16+

Принесет ли Мутко себя в жертву ради завершения допингового скандала

16/11/2015

Принесет ли Мутко себя в жертву ради завершения допингового скандала

В мировом спорте скандал, подобного которому трудно вспомнить. В центре внимания российские легкоатлеты. И не только они. Россию открыто обвинили в поддержке на государственном уровне тех, кто использует стимулирующие средства. Результатом расследования, проведенного независимой комиссией Всемирного антидопингового агентства (WADA), стала не только очередная дисквалификация пяти спортсменов и пяти тренеров сборной России, но и рекомендация об отстранении всех российских легкоатлетов от всех соревнований под эгидой Международной ассоциации легкоатлетических федераций (IAAF). В том числе предстоящих следующим летом Олимпийских игр–2016 в Рио.


        Допинг в спорте использовали с незапамятных времен, скандалы и скандальчики случаются регулярно, но у нынешней истории есть четкая отправная дата. Чуть меньше года назад, 3 декабря 2014 года, немецкий телеканал ARD показал 60-минутный документальный фильм «Тайный допинг: как Россия готовит своих победителей». В нем утверждалось, что в России спортсмены могут спокойно помогать себе стимулирующими средствами, потому что Всероссийская федерация легкой атлетики (ВФЛА) договорилась с IAAF, и любую грязную пробу за определенную сумму можно оформить как чистую. 
 
Несколько смущали, конечно, не всегда понятные съемки скрытой камерой, заретушированные лица с измененными голосами и якобы выкраденные документы, демонстрировавшиеся авторами в подтверждение.  В итоге Российская федерация легкой атлетики назвала немецкую ленту «грубо спланированной попыткой очернить российскую легкую атлетику и весь российский спорт в целом», а ее президент Валентин Балахничев, один из главных персонажей, вместе с министром спорта РФ Виталием Мутко дружно обещали засудить и ARD и его автора Хайо Зеппельта, давно специализирующегося на теме допинга. Немец начал в свое время с документального фильма об использовании допинга в детском спорте в ГДР, затем разоблачил известного немецкого врача, сотрудничавшего с испанскими велогонщиками, которые попались на допинге, раскритиковал работу Национального антидопингового комитета Германии и лично Томаса Баха, недавно возглавившего Международный олимпийский комитет, что вызвало общественные дискуссии в стране. В серии «Тайный допинг» до России были репортажи из Китая, Кении, Мексики, Северной Кореи и Белоруссии.
 
С момента выхода фильма в России поменяли президента ВФЛА и главного тренера сборной, дисквалифицировали нескольких не самых известных спортсменов и отстранили от работы знаменитого тренера олимпийских чемпионов по ходьбе Виктора Чегина, чьи подопечные чаще других попадались на допинге, но дело против немецких телевизионщиков до суда не довели. Говорят, только потому, что у нас просто нет квалифицированных юристов, разбирающихся в спортивной тематике.
 
Зато созданная после той же телепремьеры независимая комиссия WADA (ее честь и честь IAAF в фильме тоже были затронуты) выдала отчет на 323 страницах. Люди канадского адвоката Дика Паунда, самого первого руководителя созданной в 1999 году WADA, накопали немало. Если в общих чертах, то выводы там такие: применение допинга российскими атлетами носит системный характер, процесс курирует Министерство спорта, налицо случаи коррупции, деятельность Московской антидопинговой лаборатории (она якобы уничтожила полторы тысячи проб) курирует ФСБ.  И Виталий Мутко, по уверениям канадца, не мог не знать о допинговых злодеяниях, а если знал, то значит – покрывал преступников. 
 
Подобного рода обвинения, впрочем, не должны были стать для наших чиновников сюрпризом. Этой осенью прокуратура Франции предъявила обвинения Ламину Диаку, еще недавно возглавлявшему Международную федерацию легкой атлетики – IAAF. 
 
Официальная формулировка претензий в его адрес – получение взяток в обмен за отказ от санкций в отношении российских спортсменов, уличенных в употреблении допинга. И дело против 82-летнего сенегальца было открыто по мотивам все того же фильма на ARD.
 
Как и в случае с фильмом, у нас сразу стали искать неточности в последнем докладе  независимой комиссии WADA. Стали говорить, что он содержит предположения и домыслы, перепутаны фамилии и должности, а отдельные факты требуют обязательной проверки и расследования. Вспомнили, что выросший во времена холодной войны канадец Паунд никогда не ходил в друзьях у СССР и России, не забыли и про нынешнюю политическую обстановку, когда Запад готов использовать любую возможность, чтобы уколоть нашу страну. 
 
Только герои того самого немецкого фильма (который, кстати, так и не показали у нас, хотя мы все бы посмеялись, если это была подделка) теперь уже не на скрытую камеру, а в главной российской спортивной газете рассказывают, что у них вымогали деньги. Как Лилия Шобухова, трехкратная чемпионка марафона в Чикаго: «Перед Олимпиадой в Лондоне выяснилось, что у меня проблемы с паспортом крови, а это косвенные основания для дисквалификации. Сказали: чтобы выступить в Лондоне, надо заплатить».
 
На следующую после Лондона Олимпиаду не хотят теперь пускать не одну Шобухову, а всех российских легкоатлетов без исключения. Естественно, у нас увидели в этом политический след. Доклад независимой комиссии называют провокацией, устроенной с целью «спровоцировать и скомпрометировать Россию». Правда, тональность высказываний изменилась после совещания по спорту в Сочи, где Владимир Путин заявил, что «нужно защитить российских спортсменов», но не от нападок Запада, как многие ожидали, а «от допинга, поскольку это нужно для их здоровья, а также по причине того, что в спорте борьба должна быть честной». 
 
Сейчас спортивный мир ждет от России исправительных работ, пока нам надо определить кого-то в жертвы. Мутко для начала принял отставку исполняющего обязанности руководителя Московской антидопинговой лаборатории Григория Родченкова, но в данном случае явно требуется фигура более весомая. Некоторые считают, что такой может быть только сам Мутко.
 
Комментарий
 
Сергей Сидоренко, кандидат педагогических наук, заслуженный тренер России по легкой атлетике
 
– Вы поверили независимому докладу?
– Я сейчас уже не вхож в сборную страны, поэтому знаю только то, что есть в прессе. Но последние волосы на голове дыбом встают, когда слышу, что у Шобуховой просили 450 тысяч евро за чистую пробу и поездку на Олимпиаду. Всегда было так, что ты ни на какие соревнования не сможешь выехать, пока не пройдешь допинг-контроль. Но чтобы сами проверяльщики брали деньги...
 
– А зачем ей почти полмиллиона платить за Олимпиаду, ехать туда и еще выигрывать, если за победу на Играх государство платит только 50 тысяч? Ну еще автомашину можно в подарок получить.
– Так если ты не олимпийский чемпион и не призер Игр, тебя могут потом не пригласить на коммерческие старты, а там другие премиальные. Счет на миллионы долларов идет, тем более на марафонах. И не просто кэш за старт и за место на финише. Плюс рекламные набегают – от спонсоров, от телевидения. И призы у них солидные. Может быть, например, «Мерседес» последней марки. Сергея Бубку в Италии приглашали на соревнования в маленькие городки, но обещали хорошие призы, если он выигрывал с мировым рекордом. На моих глазах в 1980-е годы ему как-то ключи от «Феррари» вручали.
 
– Значит, правильно спортсмены требуют пересмотра результатов тех соревнований, где кто-то впоследствии попался на допинге?
– Перераспределять медали – это, на мой взгляд, глупость. Десять лет назад были одни препараты запрещены, сегодня другие. Список, как правило, увеличивается, но что-то и вычеркивают из него со временем. А ведь еще есть случаи, когда сначала дисквалифицируют одного, еще через пару лет – того, кто был вторым, и до него очередь доходит. Так в конце концов придется объявлять чемпионом занявшего четвертое место, а допинг-контроль проходят, между прочим, только призеры. Так что он, может, еще грязнее всех предыдущих. Сейчас на всякий случай спортсменам категорически запрещают использовать любые препараты, но все равно можно попасться, даже не подозревая об этом. 
 
– То есть?
– 1975 год. Легкоатлетический матч США – СССР. Нас повезли на экскурсию в Диснейленд, по протоколу положено трехразовое питание – завтрак, обед, ужин. Дорога дальняя, перед обратной дорогой выдали ужин сухим пайком – по половине курицы и большой бутылке кока-колы. Кока-кола ничем не отличалась от той, что у нас сейчас продается, а курицы я в жизни вкуснее не ел – слегка похрустывает, сочная. Сейчас вам рассказываю – слюнки бегут. Ели с преогромным удовольствием, как вдруг гид-американка, видно, насмотревшись на нас, говорит: «А у нас в Америке эти куры не положено до 16 лет есть». Спрашиваем: «Почему?» – «Их на анаболиках выращивают, чтобы быстрее росли». Мы, естественно, все побросали, ведь следы можно найти в крови и попасться на том же допинге.
 
– Может, провокация была? Сейчас тоже политику к истории с допингом примешивают.
– Дело, конечно, тонкое. И про политический заказ говорить повод есть. Финские лыжники, шесть человек, попались на допинге – никакой дисквалификации. В Норвегии биатлонисты все астматики, принимают стимулирующие препараты под видом лечения от астмы, и все им с рук сходит. В то же время Бена Джонсона на Олимпийских играх–1988 дисквалифицировали. Он установил рекорд мира на стометровке, а назавтра у него нашли допинг и отняли золотую медаль. Как рассказывают, просто захотели найти. И знаете, почему? У него спонсорский контракт с «Адидасом» был, а перед самой Олимпиадой он новый – с «Диадорой» – подписал. Немцы, а они тогда в основном в допинг-лабораториях работали, обиделись и тут же его завалили. Станозолол нашли, тогда еще совсем малоизвестный в большом спорте стероид. 
 
– Значит, личные отношения что-то в спорте тоже значат? 
– А как же. Помню соревнования по спортивной ходьбе в Лугано. Наши парни все выигрывали, мы явные фавориты. А старший тренер у ходоков такой грубоватый мужик был, накануне поссорился с судьями в баре, что-то они там не поделили. Наутро наших всех до финиша поснимали. Главный тренер сборной Тер-Ованесян такой разнос устроил: «Ну дурачок ты! Надо дружить, а не ругаться».          

Сергей ЛОПАТЕНОК









Lentainform