16+

Всеволод Чаплин - о том, почему церковнослужителям не надо стесняться сотрудничать со спецслужбами

19/01/2016

Всеволод Чаплин  - о том, почему церковнослужителям не надо стесняться сотрудничать со спецслужбами

Всеволод Чаплин, как известно, попал в опалу и лишился поста в РПЦ. Формально "по-сокращению штатов", но не секрет, что он активно критиковать патриарха Кирилла и его методы его управления церковью. Тем не менее, Чалин всегда был лоялен к власти и не считает за грех сотрудничество с КГБ. церковнослужителям


          — В середине 90-х годов были открыты архивы и стало известно, что в советские годы многие иерархи церкви сотрудничали с КГБ. Тот же патриарх Кирилл, если верить архивам, сотрудничал с КГБ под кличкой «Михайлов». Вас это не смущало?
— В каких-то публикациях можно было увидеть обоснованные подозрения, в каких-то нет. Иногда велись кампании, связанные с обвинениями в сотрудничестве с КГБ, и делалось это для того, чтобы раскрутить какую-то очередную церковную кадровую интригу. Я не считаю грехом взаимодействие с любым органом власти, в том числе и с советскими спецслужбами, и с нынешними. Я считаю грехом доносительство, неправедные обвинения, тиражирование разного рода сплетен и гадостей в контексте церковно-государственного диалога, попытки через власть решить какие-то личные проблемы, связанные с амбициями, с карьерой, с тем, чтобы подвинуть ближнего. Это все грех. А сам по себе контакт даже с советскими органами власти я не считаю грехом.

— Зачем священникам и иерархам церкви сотрудничать с КГБ и теперь с ФСБ?
— Церковь должна постоянно находиться в диалоге с властью.

— Вы называете это диалогом?
— Я не считаю грехом изложение своей точки зрения и какой-то информации органу власти, хоть нашей власти, хоть американской.

— Разве КГБ-ФСБ это власть? Это спецслужба.
— Они были частью государства. Я считаю, что диалог с любым органом власти, в том числе и со спецслужбой, не исключен.

— А вы сами сотрудничали с КГБ или ФСБ?
— Я не являюсь штатным или внештатным сотрудником какой-либо спецслужбы. Мне очень много приписывают: и ФСБ, и ЦРУ, и Моссад, может, только южноафриканскую разведку еще не приписывали, но я считаю нормальным доносить свою точку зрения и до российских спецслужб, и до западных посольств. Когда я работал в отделе внешних церковных связей, я ходил на десятки посольских приемов в год, сам принимал десятки послов.

— Принимать послов и сотрудничать с КГБ — для вас это одно и то же?
— Ну почему нет? Ведь среди дипломатов тоже работники спецслужб были. Я считаю, что это одно и то же. Я говорю им то, что считаю нужным, озвучиваю им свою позицию, даю информацию, которую считаю полезной, для того, чтобы они все ее знали. Обычно, это открытая информация — примерно то же самое, что я говорю публично. Если бы я стал им говорить: «Слушай там есть отец Петр, Иоанн, давайте его уберем и поставим меня, потому что он враг народа...» Я такого не говорю и никогда не слышал, чтобы святейший патриарх использовал контакты с властью для того, чтобы кого-то, извините, сдвинуть, встать вместо него.             

openrussia.org, фото патриархия.рф (на фото Патриарх Кирилл с главой ФСБ Александром Бортниковым)











Lentainform