16+

Кашин, Каспаров и Белковский поспорили о будущем послепутинской России

13/01/2016

Кашин, Каспаров и Белковский поспорили о будущем послепутинской России

Политик Гарри Каспаров на днях написал пост о том, каким, по его мнению, должно быть послепутинское будущее России (в котором, в частности, сразу после ухода Путина «проводить выборы бессмысленно»).


            В ответ журналист Олег Кашин написал свою колонку о том, каким, по его мнению, должно быть послепутинское будущее России, а точнее, не быть – таким, как предлагает Каспаров.

«Соблазн заменить "плохую" диктатуру "хорошей" Кашин назвал и идеализмом, и подлостью одновременно.

Потом был политолог Станислав Белковский, успокоивший общественность тем, что Каспарову важен не результат – в данном случае, послепутинское будущее России с воцарившейся либеральной диктатурой во главе с самим Каспаровым, а процесс – а именно, привлечение денег под разные проекты.

После чего в интернете разразилась война. Кашина либеральная общественность объявила, не в первый, впрочем, раз, бывшим сурковским активистом, а Белковского – провокатором, по чьему доносу был посажен МБХ. Спорили, если так можно выразиться, в основном об этом – о том, какое право имеют верный сурковец Кашин и подлый провокатор Белковский вступать в спор с Каспаровым или другими честными людьми.

Любой лайк или репост текста Кашина или Белковского сразу же подвергался обструкции. По существу в дискуссию, естественно, никто не вступал. Например, можно было поспорить о том, нужны или не нужны выборы после ухода Путина, или нужна или не нужна отмена 282 УК. Но как выяснилось, дискуссии – это второй уровень, которому предшествует первый – чистилище, на котором господи боги решают, достоин тот или иной субъект объекта дискуссии или нет.

Осенью прошло года я написала на Эхе пост про бессмысленность митинга в Марьино. И в ответ, естественно, получила полный ушат дерьма и даже с горочкой. В частности, один бывший медиаменеджер, а ныне блогер, разразился постом в мой адрес – это кто такая вообще, писал он, фейсбучная блогерша? Да у нее всего 10 тысяч подписчиков, а у меня 100 тысяч, ха-ха, писал джентельмен. Оспаривать мои доводы экс-медиаменеджер не счел нужным. Я просто не прошла чистилище, но с тех пор твердо знала, что разговаривать с божественными дозволительно после 100 тысяч.

Как и в моем случае, так и в случае с Кашиным и Белковским, хочется процитировать Доренко – я, конечно, говно, но вопрос остался.

Вопрос остался про выборы, про митинги, про сбор денег на проекты.

И вот какой еще вопрос возник – а чем данный подход отличается от путинского, когда Навальный публикует расследование про Чайку, но в Кремле его игнорируют, потому что автор расследования – вроде как враг, вор и вообще предатель?

Чем, в конце концов, риторика про провокаторов отличается от политики советской власти, не принимавшей в ВУЗы студентов еврейской национальности?

Так и хочется написать, что страшно представить, что будет, если сегодняшняя либеральная общественность придет на место Путина. Но на самом деле не страшно. Мы все это видим сейчас в исполнении Кремля. Так что Белковского, вероятно, судят за заведомо ложный донос по вновь открывшимся, дадут пятерочку, на исходе срока откроют новое дело – по ст. 282-4

«Провокаторство», дело об избиении Кашина закроют, потому что работал на Суркова, всех несогласных с политикой новой либеральной власти объявят бывшими активистами Володина.

Единственным доводом по существу в заочной полемике с Кашиным было то, что критикуя предложения Каспарова, он сам ничего не предлагает, а именно, как добиться наступления этой самой послепутинской России (что тоже довольно убогий аргумент, равный по смыслу кремлевскому «если не Путин, то кто»).

Так вот, есть у меня одно предложение насчет того, что надо сделать в первую очередь после ухода Путина – провести люстрации. Но поскольку делить «по партийным спискам» будет очень сложно, так как нет почти тех, кто так или иначе не перебегал со стороны на сторону, то запретить занимать государственные должности и вообще иметь какое-то отношение к построению новой государственности надо всем, кто старше, ну скажем, 1980-го года рождения. Почему 1980-го? Да, должно быть, вообще-то, 1985-го, с началом перестройки, но поскольку есть большая вероятность, что послепутинские времена наступят совсем скоро, то тридцатилетних может в нужном количестве не найтись.

Почему нужны люстрации по возрастному цензу? Потому что поколение тридцатилетних, в большинстве своем, не отравлено ядом советизма, потому что они не были пионерами и комсомольцами, потому что они не используют Путинскую риторику по затыканию ртов провокаторам и предателям, потому что поколение сорокалетних и старше уже пробовало построить новое государство, а получился у них только Путин. Потому что нам, тридцатилетним, искренне не понять, что такое гомофобия, тогда как вы ее, в лучшем случае, прячете, потому что мы не устраиваем моральных судилищ, потому что мы не советские люди. Мы просто мыслим по-другому.

Безусловно, среди тех, кто старше тридцати, есть анти-советские люди (анти-советские по сути, а не перенявшие внешние демократические атрибуты), но их количество так ничтожно мало, а отравляющий эффект от огромного числа советских настолько велик, что оно того не стоит.

Хватит, в общем, уходите, ваше время прошло.             

Карина Орлова, журналист "Эха Москвы", фото istoki.tv








Lentainform