16+

Глава Горизбиркома: политические элиты хотят честных выборов...

15/12/2015

Глава Горизбиркома: политические элиты хотят честных выборов...

Депутаты и прочие причастные к политике граждане уже давно живут в режиме начавшейся избирательной кампании. А закона о выборах в городской ЗакС пока нет, и, более того, неизвестно, каким он будет.


         Известно только, что «Единая Россия», привыкшая жить в условиях максимального благоприятствования со стороны Горизбиркома, может остаться без этого режима. Поскольку Горизбирком близок к Смольному, а исполнительная и законодательная власти сейчас не особенно дружат. «Город 812» поговорил с главой Горизбиркома Алексеем ПУЧНИНЫМ, как он собирается руководить выборами.

– Как думаете, следующие выборы будут честными?
– Да. Никому не нужно повторение 2011 года – геополитическая ситуация сейчас не та. Важно отметить, что хотя было много недостатков, объективная, то есть  судебная статистика показывает: результаты выборов были отменены только по двум участкам в стране, во Владимирской области. Но с медийной точки зрения то, как прошли выборы, подвергалось критике, в том числе и заслуженной. Так что политические элиты, включающие в себя и действующую власть, хотят честных выборов больше, чем раньше. Хотелось бы не оправдывать и без того честные выборы, а возглавлять их. Три лозунга 2016 года – конкурентность, открытость, легитимность.

– Я хорошо помню 2011 год, разные протоколы по одним и тем же участкам.
– Разные протоколы – практика порочная. Это следствие проблем с подготовкой членов участковых комиссий (УИК), которые мы, кажется, решили. В 2014 году количество выданных недостоверных копий – ноль. Даже в суды по этому поводу никто не обращался. Надеюсь, сейчас все члены УИКов понимают: выдача недостоверных копий – это подрыв доверия к выборам.

В 2014 году на муниципальных выборах были другие нарушения. В Металлострое  работающие Комплексы обработки избирательных бюллетеней (КОИБы, электронные устройства, которые сканируют бюллетени и подсчитывают голоса. – А.М.) перед закрытием участка решили частично заменить на обычные ящики. Там итоги выборов определялись две недели, и в итоге суд поддержал нашу точку зрения и принял результаты, определенные с помощью КОИБ. В «Черной речке» напечатали бюллетени без ряда зарегистрированных кандидатов, были еще примерно в 10 муниципалитетах попытки нарушить закон, которые мы достаточно эффективно пресекали.

– В этом году были очень скандальные выборы в Солнечном.
– Да, были выборы в Ломоносове и Солнечном. Ломоносов – это абсолютно светлые и плановые выборы, во время проведения которых удалось избежать обвинений в адрес избирательной системы. С Солнечным совсем другая история. Депутаты досрочно и тайно прекратили свои полномочия (уже потом в Интернете появилась запись того  заседания, на котором они договариваются, что сохранят это в тайне). Потом они тайно опубликовали решение в газете, которая печаталась на принтере, и никому ее не показали. Поэтому вызвали очень жесткую, непрощенческую модель поведения с нашей стороны и со стороны правоохранительных органов.

– Вы, если я правильно помню, распустили комиссию и сформировали ее заново, да?
– О, у них была чудесная схема – на 272 избирателя целых три комиссии. Избирательная комиссия муниципального образования (ИКМО), кроме УИК создала окружную избирательную комиссию (ОИК). По закону это возможно, но обычно такое делается где-нибудь в Якутии, в поселке, от которого до центра 1000 км. Таким образом, функция регистрации кандидатов перешла от ИКМО к ОИК. А жаловаться на ОИК нужно в ИКМО. Если бы жалоба на ОИК пришла к нам, мы бы не имели права ее рассматривать до рассмотрения в ИКМО. То есть они создали еще один уровень комиссий, совершенно не нужный, благодаря которому срок рассмотрения жалоб затягивался как минимум на 20 дней, не считая пересылки документов по почте. Сам ОИК переехал в ресторан «Старая мельница» и закрылся очередью спортивного вида «кандидатов», которых не могли преодолеть «менее спортивные» кандидаты.

В итоге мы остановили деятельность ОИК и почти полностью поменяли состав ИКМО. После нашего вмешательства в выборах смогли принять участие 85 кандидатов, а на единственном участке было 75 наблюдателей.

– Вы говорите, что хотите честных выборов. Значит, есть кто-то, кто не хочет?
– В основном в претендентской среде. А претендентами могут быть кто угодно. Наша задача – вытолкнуть выборы из избирательных комиссий в электоральное поле. Хотите побеждать – не требуйте от избирательных комиссий ничего, кроме безусловного соблюдения закона и правильного подсчета, идите к избирателям, работайте с ними. Сильный победит.
И в Ломоносове и в Солнечном – при разных трудозатратах – это получилось.

– Так практика показывает, что фальсификациями занимаются те, кто контролирует административный ресурс. А если власти, как вы говорите, за честные выборы, значит, и фальсификации невозможны.
– Глава государства у нас президент, и он предложил поставить на всех участках видеокамеры. Для чего? Для предотвращения фальсификаций. Говорить, что административный ресурс направляется на фальсификации, неверно. У  открытых выборов несколько врагов. Первый – это неправомерное администрирование, тут я отчасти с вами соглашусь. Воздействием на комиссии что-то можно сделать, но это невозможно сделать незаметно и безнаказанно. Второй враг – маргинализация выборов. Что страшнее администрирования? Деньги. Мы и с коррупцией в комиссиях, и с подкупом избирателей будем бороться. Третий враг – экстремизация выборов, то есть попытка сделать их «интересными», не имея фактов изображать их нечестными, в том числе призывы против выборов. С моей точки зрения, это экстремизм.

– Разве у нас запрещена агитация против всех?
– Я имею в виду экстремизм не в юридическом смысле, а в гуманитарном. Хотя Конституция требует, чтобы власть обновлялась, в том числе и в результате систематически проводимых выборов, – и это значит, что те, кто против выборов, выступают против основ государства.

– Если мне все кандидаты отвратительны, что же мне можно говорить?
– Мы живем в свободной стране, и если вы говорите это искренне, а не в интересах какого-то конкретного кандидата, то, конечно, говорите, что хотите.

– Спасибо. А камеры действительно помогают? В 2011 году на одном из участков в урне застряла пачка бюллетеней – настолько толстая, что она просто не пролезла в щель, и господин Дроздов прямо на камеру пытался запихнуть ее туда расческой. И ничего. Теперь он депутат. Так в чем смысл камер?
– В том числе чтобы и такой опыт был. Я не вижу ничего плохого в том, чтобы носить расческу.

– И запихивать ею пачку бюллетеней?
– Я обязательно посмотрю это видео.

– Я вам ссылку пришлю. А вот тайные муниципальные выборы – это же не вчера все придумали, еще Валентина Ивановна так избиралась. Может быть, надо принять на уровне города закон, чтобы вся информация публиковалась на определенном сайте, который все знают?
– Не первые тайные выборы, но, я надеюсь, последние. Я думаю, на территории города вообще не должно существовать никаких ИКМО.

– Но вы же не можете их ликвидировать, муниципалы – самостоятельная ветвь власти.
– Ликвидировать – нет. Но мы ведем работу, и они постепенно передают свои полномочия Территориальным избирательным комиссиям (ТИКам).

– То есть ТИКи будут проводить муниципальные выборы?
– Они могут поводить. В Москве с 2004 года нет ни одной ИКМО. У нас две ИКМО уже передали полномочия. Я полагаю возможным сообщить председателям ТИКов: если вы не разъясняете муниципалам необходимость передачи полномочий (а для этого нужно решение муниципального совета), то вы не до конца выполняете свои полномочия и при формировании новых составов ТИКов, мы будем обращать на это внимание. А это уже скоро.

– Значит, надо дать им рычаги, чтобы они могли муниципалам руки выкручивать?
– Выкручивать – это не наш метод, но предложить мы можем. Что касается всего остального, мы предложили губернатору Санкт-Петербурга законопроект, согласно которому муниципальные советы обязаны уведомлять нас о сложении своих полномочий, а ИКМО – о назначении выборов. Георгий Сергеевич с этим согласился, и 18 ноября, через 3 дня после кампании в Солнечном, такой законопроект был внесен в Законодательное собрание. Я очень благодарен ему за поддержку наших предложений, направленных на обеспечение открытости избирательного процесса.

– Говорят, кандидаты в Солнечном на вас жаловались, что вы подыгрываете «Справедливой России».
– В первый мой приезд в Солнечное (на следующий день после того, как мы узнали о выборах) я встретил там представителя «Справедливой России», который пытался подать уведомление о проведении партийной конференции, где выдвигаются кандидаты. Без этого выдвижение считается незаконным. Курьер в течение двух дней не мог просто отдать письмо, так как его не пускала очередь из спортивных «кандидатов». Делалось это, я подозреваю, совершенно осознано. Я взял его за руку и завел в избирательную комиссию, где при мне это письмо приняли. Я бы и сейчас так поступил с представителем любой партии. Жалоба была рассмотрена ЦИК России, и мои действия были признаны правильными.

– На выборах в ЗакС будут КОИБы?
– У нас сейчас 148 КОИБов на более чем 1800 УИКов. Я сторонник КОИБов. Мы будем ставить их на тех участках, где возникает наибольшее число споров.

– Вы сами будете решать, где их поставить?
– Мы будем ставить их там, где мы аргументированно найдем это необходимым.

– Сколько они стоят?
– Сам КОИБ – около 150 тысяч рублей, и обслуживание 14–16 тысяч рублей за кампанию.

– И сколько вы хотите купить?
– Мы хотим оснастить ими 20% всех участков.

– Вы за какую систему выборов?
– Избиратель Пучнин – за смешанную систему. По ряду причин. 18 сентября пройдут выборы в Думу по смешанной системе, и поскольку выборы в ЗакС совмещаются с думскими, логично проводить их по одним правилам, чтобы не путать избирателей. Все субъекты РФ, кроме Москвы и Петербурга, могут выбирать  между пропорциональной и смешанной, а нашим городам еще и мажоритарную предложили. То есть федеральный законодатель как бы говорит нам: обратите внимание на повышение роли мажоритарной системы.

– По-моему, федеральный законодатель, не ограничивая никак Петербург и Москву, как бы говорит: делайте, как хотите.
– Москва выбрала мажоритарную систему. Петербург сейчас думает, и это хорошо, можно разные мнения услышать. Но тренд очевиден. Впрочем, это мое экспертное мнение, а как председатель избирательной комиссии я исполню любой закон, который примут депутаты Законодательного собрания и подпишет губернатор Санкт-Петербурга.

– Часть депутатов, избираемая по партийным спискам, будет также привязана к округам, как сейчас?
– Это дело законодателя. С точки зрения здравой преемственности, эту систему можно сохранить.

– А карту округов вы уже подготовили?
– Как мы можем ее подготовить, если у нас пока нет закона? После перехода на новый закон мы в течение недели ее сделаем.

– Так надо, наверное, заранее депутатам карту показать. А то они не захотят за закон о смешанной системе голосовать.
– Уверен, что мы не можем участвовать в интриге, которая похожа на политическую коррупцию.

– Досрочное голосование и открепительные удостоверения будут?
– Хотелось бы уйти от досрочного голосования на выборах в ЗакС, потому что на выборах в Думу его не будет, и в результате может быть снижение явки: часть людей придет заранее проголосовать за городских депутатов, а потом за думских уже голосовать не будет.

– Может быть, если вы хотите честных выборов, все запретить – и досрочку, и открепительные?
– Запретить можно все что угодно. Но тогда и выборы запрещать придется. Досрочку нужно отменить не для того, чтобы не было скандалов, а чтобы явка на федеральных выборах не упала. Если к досрочке и открепительным относиться честно, то никаких скандалов не будет. Запрещая эти процедуры, мы кого-то ограничиваем. Даже вас, если вы захотите в день выборов, например, поехать со мной по участкам и не сможете проголосовать там, где зарегистрированы.

– Мир от этого не перевернется.
– Это вы сейчас так думаете. А вдруг вы захотите?

– Но сопоставление этой небольшой пользы с тем колоссальным негативом, который они несут, явно не в их пользу.
– Выборы – это в любом случае конкуренция, а конкуренции без конфликтов не бывает. Выборы – это катарсис в условиях брака между гражданским обществом и государством. Пусть открепительные и досрочка будут – лишь бы этим разумно пользоваться, и тогда результатом выборов будет общественное согласие. А общественного согласия, я уверен, хотят все!            

Антон МУХИН








Lentainform