16+

«У нас в стране 245 тысяч депутатов — это же целый город...»

18/11/2015

ГЛЕБ СТАШКОВ

Премьер-министр Медведев рассказал о каких-то антикоррупционных требованиях, которые будут предъявляться к депутатам от «Единой России». И которые якобы сильно изменят состав депутатского корпуса.


      Сами требования меня что-то совсем не заинтересовали. Меня поразил количественный состав депутатского корпуса.
 
Оказывается, у нас в стране более 245 тысяч региональных и муниципальных депутатов. Из них 165 тысяч представляют «Единую Россию», но это уже мелочи.
 
245 тысяч! Это же целый город. Чуть побольше Сыктывкара и чуть поменьше Йошкар-Олы. 
 
Мне показалось, что об этом стоит написать. Но потом я вспомнил, что уже писал о муниципальных депутатах. 18 лет назад. 
 
Дело было так.
 
Мы с приятелем Федей, который сейчас иллюстрирует мои колонки, учились в аспирантуре. На факультете международных отношений. А если территориально, то в Смольном монастыре.
 
А стипендию нам выдавали в центральной бухгалтерии. В районе здания Двенадцати коллегий.
 
И мы пошли за стипендией. От Смольного собора до Двенадцати коллегий. Именно пошли. Пешком. Вышли на набережную и пошли вдоль Невы. 
 
Сейчас я бы поймал машину. Сейчас я, может быть, вообще за этой копеечной стипендией не пошел бы. А тогда мы были молоды и полны энтузиазма.
 
Стоял погожий зимний денек. Ярко светило зимнее солнышко, и белоснежный снег искрился… Нет, я так не умею. Оставим описания природы более даровитым авторам. А мы просто шли по грязному снегу.   
 
И дошли до забора. 
 
Забор можно было обойти, поскольку он шел к Неве, но до Невы не доходил. Заглянули за забор. Залаяла собака. А рядом с собакой ходил мужик.
 
– Можно пройти? – спросили мы мужика.
– Подходите, – сказал мужик. Сказал вежливо. 
 
– А собака не укусит? – спросил Федя.
– Не укусит, не бойтесь, – сказал мужик, на этот раз почти ласково.
 
Мы прошли. Неожиданно мужик изменился в лице.
 
– Вы проникли на территорию стратегического объекта, водопроводной станции, – заявил он, причем с явной угрозой.
– И чего? – спросили мы.
 
Мужик объяснил нам, что мы, скорее всего, диверсанты. 
 
Мне кажется, диверсанты так себя не ведут. Они не спрашивают, можно ли пройти и не укусит ли собака. Они травят собаку, оглушают мужика и проводят диверсию.
 
Но мужик придерживался другого мнения. Он задержал нас и вызвал милицию.
 
Сейчас клевещут, будто в лихие 90-е царил полный бардак. Категорически не согласен. Бардак царил, но не полный. Я вам, как говорится, не скажу за всю Одессу, но водопроводная станция всерьез охранялась. Мужиком и собакой.
 
Нас с Федей запихнули в козелок и отвезли в отделение милиции. Там с нас сняли показания. 
 
Почему-то долго расспрашивали про собаку. Наверное, должность собаки хотели сократить, а мужик пытался доказать ее необходимость и значимость.
 
Мы показали, что собака честно исполнила свой долг.
 
А потом нас отпустили. 
 
– Нам сильно повезло, – сказал Федя. 
– Чем?
 
– Тем, что мы попались сегодня, а не вчера. Вчера у меня в рюкзаке было три килограмма сухого проявителя для фотографий. Белый порошок с резким запахом. Точно сказали бы, что мы хотели отравить водопровод.
 
Он был прав. Даже более прав, чем думал. Нам повезло, что мы попались в либеральные 90-е, а не сегодня. Нынче бы нас, пожалуй, и без сухого проявителя посадили и стали раскручивать громкий диверсионный процесс. Скажем, процесс бандеровских диверсантов, пытавшихся отравить петербургскую воду. А тогда – отпустили.
 
А я тогда редактировал молодежную газету при партии «Яблоко». И сочинял передовицы. И описал эту историю. И добавил: «Молодежь, баллотируйтесь в депутаты местного самоуправления! Были бы мы депутаты, нас не посмели бы вот так запросто задержать и отвезти в милицию».
 
Партийное начальство на меня обиделось. Сказало, что я издевательски принизил великую идею местного самоуправления. И тем самым ее дискредитировал. 
 
Прошло 18 лет. Я стал мудрее. Гораздо мудрее. Сегодня я не написал бы того, что написал тогда. Потому что сегодня я знаю: нас запросто отвезли бы в милицию, будь мы хоть трижды депутаты местного самоуправления. 
 
А их, этих депутатов, 245 тысяч. Зачем? Не понимаю. Тогда понимал, теперь – нет. Видимо, сильно я идею-то дискредитировал.           

ранее:











Lentainform