16+

Лингвисты дают объяснения причудам родителей: почему детей называют Крым или Каин

29/01/2016

Лингвисты дают объяснения причудам родителей: почему детей называют Крым или Каин

Комитет по делам ЗАГС Петербурга подсчитал, какие имена стали у родителей самыми популярными в 2015 году. У мальчиков никаких изменений не произошло: пятерка лидеров осталась такой же, как в 2014-м.


           Девочек активно называли Софьями, хотя в прошлом году в Петербурге это имя даже не попало в десятку (но при этом возглавляло российский рейтинг).  В этом году родители погнались за общероссийской модой: если объединить имена Софья и София, в Петербурге они заняли бы первую строчку.

Восточных имен в горячей двадцатке не оказалось. Преобладали, наоборот, старинные русские.

Любители редких имен не блеснули патриотическими изысками. Слегка напугало наличие в списке Каина и Люта, а заставили улыбнуться Космос и Барни (бисквитный медведь). Вот 20 имен, упомянутых в записях по одному разу.


Лингвисты дают объяснения причудам родителей: почему детей называют Крым или Каин


Владимир МАКСИМОВ, заместитель ученого секретаря Гильдии лингвистов-экспертов и авторитетный специалист по антропонимике. Он проанализировал зачитанный ему рейтинг, порадовался за попавшие туда редкие имена и сказал, что переменчивая мода – это всегда хорошо.

– Поразительно, что в Петербурге родилось столько Тимофеев. Восемьсот, вы говорите? Я встречал живого Тимофея лишь однажды, лет 15 назад. Сейчас ситуация примерно соответствует предвоенной. Были тогда Зинаиды и Зои, после войны пришла пора Надежд, в 60-е – Светланы, Наташи и Елены. А раньше, в 1930-е, вообще наступило раздолье, которым радостно пользовались. Не сверяйся со святцами, не называй по-революционному, выбирай сам, что хочешь. И сразу множество неупотреблявшихся раньше имен стали популярны.

– Сейчас у нас возвращение к религии – поэтому такой странный рейтинг? Скажем, Иван, Марк и Матвей в топе – т.к. детей называли в честь апостолов-евангелистов? Осталось Луку дождаться.
– Нет, Библия тут ни при чем. Хотя Лукой мальчиков называют, я знаю, пусть не так массово. Святцы тоже ни при чем, хотя у того же Тимофея именины  в среднем два раза в месяц. На волатильность влияют журналисты и телевидение. Если все время поминать редкое имя известной персоны, оно войдет в топ. Но и сами родители, если не дураки, думают, какое имя дать ребенку, узнают, какое ныне самое популярное, и выбирают другое. «Зачем наш мальчик будет четвертым Сашей в классе?» Именно поэтому имя Настя, продержавшееся десять лет на первой строчке, сместилось и уступило лидерство Софье.

– Где чаще используют странные имена? В провинции или в больших городах?
–  Самый большой закидон – БОЧ и какие-то цифры – был в Москве. Вообще, раньше странными именами грешили, конечно, большие города, а потом мода приходила из столиц в провинцию. Или не приходила. Сейчас я замечаю, что необычные имена чаще фиксируются в Новосибирске, Иркутске, Кемерове, Красноярске. Но сами видите – в Петербурге возродился интерес к басенным именам, то есть что мелькали только в баснях. Казалось бы, в обычную среду Фомы и Еремы уже не вернутся. Вернулись. Мне попадались.

– Образование родителей влияет на выбор?
– Помните, Пушкин писал: «Сладкозвучнейшие греческие имена, каковы, например, Агафон, Филат, Фёдор, Фёкла, употребляются у нас только между простолюдинами». Вообще, не могу не отметить, что в советские годы люди в массе были более образованы. Тогда учили куда лучше. И старинные имена употреблялись редко. Выводы делайте сами. Сейчас я читаю женские форумы, где безумные мамочки на полном серьезе советуются с шарлатанами, какое имя кому подходит. Некоторые даже проводят параллели между именем и болезнями, которыми будет страдать его обладатель. И если мама боится вырастить алкоголика, то она не даст ему имя Валерий или Валентин. 

– А имена с явным привкусом патриотизма где чаще дают?
– Мальчик Крым родился в Екатеринбурге. А Севастополь – в Москве. Вывод: везде. Впрочем, не надо делать выводов, если явление не массовое. Кстати, семья крымских татар вполне могла назвать ребенка Крымом, и грех ее за это осуждать. У мусульман, кстати, вообще нет канонического списка имен, поэтому все называют детей как хотят, и вот у них не бывает такого, что три Саида в одном классе. Правда, в Азербайджане составили список имен, которые запрещалось давать новорожденным. В целях борьбы за национальную самобытность. Это была большая ошибка. Жаль будет, если Украина ее повторит и запретит русские имена.

– А вот еще десять лет назад говорили, что в Швеции или Бельгии самое распространенное имя у детей – Мухаммед. Значит, есть традиция!
– Во-первых, дают разные производные: Магомед, Махмуд и т.п. Во-вторых, действительно: списка нет, а традиция называть старшего ребенка в честь Пророка – есть.

– Глобализация не отразилась на антропонимике? Иностранных имен как-то не особо прибавилось.
– Прибавилось, но только за счет девочек. Скажем, в России встречаются Джульетты, а Ромео я ни одного не знаю. Что естественно: не из каждого иноязычного имени можно сделать приличное отчество. «Ромеович»? Ужас! А вообще смешение есть, конечно. Раньше не было имени Кристина, только Христина, а теперь есть, и популярное.


Лингвисты дают объяснения причудам родителей: почему детей называют Крым или Каин


Валерий ЕФРЕМОВ
, психолингвист и профессор филологического факультета РГПУ имени Герцена

– Пятерка самых популярных имен год от года не меняется. Я на нашем девчачьем факультете замечаю, что Анастасий с каждым годом все больше. 3–4 года назад пошел такой поток. Наверное, это попытка родителей как-то обратиться к глубоким русским корням. Они думают: назовем сына Иваном, отдадим дань исконно русским традициям. Хотя если читать Ономастикон, то будешь знать, что по-настоящему русских имен всего два – Борис и Глеб. Борис – от слова «бороться», Глеб – это от «глебти», какой-то древний глагол. Имена Борис и Глеб будущие великомученики получили при рождении, затем их крестили Романом и Давидом, но поскольку это первые русские святые, их первые имена тоже вошли в святцы. Вспомнил, есть еще русское имя Ждан, но оно ведь не употребляется.

Остальные классические русские имена пришли к нам из греческого или иврита. Или это кальки с других языков. Например, у греков были три святые: Пистис, Елпис и Агапи, а также их мать София. Имена дочерей перевели на славянский и сделали общеупотребительными женскими именами: Верой, Надеждой и Любовью. Имя матери переводить не стали. Нет у нас такого имени – Мудрость… Впрочем, мне имя София очень нравится.

– А телевизор оказывает влияние на имена?
– Анастасия своей популярностью наверняка обязана Заворотнюк и Волочковой. Можно по-разному относиться к Ксении Собчак, но имя благодаря ей на слуху, вот Ксюши и попали в десятку. Никто не назовет своего ребенка Феофилом просто так: нужно сначала услышать это имя, хотя бы прочитать его у Гоголя. Вообще, по нашему факультету видно прибавление тюркских имен. Все чаще приходится спрашивать: а как вас правильно называть – Зарéма или Заремά?

– А вот другая тенденция – мальчиков называют упрощенными именами: не Георгий, а Егор.
– Имя Егор нравится тем, что оно проще и короче, а жизнь задает все более убыстренный темп. И потом, неразумно это – звать мальчика в детстве коротким именем, а после  заставлять его привыкать к длинному. Пусть будет имя одно и сразу. Что касается социальных каких-то условий, то они все себя изжили. Это до революции были Ивάновы и Иванóвы, Михάлковы и Михалкóвы – из разных сословий. Но это не те мысли, которые сидят сейчас в головах у родителей. У наших людей вообще нет какой-то традиции присваивания имен. Раньше были святцы, сейчас ими тоже пользуются, хотя не строго следуют дате. Ну, еще есть традиция давать имя особо уважаемого родственника – того, скажем, кто сделал особо удачную карьеру. А у китайцев, например, совсем другие традиции. Там основных фамилий всего шесть – значит, чтобы хоть как-то  идентифицировать, скажем, в школе – надо давать очень оригинальные имена.

– У нас тоже дают оригинальные – Каин, например. Вы это одобряете?
– Такие люди ведут себя абсолютно по-идиотски. Зачем они так поступают со своим ребенком? Конечно, у нас есть словарь имен Бориса Хигира, в котором каких только не встретишь вариантов, но я бы, как профессор Преображенский, отправил бы его в печку. Ребенок потом поменяет имя, но до 18 лет будет мучиться. Так и представляю, как его на каждой перемене спрашивают: где твой Авель? Я бы точно спрашивал. Другие имена лучше оценивать, зная фамилию.           

Нина АСТАФЬЕВА











Lentainform