16+

Жители провинциальных немецких городов рассказывают истории о шокирующих встречах с беженцами

21/01/2016

Жители провинциальных немецких городов рассказывают истории о шокирующих встречах с беженцами

Первые «звоночки» от изумленного немецкого населения начали поступать в конце лета. Одна моя хорошая знакомая фрау В., владелица садового участка из небольшой деревеньки на берегу Балтийского моря, в сентябре робко решилась поделиться пережитым в кругу друзей.


           Вблизи ее дома впервые в истории поселения разместили партию беженцев, в том числе семейных. Однажды летним днем фрау B. с воодушевлением предавалась обустройству своего садика и увидела африканскую беженку с двумя детьми, прогуливавшуюся возле ее участка. Приблизившись к самому красивому и любимому госпожой B. кусту роз, мать двоих детей просто обломала самые красивые ветки на глазах замершей от ужаса хозяйки и, не удостоив изумленную гражданку Германии взором, проследовала в направлении вокзала. Там она чуть позже попыталась продать букет возвращавшемуся с работы мужу все той же фрау В. Последняя, рассказывая эту историю, печально вопрошала: «Ну почему не спросить разрешения? Я бы сама ей собрала букет. Мне не жалко. Но как же можно без спроса?! Это же моя собственность! И какой же это пример детям?!»

На тот момент немецких провинциалов явно больше волновала форма, чем содержание поступка. О содержании фрау В. начала задумываться лишь пару недель спустя, когда пропал любимец семьи кот Феликс. Собственно, он и раньше «гулял сам по себе», не боялся ни людей, ни редких машин. Бывало, что любопытство уводило Феликса довольно далеко от дома, но уж к ужину он всегда возвращался. И вдруг — пропал на целых три дня. Фрау В. забила тревогу. По номеру телефона, вышитому на ошейнике питомца, фрау В. никто не звонил ни с плохими, ни с хорошими новостями. Впрочем, на пятый день кот нашелся.

Он приполз почти к порогу – изможденный, с перебитой задней лапой и поломанными ребрами. Изумленный ветеринар объяснил хозяйке, что характер травм явно указывает на то, что кота нещадно избили люди – редчайший случай за последние 65 лет существования деревни. Сотрудник общежития мигрантов подтвердил, что Феликса видели на территории – он убегал от вооруженных палками мужчин. Так фрау В., по ее словам, убедилась в различии взглядов коренного населения Германии и вновь прибывших на ценность и неприкосновенность любой дарованной Господом жизни. Осознание того, что не всякий беженец способен и готов воспринимать жизнь с немецкой точки зрения, начало приходить к населению деревеньки с тремястами жителей.

Окончательно растерялись старожилы с Балтийского берега после случая в «лавке тети Эммы» – так в Германии называют небольшие магазинчики, торгующие мелкими товарами для местных покупателей, которые привыкли продумывать расходы до цента. В один из хмурых ноябрьских деньков несколько пенсионерок и фрау В. выстроились в небольшую очередь, чтобы пополнить домашние запасы – упаковкой кофе, чая или вовсе лишь пачкой бумажных носовых платков. Главным для них было общение с соседками и владельцем лавки, а потому дамы не спешили расплачиваться. Вставший в конец очереди красавец из далекой Африки потерял терпение и решил ускорить процесс.

Соискатель политического убежища вынул купюру в 500 евро и, потрясая ею перед лицами пенсионерок, как бы демонстрируя свою «крутость», стал пробиваться к прилавку. Выкрикивая: «Э! Э!!!», он пробрался вперед и привел в замешательство уже и продавца. Тот не только давно не держал в руках такой крупной купюры, но и сдачи не мог с нее дать. Обведя презрительным взглядом старушек в кудельках, заморский гость покинул помещение. Застывшая в изумлении публика долго соображала, откуда у «несчастного мигранта» оказалась купюра, превышающая их среднюю пенсию в 473 евро. Привожу этот провинциальный пример как образец постепенной перемены настроений немцев, поспешивших раскрыть объятия обездоленным людям и упивавшихся поначалу своей безграничной способностью сочувствовать.            

Анетте Голд, Гамбург, rosbalt.ru











Lentainform