16+

«Если бы не музеи, в «богоборческие времена» большинство храмов бы погибли»

12/11/2015

«Если бы не музеи, в «богоборческие времена» большинство храмов бы погибли»

На недавнем президиуме Союза музеев России, который состоялся в Перми, Михаил Пиотровский, президент союза, предложил временно приостановить передачу религиозным организациям того недвижимого имущества религиозного назначения, которое сейчас занимают учреждения культуры: музеи, библиотеки, консерватории и т.д.


          Согласно закону о церковной реституции 2010 года (по которому РПЦ требовала передать ей Исаакиевский собор), после обращения религиозной организации с требованием передачи такого имущества, оно должно быть передано церкви. Максимальный срок – 6 лет, это время отводится учреждениям культуры, чтобы переехать на новое место. За комментариями по поводу инициативы моратория «Город 812» обратился к директору Эрмитажа Михаилу Пиотровскому. 
 
– На какой срок необходим мораторий?
– Я говорил о моратории в интеллигентном, а не юридическом  смысле. Речь идет о предложении Союза музеев России начать обсуждение с церковью этой проблемы, заняться совместным поиском взаимоприемлемых решений.
 
Мораторий на закон – это ситуация конфронтации, мы предлагаем совместное обсуждение.
 
Сложившаяся еще в постсоветское время система совместного использования памятников работает. Неправильная постановка вопроса – в советский период все было ужасно, кровью искупим свою вину. На самом деле именно музеи в «богоборческие времена» сохранили здания. Большинство храмов, где не было музеев, погибли безвозвратно. Не менее важно, что религиозное знание сохранялось именно в музеях, Эрмитаж со своими лоджиями Рафаэля учил Евангелию, священной истории и всему остальному. У нас есть хороший пример – совместное использование Большой церкви Зимнего дворца. И это входит в программу развития музея.
 
Новая система издания копий памятников, их освящения – тоже сложившийся рецепт.
 
Начинает складываться практика взаимной координации при переездах.
 
– Вы говорите об Исаакиевском соборе?
– Конечно. Это не пример того, что кто-то кого-то победил. Существующие экономические условия диктуют именно нынешний вариант совместного использования собора.
 
В Перми заключен договор между городской властью, епархией и музеем: да, музей выезжает из храма, но только после того как получит помещение, пригодное для его нормальной  работы.
 
– Ну так в существующем законе как раз и говорится о необходимости обеспечить учреждения культуры новыми помещениями. Зачем тогда мораторий?
– Мы живем в условиях кризиса: вместо трехгодового бюджета у нас будет бюджет на один год. Всем, кто имеет дело с бюджетом, очевидно: в ближайшее время у государства не будет средств на строительство новых зданий или приспособлений существующих.
 
Это важный момент для многосторонних переговоров. Я буду встречаться с Владимиром Толстым, советником президента по культуре, напишу письмо патриарху от Союза музеев России, проведем встречи с патриаршим советом по культуре, с общественным советом при Министерстве культуры, с Общественной палатой.
 
Если совместно мы достигнем соглашения о моратории на действие закона, то только тогда уместно обращаться к депутатам.
 
– На сайте «Хранители наследия» среди проблемных точек отношений музеев и церкви называются Рязань, Звенигород, Старочеркасская. Что там за проблемы?
– Мы составили список таких болевых точек и будем держать их под контролем Союза музеев России. В Рязани это светские здания на территории кремля, на которые претендует церковь. Подобные проблемы существуют в Ярославле, но там удалось создать круглый стол для обсуждения проблем развития музеев, реставрации и дальнейшего использования культовых зданий-памятников для церковных служб.
 
В Старочеркасской идут споры, кому – музею или церкви – должно принадлежать атаманское подворье, помещение совершенно светское.
 
– А что делать с Музеем Арктики и Антарктики  в Петербурге, который находится в здании церкви, и приход требует это здание себе?
– Музей должен быть спасен. Нет пока никаких альтернатив для его размещения, а требуются очень хорошие альтернативы: этот музей должен активно развиваться. И это вопрос для совместного обсуждения всех заинтересованных сторон, включая полярных исследователей и Росгидромета, которому музей принадлежит. Исследование Арктики и Антарктики, напомню, национальная идея. С передачей здания на улице Марата можно подождать.              

Дмитрий НОВИК











Lentainform