16+

«Культура все меньше зависит от творческих личностей, а все больше – от идеологии»

27/01/2016

«Культура все меньше зависит от творческих личностей, а все больше – от идеологии»

Главным культурным событием минувшего года в Петербурге была провалившаяся попытка епархии получить Исаакиевский собор.


         Любопытно, что противостояли этой попытке не столько антиклерикальные либералы, сколько вполне православные граждане, занимающие разные светские посты. А фоном – постепенное сужение пространства творческой свободы, которому деятели культуры более или менее активно сопротивлялись.

Самые влиятельные люди в петербургской культуре в 2015 году

1. Михаил Пиотровский, директор Эрмитажа (1)*
2. Николай Буров, директор ГМП «Исаакиевский собор» (8) (на фото)
3. Валерий Гергиев, худрук Мариинского театра (2)
4. Лев Додин, худрук МДТ (3)
5. Валерий Фокин, худрук Александринского театра (5)
6. Андрей Могучий, худрук БДТ (4)
7. Владимир Кехман, худрук Михайловского театра (-)
8. Константин Сухенко, глава Комитета по культуре (-)
9. Елена Кальницкая, гендиректор ГМЗ «Петергоф» (-)
10. Максим Резник, депутат ЗакСа (-)

* В скобках – место в списке по итогам 2014 года

1. Михаил Пиотровский бессменно занимает первое место в культурном рейтинге, совмещая руководство главным российским музеем с достаточно независимым (хотя и в рамках, конечно) поведением. В отчетном году у него, правда, не было таких ярких побед, как в прежние: в войне с Москвой за коллекцию импрессионистов, например, или проведение  политически неблагонадежной «Манифесты». Но это ничего не меняет. В 2015 году экспертам он запомнился, в частности, выступлением на Культурном форуме, где призвал ООН применять силу для защиты культурных ценностей.

2. Директор музея-памятника «Исаакиевский собор» Николай Буров – прорыв года в культурном рейтинге. Он победил такую казавшуюся несокрушимой силу, как РПЦ, причем на весьма важном для нее фронте – в борьбе за Исаакиевский собор. Более того, один из главных обидчиков Николая Бурова, протоиерей Александр Пелин, пошел после этого под гору и лишился поста настоятеля Сампсониевского собора. Даже если эта победа временная (что не исключено), по итогам 2015 года Буров является триумфатором.

3. Валерий Гергиев всемирно известен, к тому же в отличных отношениях с президентом, но всегда занимает второе место, уступая более социально активному Михаилу Пиотровскому. В этом году уступил еще и Николаю Бурову. Эксперты напоминают, что в отчетном году Гергиев получил площадку во Владивостоке.

4. Вместе с двумя другими известными театральными режиссерами и худруками – Валерием Фокиным и Андреем Могучим – Лев Додин традиционно упоминается нашими экспертами в числе влиятельнейших людей петербургской культуры. В этом году он вырвался вперед, так как в конце года, в условиях сокращений бюджетных трат, начал строительство новой сцены МДТ.

5. Валерий Фокин известен своими хорошими отношениями с высшей властью, но при этом позволяет себе иметь достаточно независимую позицию. Как глава Гильдии театральных режиссеров России в минувшем году не раз жестко высказывался о попытках введения цензуры. В частности, выступал в защиту опальной оперы «Тангейзер».
 
6. Эксперты указывают, что БДТ, руководимый Андреем Могучим, регулярно посещается высшими региональными и федеральными чиновниками. Если Лев Додин только начал строительство своего театра, Андрей Могучий уже отпраздновал новоселье. Правда, и критиков его деятельности в БДТ достаточно – тень Товстоногова мешает Могучему развернуться.

7. Хотя с финансовой точки зрения дела у Владимира Кехмана – по крайней мере, внешне –  идут неважно (Сбербанк подал иск о его личном банкротстве), в культурной сфере у него все хорошо. В отчетном году Кехман возглавил Новосибирский театр оперы и балета, не покидая при этом Михайловский (в котором теперь трудится не гендиректором, а худруком). Более того – эксперты уверяют, что именно он, используя свои кремлевские связи, помешал назначению своего предшественника Бориса Мездрича, уволенного после постановки «Тангейзера», в Театр на Литейном.

7. Экс-депутат ЗакСа Константин Сухенко, в минувшем году занявший пост главы Комитета  по культуре, не склонен к публичным действиям. Что лишает нас возможности оценить степень его влияния на ситуацию.  Однако, считают эксперты, при всей своей внешней мягкости (а может быть, именно благодаря ей) он может договариваться со всеми, с кем нужно.

9. Елена Кальницкая возглавляет самый популярный у туристов и отечественных випов музей-заповедник Петергоф. Который и сам хорошо зарабатывает, и федеральными властями не обижен. Эксперты говорят, что Кальницкая очень уверенно чувствует себя в своем кресле, потому что умеет находить общий язык с Министерством культуры.

10. Глава заксовской комиссии по культуре Максим Резник, будучи, во-первых, человеком либеральных взглядов, во-вторых, очень активным, участвует во всех околокультурных скандалах. В частности, именно он озвучил информацию о письме митрополита Варсонофия с просьбой отдать церкви Исаакиевский собор. А не будь Резника – еще неизвестно, чем бы дело кончилось.

Лилия Шитенбург, театральный критик:

Петербургская культура все меньше зависит от творческих личностей и все больше – от государственной идеологии. Соответственно, влияние в этой сфере определяется тем, насколько успешно большой художник, директор культурного учреждения или руководитель коллектива способен продолжать творческую и просветительскую деятельность, не ставя ее в прямую зависимость от непредсказуемых и постоянно меняющихся решений, поступающих из высоких чиновничьих кабинетов.

В Петербурге по-прежнему есть Эрмитаж, его по-прежнему возглавляет Михаил Пиотровский, и в главном музее города по-прежнему проходят выставки, свободные от варварских нападений маргиналов и радикалов. В Петербурге по-прежнему есть Мариинский театр – а значит, Валерий Гергиев остается одним из самых влиятельных культурных деятелей.

Валерий Фокин не только возглавляет Александринку – теперь уже театральный комплекс, – но и славится своим умением вести диалог с властью в самых сложных ситуациях: в этом году он участвовал в театральных мероприятиях Петербургского культурного форума, подавая пример противостояния агрессивной невежественной демагогии.

Андрей Могучий, осуществляя ребрендинг БДТ (задача непростая сама по себе) в сложнейших условиях, стойко противостоит оказавшейся сегодня в тренде архаизации театрального искусства. Лев Додин своим авторитетом превратил МДТ – Театр Европы в территорию, свободную от любых посягательств извне: начало строительства нового здания театра лишь упрочило его влияние в городе.

Продолжает пользоваться необыкновенным – хотя и локальным – влиянием возглавляющая Театр Комедии Татьяна Казакова: никакие негативные события, происходящие в ее театре (в этом году это увольнение ведущих актеров), не в силах заставить руководство города пересмотреть вопрос о несменяемом худруке Комедии. Впрочем, о характере ее авторитета известно мало: процесс принятия решений в сфере городской культуры не отличается прозрачностью. Почему Казакова продолжает оставаться непоколебимой, доподлинно неизвестно.

Как и то, что на самом деле произошло в этом году в Театре на Литейном, который чуть не слили с Театром на Васильевском, а потом передумали. Несомненно, во всех этих странных происшествиях принимали участие чиновники городского и областного комитетов по культуре Константин Сухенко, Наталья Кононова (иные также называют Наталью Пахомову) – но в чем именно заключалось их участие, и кто непосредственно отвечал за принятые решения, ясно далеко не всегда. Волнующая непредсказуемость (нередко опасно балансирующая на грани прямой некомпетентности) – тренд, укрепившийся в управлении российской культурой.

А Борис Гребенщиков по-прежнему дает концерты; удивляя прохожих, поет песни в пешеходных переходах, и общается со своими поклонниками в Фейсбуке. И для многих понятие «петербургская культура» по-прежнему ассоциируется именно с ним. В отличие от нелепых чиновничьих решений, его нельзя отменить.

То есть мой личный рейтинг выглядит так: Пиотровский, Гергиев, Фокин, Могучий, Сухенко, Додин, Казакова из Театра Комедии, Наталья Кононенко, Наталья Пахомова и другие официальные лица. И под конец – Борис Гребенщиков.               








Lentainform