16+

Почему организатор расстрела царской семьи так дорог патриарху Кириллу

13/11/2015

ОЛЬГА СЕРЕБРЯНАЯ

Когда ничего толком сделать нельзя, люди ударяются в частности. Теорию малых дел не вчера придумали: чем устраивать бессмысленные покушения на государя императора, лучше работать в земстве. На минувшей неделе весь российский Фейсбук кинулся помогать московскому земству.


           У них там есть станция метро «Войковская» (на которой добрая половина участников дискуссии никогда не бывала, потому что она далеко), и ее уже лет 25 хотят переименовать. Но 25 лет назад было не до малых дел, потому что еще можно было делать крупные, потом настала эпоха всеобщего довольства, а недавно вдруг обнаружилось, что власти Москвы не просто не собираются стирать «Войковскую» с карт метрополитена, но планируют добавить на карту города новый пересадочный узел – и тоже под названием «Войковская». 
 
Сделать это очень просто: за 25 лет непереименования «Войковской» выросло целое поколение, которое понятия не имеет, за какой подвиг товарищ Петр Войков удостоился в свою честь целой станции. Поэтому можно устроить голосование на городском сайте, инструменте электронной демократии «Активный гражданин», и спросить: вы за или против? Не упомянув при этом ни участия Войкова в убийстве царской семьи, ни обстоятельств его смерти, ни даже годов жизни. Ну Войков и Войков. Вполне благозвучно. А если соотношение голосов будет складываться не в пользу Войкова, их вполне можно накрутить – электронная демократия это позволяет.
 
Что и возмутило фейсбучную общественность. Причем больше всех гневались даже не условные либералы-антикоммунисты, а махровые националисты, еще год назад призывавшие русские танки на Киев. Егор Холмогоров даже поклялся уехать из столицы: «Если Войковская будет демократически непереименована, то Москва провалится в ад. Если мой город окажется городом цареубийц, я сменю прописку». Православный громила Энтео писал в Твиттере, что Войков «террорист, наркоман, вор и убийца детей». Казалось бы, удивительно удобный момент для создания общественного консенсуса хоть по какому-то вопросу, но не тут-то было: московское руководство стало цепляться за Войкова, как коммунисты за мавзолей. 
 
Руководительница «Активного гражданина» Елена Шинкарук даже взялась отрицать участие Войкова в расстреле царской семьи – как будто одно только неучастие в нем является достаточным основанием для называния станции метро в честь неучастника. 
 
Логику властей попытался реконструировать Дмитрий Ольшанский: «Дело в том, что ни Путину, ни Медведеву, ни Собянину, ни патриарху Кириллу просто не пришло в голову предложить такое переименование самим, первыми проявить инициативу. И тут об этом подумали обычные люди. А когда чего-то требуют люди «снизу» – все, это харам, т.е. запрещено. Никогда нельзя делать то, чего требуют люди. А то мало ли, сегодня проявишь слабость, станцию переименуешь, а завтра чего они захотят, холопы оборзевшие? Сто раз бы уже избавились от Войкова, если б не забыли, – и вот теперь народ помешал». 
 
И получилось вроде бы складно, потому как избавиться от Войкова в качестве топонима в момент повышенного интереса к царским останкам или, как пишет Роман Попков, «оглушительного мракобесно-монархического воя», было бы на руку и РПЦ, причислившей жертв Войкова к лику святых, и Министерству культуры, неустанно трудящемуся над созданием какой-то державности. Но вот беда – объяснение Ольшанского опроверг сам патриарх. Выступая на открытии выставки «Православная Русь. Моя история. XX век. 1914–1945», глава РПЦ призвал общественность воздержаться от поношения советской власти: «Успехи государственного руководителя, который стоял у истоков модернизации страны, нельзя подвергать сомнению, даже если этот руководитель отмечен злодействами». Ну а какая модернизация без отказа от самодержавия? 
 
Дело получается не в том, что нельзя потакать народу, дело в том, что Войков, будь он трижды злодей, осуждению не подлежит. Святые приходят и уходят, а государство будет стоять вечно. Имперское оно или советское, патриарху разницы нет. Он же занят делами великими, а не малыми.            

ранее:











Lentainform