16+

«Хочется спросить: члены жюри «Золотого софита» видят театральные премьеры лично?»

18/11/2015

ЛИЛИЯ ШИТЕНБУРГ

В Петербурге в 21-й раз вручили театральную премию «Золотой софит». Тем, кто ее получил, было приятно, а те, кто ее не получил, ничего не потеряли.


        Некоторое время назад «Золотой софит» выглядел ностальгическим анахронизмом: механизм его присуждения был целиком основан на патриархальных закулисных связях, так называемых «хороших человеческих отношениях». То есть, конечно, могли дать премию и кому-нибудь относительно молодому и перспективному – но эдак снисходительно, с «доброй лукавинкой», с барского плеча. А в основном давали либо тем, кого в питерском театральном мирке принято побаиваться, либо тем, кто еще послужит, либо чтобы создать иллюзию равномерного распределения благ (там тонкая игра во второстепенных номинациях), либо потому что больше некому. Ну и актерам – по сентиментальным причинам, в основном. Кто кого больше любит.

Безличное «давали» тут неизбежно. Жюри «Золотого софита», как и двадцать лет назад, не существует: есть поименно известный экспертный совет, несмотря на присутствие в нем (и ротацию) профессиональных театроведов дичающий год от года (он формирует лонг-лист).

Есть номинационный совет – там с именами намного хуже (то есть это представители СТД и еще разные «уважаемые люди»), он отбирает шорт-лист и вписывает туда еще кого-нибудь на свой (чей конкретно?) вкус. И есть некий совокупный совместный орган, состоящий из всех этих уважаемых людей плюс еще кого-нибудь, наверняка не менее уважаемых, но черт знает, как их звать.

А главный вопрос: что все эти неизвестные, но, безусловно, выдающиеся профессионалы видели из петербургских театральных премьер лично? А вот этого доподлинно не знает никто. Зато решение этих безымянных людей, которым кто-то что-то понарассказывал о том, что тут у нас новенького в театре происходит, называется «высшей театральной премией Петербурга». И еще вчера это составляло предмет для шуток.

Теперь уже не так смешно – потому что «безличный», а потому программно безответственный «Софит», устаревший позавчера, сегодня снова в тренде – на тех же основаниях, что и просьбы «многочисленных граждан» о подорожании колбасы или выездных визах.

Почему это вообще важно? Почему в Москве идут ожесточенные бои за «Золотую маску» – когда экспертное сообщество устроило громкий скандал, как только Минкульт через своих глубоко маргинальных адептов вздумал порулить процессом принятия профессиональных решений? Казалось бы, подумаешь, театральная премия – не Нобелевская, чай. Но дело тут не только в материальных (небольших) благах или локальной славе для лауреатов.

Дело в том, что премия – это механизм формирования художественных тенденций. Определяя лучших из лучших по пресловутому «гамбургскому счету», театральные мастера намечают дальнейшие пути развития искусства. Если какие-то спектакли профессиональное жюри игнорирует, значит, стоит дважды подумать, чтобы так делать впредь, и разобраться в том, что не так. (Или оставаться на обочине процесса – тоже, кстати, решение.) Если награждает – понять, что именно сделал триумфатор и отчего ему столько радости.

Почему петербургская театральная общественность равнодушна к «Золотому софиту»?

Потому что он ничего не решает. Совсем. Может разве что устроить несколько приятных минут лауреатам (по принципу трогательных надписей в соцсетях «Вася – ты лудший!») и несколько горьких поводов для насмешек – остальным.

В этом году уважаемые люди, ведающие драматическим театром, отдали почти все Театру имени Ленсовета и его спектаклю «Город. Женитьба. Гоголь»: лучший спектакль на большой сцене, лучшая работа режиссера – Юрий Бутусов, лучшая актриса – Анна Ковальчук, лучший актерский ансамбль. Остальное в драме забрал спектакль БДТ «Из жизни марионеток» Анджея Бубеня: лучшая мужская роль – Дмитрий Воробьев, лучшая работа художника – Олег Головко. Обделенный «Софитом» за «Марионеток» Бубень получил его за лучший спектакль малой сцены «Детство 45-53: а завтра будет счастье» в Балтдоме.

И два прелестных «пуанта»: за лучшую роль второго плана наградили старейшего акимовского актера Бориса Улитина в спектакле «Визит дамы» в Театре Комедии, а спецприз экспертного совета достался замечательным Полине Дудкиной и Сергею Стукалову за ни на что не похожий дуэт в безумных «ZHOLDAK DREAMS» БДТ.

Что тут бросается в глаза, кроме нового тренда под названием «Бутусов – это Додин сегодня»? То, против кого дружат уважаемые люди.

Раньше они дружили только против Александринского театра: реплика из фокинского «Гамлета» «Как надоели эти старые пердуны!», ставшая отчасти художественным девизом бывшей императорской сцены, не понравилась тем, кому эти старые на «п» не надоели. Теперь же они дружат еще и против БДТ, возглавляемого Андреем Могучим: премьера спектакля «Пьяные» по пьесе Ивана Вырыпаева, определившая новое лицо БДТ, не попала даже в лонг-лист, зато обласканным безликими вершителями драматических судеб оказался беспомощный опус Бубеня, который, видит бог, еще совсем недавно ставил и получше.

Награжденный «за всю Комедию» акимовский ветеран Борис Улитин – это тоже решение из разряда печальных анекдотов: поскольку «визит дамы» (Татьяны Казаковой, если что) в Театр Комедии оказался бессрочным, а вспоминают о соседе Елисеевского магазина только в связи с очередными скандалами, то пусть же и тут случится что-то хорошее.

Безупречный ход – Борис Улитин был и остается профессионалом экстра-класса.

«Золотой софит» окончательно закис бы в статусе глухого провинциального междусобойчика, но тут как раз культурное начальство решило, что театры делятся не на плохие и хорошие, а на государственные и негосударственные. И негосударственные, хвала Мельпомене, проморгали. Там премии достались режиссерам Яне Туминой за «Барьер» в театре «Особняк», Петру Шерешевскому за «Конформиста» в театре имени Малыщицкого, актерам Анне Алексахиной за Аркадину в спектакле «Костя Треплев. Любовь и смерть» «Такого театра» и Филиппу Дьячкову за роль в спектакле «14+» «Этюд-театра».

Участвуй эти театры в общем конкурсе с теми, кого – согласно высшим целям «высшей театральной премии Петербурга» – обязательно надо наградить, они не только ничего бы не получили, но и создалось бы впечатление, что там ставят спектакли и играют хуже, чем в театрах с колоннами. А так хорошо уже то, что в Петербурге станут слышнее имена актеров и режиссеров, формирующих новое культурное пространство. Оно – в отличие от побед «Золотого софита» – существует на самом деле.            

ранее:

Почему телесериал «Однажды в Ростове» стал большим событием в нашей жизни
Зачем в БДТ зрителей оставляют после спектаклей
«Песни Высоцкого оказались на территории той непроходимой пошлости, которая у нас получила гордое имя "шансон"».
«В новом фильме «Григорий Р.», Распутина принялись «отмывать добела» со всем усердием»
Какие сериалы не про кагэбэшников можно посмотреть











Lentainform