16+

Эпидемия поджогов: версии о том, кто сжигает автомобили в Петербурге

16/11/2015

Эпидемия поджогов: версии о том, кто сжигает автомобили в Петербурге

В Петербурге поджигают автомобили. В сентябре, например, на Шуваловском проспекте сгорели «Фольксваген» и «Мицубиси». На Бассейной улице – «Рено», БМВ и «Ситроен». В одну ночь в Купчине произошла целая серия поджогов: сначала на Белградской улице сгорели «Форд Мондео», «Крайслер» и «Газель». Затем на Будапештсткой – «Рено Дастер» и «Вольво». В октябре поджоги продолжились.


        В сообществе «ДТП и ЧП в Санкт-Петербурге» граждане азартно строят версии: что это – осеннее обострение у пироманьяков, месть конкретным хозяевам авто (хотя при этом страдают посторонние автомобили) или акция владельцев платных стоянок с целью завоевать для себя больше клиентов?
 
Иногда поджигателей успевают разглядеть. В Петергофе видели двоих: парня и девушку. В Горелове 14 октября машины поджигал «мужик с канистрой». Иногда поджигатели обходятся без бензина и просто бросают под днище зажженные бумажки. В этом случае машину можно спасти – так было в Пушкине. В ту ночь, 12 октября, неизвестный злоумышленник попытался поджечь три машины, но сгорели только две. Зато не повезло еще двум машинам в других районах: в Стрельне и на Октябрьской набережной. 8 октября сгорели несколько машин премиум-класса: БМВ, «Рендж Ровер», Rover и «Мерседес» – у стоянки бизнес-центра «На Лиговском». До этого 6 октября сгорела машина на улице Карпинского: тут предполагали, что это месть хозяину – владельцу продуктового магазина. 
 
Поджог автомобиля не считается тяжким преступлением, даже если нанесен серьезный ущерб, даже если пострадали люди. По статье 167 часть 2 максимальный срок поджигателю – 5 лет заключения, и то если наступили тяжелые последствия: например, погиб человек. Возможна замена ареста принудительными работами. Если бы автоподжоги классифицировали как хулиганство, а не как уничтожение имущества (пусть и общеопасным способом), наказание было бы жестче.  Автомобилисты с такими мягкими санкциями не согласны, конечно. Тем более что для многих поджог – не просто потеря денег, но зловещий месседж: завязали морским узлом антенну на машине – явный намек, что и со мной так будет.
 
Точной статистики пожаров нет. По данным Управления противопожарной службы, в год регистрируется около сотни автомобильных поджогов. И цифра не растет. В прошлом году их было119, в этом году (январь-сентябрь) – 75. И это в два раза меньше, чем, например, в Свердловской области. 
 
А вот у страховщиков другие данные. Так, по оценкам компании «Ренессанс Страхование» за прошлый год у них было зарегистрировано 35 автомобильных пожаров. Если помножить эту цифру на 10 (по количеству крупных страховщиков в регионе), а потом еще раз на 10, потому что КАСКО оформлено лишь у 10% автовладельцев, а без КАСКО к страховщикам не обращаются, – то получится, что в городе настоящая эпидемия поджогов. 
 
Истина, наверное, где-то посередине.
 
Обычно уголовные дела по фактам поджогов возбуждает полиция, но иногда это делают сами пожарные дознаватели – если факт поджога неоспорим: например, попал на камеры видеонаблюдения. 
 
«Проверка, – пояснил зам. начальника отдела дознания Управления противопожарной службы Алексей Нестеров, – начинается с того, что ищутся посторонние предметы в машине, потому что обычно злоумышленник разбивает камнем окно, потом бросает внутрь зажигательную смесь. Конечно, отпечатки пальцев с камня уже не снять, но его все равно ищут. Потом берут пробы земли под днищем и соскобы с поверхностей, чтобы установить присутствие бензина. Ищут поблизости выброшенные канистры. По совокупности признаков делают вывод: был этот поджог или нет». 
 
Хотя сами дознаватели говорят: загореться самостоятельно машина в теории может даже при выключенном моторе – силы тока в аккумуляторе для этого хватит. Но это бывает так редко, что можно сказать, не бывает вообще. Страховщики подтверждают: они крайне редко отказывают в выплате, если имел место пожар автомобиля. Ни в этом ни в прошлом году не отказали ни разу.
 
 «Горят самые разные машины, – заявил Антон Горбачёв, руководитель группы Управления андеррайтинга автострахования Северо-Западного дивизиона «Ренессанс Страхование». – От отечественных легковых авто до Alfa Romeo и грузовиков Scania. Горят, несмотря на то что застрахованные машины владельцы стараются парковать в охраняемых местах. Еще мы заметили, что поджоги учащались в июле и вот сейчас – в октябре». 
 
«На моей памяти самый дорогой сожженный автомобиль – это «Кадиллак», – вспоминает дознаватель Нестеров, – который спалили прямо на охраняемой стоянке. Да еще днем, в присутствии сторожа. Кстати, платные стоянки от огня не защитят. В договоре обычно не прописано, что они обязуются охранять машину и возмещать ущерб. А поджечь машины можно и через забор».
 
Поймать злоумышленников почти никогда не удается, даже если автовладелец  рассказывает, с кем у него конфликт. Говорят, что поджог машины в отместку за помятый газон – не редкость. В начале года одному внедорожнику сначала подкладывали бумажки под дворники, потом расцарапали, а через пару месяцев сожгли. Это сам владелец рассказал дознавателям. Кстати, недавний пожар на Бассейной тоже наводит на мысль о радикалах-экозащитниках: все пострадавшие машины стояли на траве.
 
Самыми опасными районами у пожарных считаются Приморский, Кировский, Фрунзенский и Василеостровский.               

Нина АСТАФЬЕВА











Lentainform