – его отличительная особенность. Но это, скорее, исключение. ФИДЕ теперь ежемесячно подсчитывает рейтинг по всем трем разновидностям шахмат, и что у Карлсена, что у большинства других гроссмейстеров он примерно одинаковый во всех трех номинациях.

– Значит, не может быть такого, чтобы в классических шахматах я был пятым, а в блице или рапиде, скажем, 105-м?
– Разница в местах бывает, но не такая значительная. Вот наш петербуржец Никита Витюгов обычно во второй-третьей мировой десятке в классике, те же позиции в блице, а в рапиде рейтинг сейчас не так высок. Здесь еще надо учитывать, что в блице или рапиде можно добавить или потерять много рейтинговых баллов за один турнир – по 70–90, в классике такого не бывает, потому что шахматисты с высоким рейтингом играют, как правило, с себе подобными. В соревнованиях же по рапиду и блицу разброс рейтингов у игроков очень большой. Организаторы турнира в Берлине, кстати, учли это обстоятельство и побеспокоились об имидже своего детища. Они сразу объявили, что количество участников будет не более двухсот и оговорили нижнюю границу рейтинга, чтобы не было наплыва «прохожих». В итоге среди участников чемпионата были  полторы сотни гроссмейстеров.

– За быстрые шахматы платят и быстрые деньги. Можно хорошо заработать за пару дней?
– Карлсен в Берлине выиграл рапид, занял только шестое место в блице и в сумме заработал 51000 евро. В прошлом году, когда победил в обоих соревнованиях, его призовые составили 80 тысяч евро. Деньги действительно зарабатываются достаточно быстро: два дня один турнир, за три – другой. И материальный фактор более чем серьезен в плане популяризации быстрых шахмат. Но обратим внимание на то, что все приличные суммы завоевали игроки с именами! Если раньше мастер спорта мог быть «подвешен» на заводе или еще где-то, считался профессионалом и получал зарплату, то теперь и гроссмейстерам приходится трудно зарабатывать на жизнь. Одно только звание не гарантирует финансового благополучия, и чтобы кушать, надо постоянно играть. В классические шахматы турниров стало меньше, желающих вкладывать деньги в призовые фонды – тоже, а шахматистов высокого класса становится больше. И потому что детские школы успешно работают, и потому что есть возможность через компьютер получить любую методическую или теоретическую информацию. Роль тренера вторична.

Это раньше люди корпели с помощниками над отложенными позициями. Когда же настали времена, что можно включить машину и она просчитает любую позицию до конца, необходимость в таких творческих лабораториях просто отпала. Прежде создавали бригады, работа этих людей была едва ли не решающей – во время матчей на первенство мира самым главным было искусство анализа. Чернорабочие гроссмейстеры штудировали позиции, а мэтры, те, кто непосредственно играл, дополняли их уже своими идеями, если идеи, конечно, возникали. Теперь никакого доигрывания не бывает, все происходит быстро

– И никаких творческих бригад?
– Только если для работы над дебютами, чтобы можно было чем-то удивить соперника в самом начале, предложить ему новинку. И если ты профессионал, если хочешь просуществовать в шахматах подольше, приходится много ездить, играть в турниры по блицу, по рапиду, в классические шахматы. Ты просто обязан культивировать все три вида. Только шахматисты первой десятки рейтинга имеют цикл своих супертурниров и могут рассчитывать на безбедное существование. Остальным приходится пахать и пахать, играть и играть...

Рейтинг-лист ФИДЕ по состоянию на октябрь 2015 года

Классические шахматы

 1. М. Карлсен (Норвегия) – 2850
 2. Х. Накамура (США) – 2816
 3.В. Топалов (Болгария) – 2813
 4. В. Ананд (Индия) – 2803
 5. А. Гири (Голландия) – 2798
 6. Ф. Каруана (США) – 2796
 7. Л. Аронян (Армения) – 2784
 8.Д. Лижэнь (Китай) – 2782
 9. В. Крамник (Россия) – 2777
 10. А. Грищук(Россия) – 2774.  

Блиц

1. М. Карлсен (Норвегия) – 2914
 2. Х. Накамура (США) – 2887
 3. М. Вашье-Лаграв (Франция) – 2854
 4. Я. Непомнящий (Россия) – 2840
 5. Л. Аронян (Армения) – 2817
 6. А. Грищук (Россия) – 2814
 7. Т. Раджабов (Азербайджан) – 2808
 8. Д. Навара (Чехия)
 9. С. Богданович (Украина) – 2804
 10. А. Гири (Голландия) – 2793.

Рапид

1. Х. Накамура (США) – 2850
2. М. Карлсен (Норвегия) – 2847
3. А. Грищук (Россия) – 2846
4. В. Иванчук (Украина) – 2835
5. Л.Аронян (Армения) – 2830
6. Ф. Каруана (США) – 2829
7. С Карякин (Россия) – 2805
8. В. Ананд (Индия) – 2800
9. В. Крамник (Россия) – 2789
10. Я. Непомнящий (Россия) – 2789             

Сергей ЛОПАТЕНОК









Lentainform