16+

«Странно, что будучи призывником, солдат подписал контракт и сразу попал в Сирию»

09/11/2015

ЭЛЛА ПОЛЯКОВА

Об истории солдата-контрактника Вадима Костенко, погибшего в Сирии, я прочитала с ужасом. К великому сожалению, наш опыт говорит, что верить версии Минобороны о самоубийстве этого молодого человека, не стоит.


       По этой ситуации к нам никто не обращался. Поэтому я могу высказывать исключительно личное мнение. Та версия, которую выдвинуло Министерство обороны, о письме от девушки, – это просто тихий ужас. Если тело было изуродовано, как свидетельствуют очевидцы, значит, там случилось какое-то событие. Но еще больше меня насторожило другое. Вадим был военнослужащим по призыву. Вдруг он в июне, во время призывной службы, неожиданно заключил контракт. А мы имеем опыт в Каменке – когда ребят, призывников, принуждали к заключению контракта. Это запрещено, это незаконно. Во время службы никто не имеет право заставить солдата подписывать контракт. Вот закончил службу, тогда ради Бога, ты взрослый человек и можешь претендовать на службу по контракту. Еще один вопрос, почему Костенко сразу попал в Сирию?! И с этого момента начинаются сплошные вопросы, которые пока остаются без ответа.
 
Даже если бы это было самоубийство – к сожалению, и среди контрактников подобное не редкость. Я – живой тому свидетель. Когда я была на выездном заседании Президентского Совета в Грозном, в воинской части, я была просто потрясена. Ведь там служат только по контракту, взрослые, казалось бы, люди. Но отношение к ним, к человеческой жизни там было просто скотское. И как результат – разрушенные семьи, жизни. А случаи действительно бывают разные – это и эксплуатация контрактников, убийства, издевательства и прочее.
 
Еще один момент – если солдат покончил с собой, то в таком случае родным предоставляется единовременная страховая выплата. Однако важно то, что сама по себе эта лукавая формулировка – «самоубийство» – априори ставит крест на дальнейшем расследовании произошедшего в той воинской части. Это, по сути, прикрытие преступления, которое там, может быть, было совершено.
 
В случае гибели военнослужащего, наступившей при исполнении им обязанностей военной службы, либо смерти, наступившей вследствие военной травмы, каждому члену его семьи выплачивается ежемесячная денежная компенсация. Безусловно, при этом страховые выплаты также сохраняются. Иными словами, государство до конца жизни будет обязано финансово поддерживать родственников.
 
Тем временем, Минобороны предложило короткие контракты для желающих бороться с международным терроризмом. И самое ужасное, что этих самых желающих получить, условно говоря, «легкие деньги», будет очень много. В нашей стране это вообще больная тема. Есть такой диагноз ПТСР (посттравматическое стрессовое расстройство). Этим заболеванием страдают те люди, которые пережили «горячие точки» – Афганистан, Чечню или любые другие войны. Они не реабилитированы, им трудно найти себе место в гражданской жизни, в семье. Поэтому у них не остается другого выхода, кроме новой войны. К сожалению, таких людей, ввиду истории нашей страны за последние десятилетия, очень много. У нас нет серьезной государственной системы реабилитации таких людей, чтобы они могли вернуться в гражданскую жизнь и жить в ней комфортно. И в итоге, мы имеем огромное количество «добровольцев», умеющих обращаться с оружием и способных убивать.             
 
ранее:










Lentainform