16+

Крах «Трансаэро», запреты на вылеты в Египет: куда катится российская авиация

18/11/2015

Крах «Трансаэро», запреты на вылеты в Египет: куда катится российская авиация

Авиационную отрасль лихорадит – западные авиакомпании уходят из России, российским хотят запретить летать не только в Египет, но и в Турцию с Тунисом, «Трансаэро» ушло с рынка, 737-м Боингам запрещают летать...


          Сколько еще авиакомпаний не переживут этот год и что будут делать их потенциальные пассажиры, рассказал «Городу 812» глава аналитической службы агентства «АвиаПорт» Олег ПАНТЕЛЕЕВ.

– Совершенно очевидна монополизация рынка авиаперевозок – у нас остается один «Аэрофлот».
– Монополизации нет. На ряде направлений конкуренция жесткая, на ряде – нет. Широкофюзеляжные рейсы на Дальний Восток делили «Аэрофлот» и «Трансаэро». Плоские тарифы «Аэрофлота» провоцируют дефицит: билеты очень быстро скупают, и задолго до вылета билетов в эконом-класс уже нет. На ближайшие несколько месяцев билетов на эконом тривиально не осталось, потому что те, которые были, выдали на вывоз пассажиров «Трансаэро». Так вот, даже на Востоке есть какая-то конкуренция: в Хабаровск летает «ВИМ-Авиа», по ряду направлений «ЮТэйр», а еще регулярными перевозками стала заниматься новая авиакомпания – «Икар».

– С закрытием «Трансаэро» сократилось число вылетов из Петербурга, теперь наш новый аэропорт стоит полупустой. Зря, значит, строили, деньги вкладывали? Петербург превращается в авиационную провинцию: чтобы куда-то долететь, надо ехать в Москву или Хельсинки.
– Свои средства в аэропорт налогоплательщики не вкладывали, это деньги консорциума банков. С «Пулково» ничего плохого не случится, потенциал в долгосрочной перспективе не зависит от авиакомпаний:  одна ушла – другие придут. Просто наступила временная реакция на спад в экономике и снижение покупательной способности. Когда она восстановится – будут заметно увеличиваться спрос на авиаперевозки и нагрузки на аэропорт.

Хотя никто не спорит: политика по запрету полетов очень критична для международного авиапотока и будет губительной для авиакомпаний. Особенно если в черный список внесут не только Египет, но и Турцию с Тунисом. Полеты в Европу будут востребованы всегда, но надо подождать, когда людям будет по карману расплачиваться дорогим евро.

– Может, в России на фоне кризиса хоть лоукостеров прибавится?
– Будет только «Победа», которая пока получила коммерческие права лишь на полеты в Братиславу. Но перед ней стоит своя задача – не отнимать пассажиров у материнской авиакомпании, т.е. у «Аэрофлота». Иностранных лоукостеров привечать не будут.

– На чем в кризис будут экономить наши авиаперевозчики – на сервисе, на ремонте самолетов?
– На всем, где это возможно без ухудшения уровня безопасности. На ремонте – нет, на питании и багаже – да. Начнут обсуждать условия лизинговых платежей, хотя маловероятно, что их удастся изменить, будут пересматривать планы по расширению парка воздушных судов. Не то что совсем не будут покупать самолеты, но явно сосредоточатся на среднемагистральных аппаратах на 100 мест, а не на широкофюзеляжных. Обновления будут происходить, потому что самолеты нового поколения обеспечивают лучшую себестоимость рейса, но все зависит от того, какие им предложат лизинговые условия. С учетом изменений на рынке труда не станут повышать зарплату персоналу и вообще будут сокращения, но за счет менеджмента, а не летного состава.

– А что в итоге будет с Боингами-737, которые упорно хочет запретить МАК – Межгосударственный авиационный комитет?
– Приостановить полеты, по большому счету, невозможно: и в кратко- и в среднесрочной перспективе это может иметь серьезные негативные последствия для всей гражданской авиации. На первых порах это будет серьезным ударом по авиакомпании «Аврора» (обслуживает Дальний Восток), потому что она владеет пятью такими Боингами, и все они числятся в российском реестре. А всего таких самолетов в Росреестре шесть. Вот их-то полеты и собираются приостановить.

Кто понесет при этом наибольшие потери – так это сам реестр. Никто теперь не захочет регистрировать свои суда в России, если завтра их эксплуатация по решению МАК будет запрещена. Они будут в реестре Бермуд или Ирландии.

Сейчас ситуация получилась парадоксальная: можно запретить Боинг-737, числящийся в нашем реестре, а другой Боинг-737 с точно такими же техническими характеристиками, но значащийся в другом реестре, – нельзя. Тут уже вопросы к самому Авиационному комитету: что это за организация такая, что ее указания можно смело игнорировать? Получается, самолеты, зарегистрированные в России, опасны, а за границей – нет? Это недопустимая коллизия, единственный из нее выход – потихоньку все замять.

– Но история  с этими Боингами  не на пустом месте возникла, а после катастрофы в Казани в 2013 году.
– При этом расследование катастрофы не закончено, окончательный отчет не опубликован. Если в нем содержатся указания на конструктивные дефекты, тогда становится понятно, что самолет небезопасен. Но отчета пока нет, а есть внутренняя переписка между Росавиацией и МАК. Надо как-то решать тогда вопрос, в каком правовом поле эти организации работают и какой официальный  статус имеет эта переписка.

– А почему в нашем Росреестре числятся только 4 процента воздушных судов, а остальные – на Бермудах?
 – По большому счету, это пожелания лизинговых компаний. Для них система поддержания летной годности, принятая на Бермудах или в Ирландии, проще и понятней. Лизингодатели не доверяют самой нашей системе, которая не только на бумаге, но и на деле не отвечает требованиям контроля.

– Что теперь будет с самолетами «Трансаэро», которые зачем-то увезли на хранение в испанский аэропорт Теруэль? Что же – эти новые самолеты «Аэрофлоту» оказались не нужны?
– В Испании пройдет аудит состояния воздушных судов, выяснят, какие комплектующие находятся на борту, сколько надо вложить для летной годности. На первые 14 самолетов заключена сделка «Аэрофлота» с компанией «Сбербанк Лизинг». В дальнейших планах «Аэрофлота» – взять 35 самолетов. Про остальные информации нет, а всего, напомню, у «Трансаэро» было 104 борта. Есть у «Трансаэро» еще 5 самолетов отечественного производства – Ту-204 и Ту-214, они переданы компании «Ильюшин Финанс». Те нашли интересантов на грузовой самолет Ту-204 и начали искать на 214-е. «Аэрофлот» намерен иметь однотипный парк самолетов, зоопарк ему не нужен, поэтому в «Тушках» он не заинтересован. Некоторые машины сейчас дороже доводить до летной годности, чем пытаться потом на них заработать.              

Нина АСТАФЬЕВА








Lentainform