16+

Артемий Троицкий рассказал, как познакомился с Дэвидом Боуи после путча

11/01/2016

Артемий Троицкий рассказал, как познакомился с Дэвидом Боуи после путча

Мы познакомились с Дэвидом Боуи в Париже в сентябре 1991 года. Я тогда вел огромный концерт Place de la repetition. Там было больше 100 тысяч человек.


           И мне выпала честь там быть чем-то вроде конферансье, поскольку я как раз приехал из Москвы, где только что героическая молодежь победила путчистов, и этот концерт, хотя он был организован по другому поводу, но организаторы, поскольку были в восторге от наших российских подвигов антитоталитарных, они его перепосвятили московским событиям августа 91-го года. И я быстренько снарядил на этот концерт двух своих друзей – Сергей Курёхина и Бориса Гребенщикова. Они там тоже выступили прекрасно.
 
Ну вот, а я этот концерт вел и как раз Дэвид Боуи, он был хедлайнером этого концерта. И там мы с ним познакомились. Познакомились мы у него в гримерке, у него в вагончике. И потом, после этого концерта мы уже состояли с ним не скажу что в особо оживленной, но, тем не менее, состояли в переписке, были на связи. Много раз виделись в Лондоне в середине 90-х годов. Кстати говоря, именно Дэвид Боуи познакомил меня с современной по тогдашним, 20-летней давности показателям, электронной клубной музыкой. Это находился я у другого известного музыканта Брайона Ино. Вдруг позвонил Дэвид Боуи и сказал: «Мне тут попало некоторое количество подпольных пластинок виниловых, абсолютно неизвестных артистов, но это совершенно новая музыка. И он приехал к Ино, и мы вместе, втроем слушали эти пластинки. И это была музыка, которая тогда называлась джангл, потом стала называться драм-н-бейс, в общем, до сих пор популярная клубная музыка.
 
А если говорить о его московских единственных гастролях, то это опять же была такая поездка, довольно экспериментальная. Эксперимент был не вполне удачным, то есть мы с Марией Соловьевой были организаторами этого концерта, и черт нас дернул устроить его в Кремлевском Дворце съездов. Это, конечно, совершенно был не зал для Дэвида Боуи. К тому же да, это был, по-моему, 97-й год, нравы были специфические. Я не имел отношения, скажем так, к организационной части, но там сделали такую штуку, что весь партер прямо перед сценой – это были VIP-места, и там стояли столики, здесь столиками сидели какие-то олигархи, какие-то чиновники, какие-то дремлющие папики со своими телками, и телки эти во время концерта прямо разговаривали по мобильным телефонам. В общем, это было ужасно. Это сломало атмосферу. У Боуи было довольно плохое настроение, поскольку он со сцены это все видел. В общем, пришлось мне выслушать некоторое количество, скажем так, ироничных и не очень довольных комментариев. Но, к счастью, это не подорвало наши отношения. Я лично был ужасно этим всем расстроен. Единственная хорошо штука – это то, что мы с Боуи вместе отметили мой день рождения — как раз было 16 июня. И записал я с ним программу «Кафе Обломов». Наверное, это единственная такая, историческая программа «Кафе Обломов» за все три или — сколько там? – четыре года ее существования.
 

Вот так. В последние годы я Боуи не видел, да и вообще, мало кто его видел, поскольку он прекратил гастроли и был в основном все-таки озабочен своим здоровьем. И, к сожалению, закончилось это все довольно трагично.            

Артемий ТРОИЦКИЙ, "Эхо Москвы" фото: 24daily.net








Lentainform