16+

«Пару-тройку лет страна фактически будет «вариться в собственном соку»

30/12/2015

«Пару-тройку лет страна фактически будет «вариться в собственном соку»

Уходящий 2015-й год стал настоящим испытанием для строительного бизнеса. Экономический кризис, переход к импортозамещению, сокращающиеся зарплаты – всё это не могло не сказаться на спросе на жилье и на рентабельности новых жилых комплексов.


          Специально для «Города 812» итоги года подвел председатель совета директоров группы компаний «РосСтройИнвест» Федор ТУРКИН.

– 2015 год подходит к концу, и время подводить итоги. Каковы они, на ваш взгляд, в  сфере строительства в Петербурге? Удалось ли избежать сильных потерь в непростых экономических условиях?
– Да, этот год был непростой. В первую очередь это связано с тем, что строительный рынок, как и вся экономика России, реально сжался. Это касается и бюджетного направления, и инвестиционных проектов.

Если говорить об инвестиционных проектах, то прежде всего трудности вызваны тем, что строителям все сложнее получать необходимые кредиты, а условия, на которых они предоставляются, стали еще более жесткими. В начале года они и вовсе были невозможными. Ипотека подросла, что, конечно же, повлияло на спрос. Как известно, дорогие деньги увеличивают себестоимость строительства. Особенно с учетом того, что российская экономика сжимается, и заработная плата у людей в лучшем случае не увеличивается. Совокупность всех этих факторов не может не сокращать спрос, а снижение спроса тормозит развитие отрасли.

Что касается бюджетного направления в Петербурге,  то оно стало существенно скромнее – новых проектов крайне мало, в этом году в основном застройщики заканчивали те проекты, которые начинались несколько лет назад.

– Изменился за минувший год облик Петербурга? Может быть, уже произошла архитектурная революция, а мы не заметили?
– Революция произойдет, когда будет построен «Лахта-центр». А так – никаких революций нет, все строится в привычных петербургских традициях. Безусловно, есть неплохие примеры.

В общем, застройщики стараются создавать индивидуальные и гармоничные проекты. Мы тоже стремимся создавать яркие и запоминающиеся образы.

– Петербург будущего – какой он? Город с высотными доминантами или развитой малоэтажной застройкой, таунхаузами?
– Таунхаузами город будет прирастать, но в ограниченном количестве. То же самое касается и небоскребов. Сверхвысоких зданий в ближайшее время в городе не прибавится. Тем не менее есть две разнонаправленные тенденции. Одна из них предлагает «понизить» город. Как ни крути, сейчас в Петербурге очень много зданий от 20 этажей и выше. В Смольном предлагают понизить эту планку до 12 этажей. С другой стороны – строится «Лахта-центр». Его появление отразится на тенденциях в строительстве высотных зданий, появятся новые небоскребы. Их местоположение было определено высотным регламентом, поэтому на исторические панорамы города они не повлияют.

– «РосСтройИнвест» тоже занимается высотными зданиями.
– Мы строим не небоскребы, а высотные жилые комплексы: «Александр Невский» – 100 метров, «Петр Великий» – тоже 100 метров. А небоскребы начинаются от 150 метров. Вот «Лахта-центр» будет настоящим небоскребом, который станет самым высоким в Европе, если, конечно, Москва что-нибудь не придумает и быстро не построит небоскреб-рекордсмен.

– Как думаете, ожидает ли Петербург расширение, подобное «Новой Москве»? Как это будет: города-спутники, или Петербург будет постепенно расползаться вширь?
– Планы на создание городов-спутников по типу «Южного» есть уже давно. Но новые города не могут развиваться сами по себе или быть оторванными от мегаполиса. Нужна инфраструктура – транспортная и социальная, нужны рабочие места. Здесь инициатива все-таки за государством, а бизнес идет в фарватере принятых решений.

– Уходящий год запомнился внешнеполитическими потрясениями. Какое событие для вас оказалось ключевым, судьбоносным?
– Россия в этом году заявила о себе как о гораздо большей, нежели региональной, державе. Это вызвало ответную реакцию, и Запад решил нас попросту изолировать – обложил санкциями, начал информационную войну. Руководство нашей страны предприняло разворот на Восток. Непонятно только, почему мы не занимались этим так серьезно раньше, ведь начни мы это делать лет 5–10 назад, сейчас было бы значительно легче. А мы по факту оказались в зависимости от Запада. Конечно, удалось достичь определенных договоренностей и с Индией, и с Китаем, и с рядом арабских стран. Но для того чтобы это начало работать, нужно приложить немало сил и подождать пару-тройку лет, которые будут для нас крайне тяжелыми, ведь страна фактически будет «вариться в собственном соку». Но главное, что мы готовы к этому!

– Как изменились предпочтения людей, выбирающих себе квартиру в Петербурге в условиях кризиса?
– У нас спрос стабильный. Конечно, нам всегда хочется, чтобы он был больше. В целом покупатель сейчас прежде всего озабочен ценой и надежностью застройщика.

– В Петербурге одним из проблемных факторов является нехватка социальных объектов, особенно в новых районах. Кто должен решать эту проблему?
– В первую очередь это задача государства. Но экономическая ситуация в стране складывается так, что власть деликатно, а может, и не всегда, переложила это на застройщиков. Нужно понимать, что люди просто не поедут жить туда, где нельзя отправить детей в школу или получить медицинские услуги.  Застройщики идут навстречу – строят социальные объекты.

– Как сделать проекты более выгодными и привлекательными для потребителей?
– В сегодняшнее непростое время основной критерий выбора для покупателей – это все-таки цена.  Локация, удобная квартирография и доступность транспорта, инфраструктура отходят на второй план. Но мы чувствуем свою ответственность перед будущими жителями и именно поэтому не отказываемся ни от одной из дополнительных опций, которые мы заложили в наши проекты.

Мы строим достаточно яркие с точки зрения архитектуры здания, что, безусловно, повышает себестоимость, но несмотря на это мы стремимся порадовать наших покупателей доступной ценой и развернутой социальной инфраструктурой: все необходимое должно находиться под рукой – магазины, обслуживающий сервис, культура и образование.

Именно благодаря чувству ответственности перед будущим мы начали создавать некоммерческие культурно-образовательные центры. Это пока не приносит никакой добавочной стоимости и не является маркетинговым ходом, однако жителям наших комплексов эта идея стала действительно нравиться, и они принимают самое активное участие в работе КОЦ.

– На Западе популярны экокварталы, переход на экологические принципы в строительстве. А у нас такое возможно?
– Наш комплекс «Золотые купола» – во многом ответ на ваш вопрос. Это небольшой город на 8 тысяч жителей среди лесов и озер в Сертолове. Внутри самого комплекса будет отличное озеленение, 2 детских сада с бассейнами, школа со стадионом, велодорожки, спортивные площадки, культурно-образовательный центр, детский парк развлечений и храм на центральной площади жилого комплекса.

У нас создана специальная лаборатория, которая занимается анализом качества материалов, в том числе их экологических свойств.

– В последнее время современные архитекторы все чаще обращаются к классике. Ваш новый проект на улице Типанова – это тоже пересмотр советской классической архитектуры, сталинского ампира. Почему именно этот стиль?
– Тут нужно начать с истории. Был такой архитектурный стиль готика, из которого со временем, в конце XIX – начале XX веков, выкристаллизовался ар-деко. А в советское время в Москве из него появился сталинский ампир. Наш проект – это воспоминание и о сталинском ампире, и об ар-деко. Кроме того, это Московский район, и нам хотелось напомнить любому человеку, проезжающему мимо, в каком районе он находится.

– Как вы сами относитесь к этому периоду в жизни страны?
– Я родился  и вырос в Советском Союзе. В те времена наша страна достигла максимума своего могущества. Отчасти Россия существует до сих пор именно благодаря тем достижениям. В тот период были одержаны величайшие победы – и Гитлеру дали по шее, и в космос полетели. Самое главное антидостижение советского периода заключается в том, что мы разуверились в мечте. Идеология оказалась нежизнеспособной, поэтому и произошла беда – не стало Советского Союза. Почему это произошло? Да потому что люди ушли от Бога. У нас был придуман другой бог –  Владимир Ильич Ленин, потом его развенчали, а страна развалилась.

– А сейчас у нас есть идеология?
– Пока она только начинает зарождаться, но я уже вижу ее зачатки.

– Какой будет 2016 год? Поделитесь своими планами на будущий год.
– Год будет еще более трудный, чем 2015-й, с точки зрения экономики. Рубль просядет ощутимо, а нефть подешевеет. Тем не менее большинство россиян готовы не только затянуть потуже пояса, но и идти вперед. Такого сильного подъема национального духа в нашей стране не было уже лет 50. По сути, в обретении этого духа и заключается залог успеха и выхода из любой сложной ситуации.
Что касается наших планов, то мы будем развивать задуманные проекты, заканчивать в срок реализуемые и разрабатывать новые.

– Что пожелаете петербуржцам на Новый год?
– В сложные времена ярче проявляются наши таланты и способности, о некоторых из которых мы и не подозревали. Пусть в наступающем году они раскроются у каждого из нас. Я пожелаю жителям города, чтобы они внесли свой вклад в развитие города и России и тем самым заложили мощный фундамент в свое будущее.            

Артур КИРЕЕВ











Lentainform