16+

«Говоря о клинике плохо, люди имеют в виду не столько качество лечения, сколько отношение медиков»

24/12/2015

«Говоря о клинике плохо, люди имеют в виду не столько качество лечения, сколько отношение медиков»

Экс-первый заместитель председателя комитета по здравоохранению Правительства Санкт-Петербурга Владимир Жолобов рассказал, можно ли верить рейтингу государственных клиник от «Город 812» и сайта «Доктор Питер», а также нашел положительные стороны в работе больниц, попавших в антирейтинг.


          – Рейтинг городских медицинских учреждений мы составляем с 2009 года. И все эти годы федеральные клиники неизменно называются чаще, чем городские. Хотя все говорят, что за это время медицина в Петербурге изменилась кардинально. Так стоит ли верить нашим результатам?
– Я считаю, что рейтингу можно верить. Сложившиеся единожды представления живут очень долго. Федеральные клиники давно уже сформировали мнение о себе, а чтобы изменить имидж городским клиникам, надо в новом качестве поработать не один год: кардинальные изменения произошли совсем недавно, а отношение к ним формировалось годами. И в том, что оно именно такое, в большой степени виновата пресса. За последние годы в больницах создано и изменилось очень многое, в них работают высококлассные специалисты. Многие специалисты федеральных учреждений работают на базе городских больниц, что добавляет бонусов и тем и другим.

– Может ли обычный человек, не имеющий отношения к медицине, руководствоваться этим рейтингом?
– Безусловно. Это «концентрированное» врачебное мнение, и оно заслуживает доверия. Ведь как происходит в жизни? Человек, не имеющий представления о качестве медицины в учреждениях города, чтобы узнать, какие заболевания и как в них лечат, обращается в первую очередь к знакомому врачу: «А ты бы куда пошел?» Я такой вопрос слышу часто и отвечаю: «Я лечился там…». Или: «Своему родственнику я недавно рекомендовал обратиться туда...» Исходя из этих же знаний, отвечал на вопросы анкеты.

– Но у вас, как и у руководителей клиник, есть большое преимущество перед обычным пациентом. Вы лично знаете пусть не лечащих, но главных врачей, заведующих отделениями. Всего один звонок…
– Я бы хотел, чтобы не надо было никому звонить, проверять. И это бывает, поверьте. Совсем недавняя история: никому не звонил, будучи уверенным, что все необходимое будет сделано без «покровительства». И действительно, безо всяких просьб было сделано все.

– Назовите, пожалуйста, эту чудесную больницу.
– 1-я детская. Но так работают уже во многих больницах – ситуация меняется. Хотя стереотипы, конечно, живы: «По «скорой» попал, ну, позвоните, пусть повнимательнее отнесутся». Звонишь – а все уже сделано: диагностика выполнена, лечение назначено.

Надо менять стереотипы – в городских больницах все неплохо. Самая большая беда сейчас – человеческие отношения. Многие врачи не понимают, что пациент на больничной койке абсолютно зависим от медиков, и эта зависимость кого-то пугает, кого-то раздражает, кого-то злит. Надо относиться к этому со снисхождением, а к человеку – с уважением. Равнодушие, грубость, хамство – все это пока есть, к сожалению. В больницах, как в обществе, люди с разными характерами и разными человеческими качествами.

И если пациент с этим сталкивается, впечатление от пребывания в больнице портится. Поэтому часто, говоря о клинике плохо, он имеет в виду не столько качество лечения, сколько отношение медиков к пациентам.

И, кстати, отвечая на вопросы вашей анкеты, врачи задумываются и об этом тоже. Человек, который надел белый халат, должен понимать, что этот халат к нему не приклеен. Когда-нибудь он его снимет и останется по ту сторону стола (в том числе хирургического). Поэтому всегда поступай с людьми так, как хочешь, чтобы поступали с тобой, – нет ничего проще и ничего сложнее.

– Заполняя анкету, по каким параметрам вы выбирали клинику?
– Квалификация и уровень знания врачей, опыт работы учреждения, воспитание персонала.

– А как же «наличие необходимого оборудования и уровень профессионализма специалистов-диагностов»? Этот критерий выбора отмечают практически все.
– Оборудование, высокие технологии важны, конечно. Но гораздо важнее, чтобы были хорошие врачи, владеющие и традиционными методами диагностики: анамнез, осмотр, пальпация, аускультация. Я считаю, что новое поколение врачей этому тоже надо учить, чтобы они думали при постановке диагноза, а не уповали на МРТ, КТ и ПЭТ, которые показывают циферки и картинки, не глядя на больного. К сожалению, есть и такие врачи, что и картинки прочитать не смогут.

– Да, в условиях нынешнего недостатка финансирования еще неизвестно, будет ли хватать денег на расходные материалы для МРТ и КТ. Традиционные методы пригодятся как нельзя кстати.
– Любой главный врач любой клиники обязан организовать оказание медицинской помощи на высоком уровне современными средствами. Как он это сделает, должен думать: вероятно, урезать одни расходы, чтобы компенсировать другие.

– Участники опроса назвали клиники, в которые никогда не обратились бы сами и другим не советуют. Мы публикуем те, что назывались чаще других. Но вообще-то все без исключения больницы-тысячники есть в этом списке среди названных хотя бы раз.
– Большинство названных – очень достойные медицинские учреждения. Они проигрывают в сравнении с федеральными клиниками, в которых более спокойная работа, как правило, нет экстренного ввоза или он минимальный и не ежедневный. Городские больницы работают в режиме скорой помощи, и это накладывает отпечаток на их имидж. Возьмите Елизаветинскую больницу: она обслуживает Калининский, Приморский, Выборгский, часть Красногвардейского района. Это огромный поток больных. Там есть уникальные сильные отделения – эндокринологии, хирургии, в том числе сердечно-сосудистой.

В 15-й больнице – свои особенности: одно из немногих в городе отделений гематологии, уникальное отделение челюстно-лицевой хирургии.

Быстрее других за последние годы меняется Городская больница святого Георгия –  губернатор Георгий Полтавченко уделяет ей большое внимание. Мне кажется, что ее называют в ряду непопулярных из-за имиджа, сложившегося в прошлые годы: даже внешний вид ее пугал петербуржцев. С тех пор как в больнице изменился менеджмент,  там уже отремонтирован фасад, ведется переоборудование отделений. В этой больнице очень сильная  эндовидеохирургия, что, скорее всего, связано со специализацией главного врача.

Александровская больница тоже меняется – там всегда было очень хорошее урологическое отделение, недавно создали новое сильное неврологическое, сосудистая хирургия неплохая.

Институт скорой помощи имени Джанелидзе. Конечно, ему надо помогать. Но при всех условиях именно там главная госпитальная база по шоку, политравме. Там высококлассная хирургия и нейрохирургия. Впрочем, все отделения высокого уровня. Да, контингент сложный – это больница скорой помощи, а назначение определяет ее специфику.

Удивлен, что в список попал НИИ им. Вредена: там блестящие хирурги-ортопеды, у них хорошие результаты хирургического лечения связок, суставов, сильнейшая хирургия кисти. Только ВМА еще занимается так серьезно кистью, но это федеральное учреждение работает в системе обязательного медицинского страхования с небольшим объемом помощи для гражданских. Поэтому о его достижениях знают немногие.

Не знаю, почему называют маленькие больницы. Больница № 20 – небольшая районная клиника, в ней нет высоких технологий, на фоне крупных больниц выглядит несолидно, но свою функцию она выполняет. Там неплохое лор-отделение, работающее в системе экстренной помощи, в плановой – отделение гинекологии. Больница имени Святителя Луки известна своей урологией благодаря личности главного врача, о других направлениях ее работы мало кто знает.

Хорошо, что сейчас при тысячниках строятся отделения скорой помощи (Елизаветинская больница, Александровская, Институт скорой помощи, больница № 26). Там появится возможность разделения потоков для экстренных и плановых пациентов. И тогда будет работать намного проще. Чаще всего именно на этапе приема у пациентов возникает недовольство: малогабаритные приемные отделения не рассчитаны на сегодняшние потоки пациентов – площадей катастрофически не хватает, больницы строились в начале 1980-х.             

Ирина БАГЛИКОВА





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform