16+

Почему в россиянах уживаются две противоположности: «идем в правильном направлении» и «ситуация будет ухудшаться»

23/11/2015

Почему в россиянах уживаются две противоположности: «идем в правильном направлении» и «ситуация будет ухудшаться»

Угрозы терактов, война в Сирии, рост цен, рецессия и прочие проблемы не могли не сказаться на настроениях горожан. Но как – они не теряют оптимизма или впадают в депрессию?


           Мария Мацкевич, ст. научный сотрудник Института социологии РАН

– Что больше всего влияет на настроения в обществе: кризис, угроза терактов, военная операция в Сирии?
– Больше всего на настроения в обществе влияет то, что «ближе к телу», – экономический кризис. Всё, что связано с внешней политикой, конечно, является предметом для обсуждения, но довольно быстро перемещается из области приоритетов в конец списка. Так, например, произошло с Украиной. Сначала только о ней и говорили – казалось, ничто  больше Украины не волнует наших сограждан. А сейчас она не входит даже в пятерку топовых тем! Так же будет и с Сирией. Иначе говоря, обсуждать будут то, что показывают по телевизору.

Намного больше людей беспокоят приметы кризиса: рост цен, угроза потери работы. Правда, в реальную потерю как раз мало кто верит. Большинство волнует уменьшение заработка, переход на сокращенную рабочую неделю, необходимость поиска дополнительного дохода. Негативные настроения стали появляться среди бюджетников: врачей, учителей. Увольнения им, вроде, не очень грозят, но режим работы зачастую такой, что люди просто выматываются. И если сначала дополнительные часы нагрузки, дополнительный прием  воспринимались как нечто экстраординарное, то теперь это стало нормой. От которой уже нельзя отказаться, и в таком режиме придется работать все ближайшее время. Это приводит людей в подавленное состояние. И они  сами начинают задумываться о смене работы.

– Каким образом люди справляются с кризисом?
– Вариантов адаптации немного. Главная стратегия – экономия. Это старый добрый способ, известный народу еще с советских времен. Люди отказываются не только от дорогостоящих покупок, но и от приобретения одежды и обуви. Уже экономят на еде: стали  меньше есть основных продуктов питания: мяса, рыбы, сыра, молочных. Кстати, в  1990-е  годы люди вели себя точно так же: экономили, плюс искали дополнительный заработок.

– Такая стратегия помогает?
– Помогает тем, у кого нет кредитов.  Жизнь в долг распространена у значительной части населения, особенно в малых городах. Рост  потребления в провинции во  многом обеспечивался именно за счет кредитов.  В некоторых местностях на человека приходится по пять-десять кредитов.  Понятно, что экономия  там не поможет.

– Есть ощущение, что страна идет в тупик?
– Тут любопытная эклектика.  С одной стороны, по данным опросов «Левада-центра»,  больше 60% процентов людей считают, что страна идет в правильном направлении. Но одновременно больше половины думают, что экономическая ситуация в стране будет ухудшаться, и больше 80%  считают, что цены будут и дальше расти. Это две реальности, существующих параллельно: «идем в правильном направлении»  и «ситуация будет ухудшаться».

– Получается, чем хуже – тем правильнее?
– Люди же не задумаются, когда отвечают на этот вопрос! Когда их спрашивают: «В правильном ли направлении идем», они же не про себя думают, а про страну. А откуда у них информация про страну? Из телевизора. И было бы странно, если бы отвечали как-то иначе. При этом экономическую ситуацию в стране люди оценивают лучше, чем свою собственную. Потому что на их оценку общеэкономической ситуации влияет не только личный опыт, но и СМИ. А относительно себя они более пессимистичны.

– Почему так вырос рейтинг Путина?
– Одобрение деятельности Путина достигло почти девяноста процентов. Тут много факторов сыграли роль. В том числе страх и безальтернативность, что больше некому нас вывести к светлому будущему. Кризис в стране ведь можно объяснить разными причинами. В основном, объясняют внешними: «Вокруг враги, они вредят», «Это не наш кризис – это мировой кризис». Плюс санкции, плюс цены на нефть. Все сплошь внешние факторы. В такой ситуации логично сплотиться вокруг лидера, который способен – как  он это раньше демонстрировал – вывести страну из кризиса. Раньше выводил – вот и сейчас выведет!

– Люди воспринимают террористическую угрозу всерьез?
– По данным общероссийских опросов, около 70% не исключают теракта в России и более 70% – в Европе. Это не означает, что все они уверены, что прям завтра где-то рванет.  В опросах суммируются ответы тех, кто реально опасается, с  теми, кто допускает такую вероятность. Если люди боятся по-настоящему – они меняют свое поведение. Нельзя сказать, что петербуржцы или россияне стали вести себя иначе. Большинство все-таки думают, что это «где-то далеко» и «случится не со мной».  Многие, конечно, прежде отдыхали в Египте, но, к слову, у нас всего 17% населения имеет загранпаспорт. «Самолет», «Египет» –  все-таки для большинства это некая экзотика. Катастрофу близко к сердцу восприняли в Петербурге, но в остальной стране – довольно отстранено. Тем более события во Франции: она слишком отдаленная, слишком «не своя». Даже если вспомним взрывы в Волгограде: народ в остальной стране их не воспринял как то, что «может случиться непосредственно со мной». То есть немножечко побоялись, но нельзя сказать, что это всерьез повлияло на поведение. Это нормальная реакция. 

Про сегодняшний Париж у нас много пишут, что там горожане перестали ходить в кафе, сидят по домам, улицы опустели. На самом деле сами парижане рассказывают обратное: все ходят на работу, в рестораны, на вечеринки. Даже во время терактов на соседних – не затронутых – улицах продолжалась обычная жизнь. Когда боятся по-настоящему, в жизни появляются определенные ограничения. Но они предпринимаются не столько самими гражданами, сколько властями. А люди потом адаптируются к этим ограничениям.

– Зачем по ТВ раздувается военная истерия?
С одной стороны, экономическая ситуация в России требует мобилизации. С другой стороны  – поскольку ситуация в Сирии будет развиваться в сторону нашего большого вовлечения, какая-то подготовительная пиар-кампания может  свидетельствовать о том, что готовится «более усиленное» вмешательство. Которое, несомненно, будет приносить не только победы, но и потери.                 

Елена РОТКЕВИЧ, фото tvoy-bor.ru











Lentainform