16+

Номинант на «Оскар» Константин Бронзит: «Я занимаюсь ерундой»

03/02/2016

Номинант на «Оскар» Константин Бронзит: «Я занимаюсь ерундой»

В феврале «Оскар» объявит своих победителей. На премию номинирован и питерский режиссер Константин Бронзит. Его мультик «Мы не можем жить без космоса» выдвинут в категории «Лучший короткометражный анимационный фильм». Бронзит рассказал «МК» в Питере», почему у российского кинематографа так мало «Оскаров», а у его мультика нет шансов получить заветную статуэтку.


               Стабильные промахи 
 
— Несколько лет назад вы говорили, что наша мультипликация пока одна из самых отсталых в мире. Но с тех пор у нас появились «Смешарики», «Маша и Медведь», «Приключения Лунтика и его друзей», «Барбоскины», мультфильмы о богатырях. А теперь вот и ваша номинация на «Оскар». Может, мы уже не так и отстаем? 
— Вы правы, сегодня в России анимации делается больше, чем когда-то в СССР. Хотя старшее поколение уверено, что все ровно наоборот. Люди просто забывают, что, будучи детьми, они очень любили мультфильмы, но потом, повзрослев, потеряли к ним интерес и перестали их смотреть. Отсюда и ощущение, что мультиков нет. Но в качестве наша мультипликация действительно пока отстает от Запада. Причина в хронической нехватке денег. Бюджет одного мультфильма американской киностудии «Пиксар» запросто перекроет весь бюджет российской мультипликации за год! И моя номинация на «Оскар», как бы абсурдно это ни звучало, только подчеркивает, как мы отстаем. Каждый год кто-нибудь из западных аниматоров получает статуэтку, а для нас сама номинация — уже исключительный случай, поэтому и шум такой поднялся. За всю историю советской и российской анимации у нас было всего шесть номинаций и ни одной статуэтки. («Оскар» Александра Петрова за мультик «Старик и море» принадлежит Канаде).
 
— С художественными фильмами нам на «Оскаре» тоже не очень везет. Может, мы просто не те картины посылаем? 
— Возможно. В прошлом году, например, от России на «Оскар» отправили фильм Федора Бондарчука «Сталинград». Мне лично было понятно, что эта картина не попадет даже в шорт-лист. Слава богу, в короткометражном анимационном кино правила подачи на «Оскар» совершенно другие. Мы не зависим ни от какого комитета. Чтобы выдвинуться на премию, фильму необходимо получить высший приз на одном из квалификационных фестивалей Американской киноакадемии. Если бы я зависел от какого-то оскаровского комитета, то у меня сейчас точно не было бы никакой номинации. 
 
— Почему? 
— Потому что наш комитет удивительно стабильно промахивается со своим выбором. Когда Александр Рогожкин снял потрясающий фильм «Кукушка», российский комитет послал на «Оскар» гораздо менее внятную картину Андрея Кончаловского «Дом дураков». Пару лет назад посылали откровенно слабый фильм «Белый тигр» Шахназарова...
 
Формула «Оскара»
 
— Есть мнение, что если сделать героями фильма афроамериканцев или геев, то шансы получить «Оскар» гораздо выше. Согласны с такой формулой успеха? 
— Если бы такая формула существовала, ее бы все использовали. Но если говорить полушутя, то я знаю настоящую формулу попадания на «Оскар», по крайней мере в категории короткометражного анимационного кино. Во-первых, нужно быть американцем, а во-вторых, сделать свой фильм на студии «Пиксар». 
 
В Американской киноакадемии около 6 тысяч членов, и 85 процентов из них — граждане США. Если говорить об анимационном кино, то подавляющее большинство академиков, активно голосующих в этой категории, работают на студиях «Дисней» и «Пиксар». Им никто не дает указаний, за кого голосовать. Но у них в мозжечке сидит чувство товарищества. Почему бы не проголосовать за симпатичный фильм родной студии, особенно если режиссер твой знакомый? Смешно на них за это обижаться. Поэтому, я думаю, шансов получить «Оскар» у нас практически нет.
 
— А политика здесь играет какую-то роль? Могут нам не дать «Оскар» просто потому, что мы из России? 
— Если бы этот фактор играл какую-то роль, нас бы вообще не было в номинации. Американским кинематографистам наплевать на политику. Они мало что знают про Путина и Обаму. Они хорошо живут, радуются своей работе и смотрят кино. Это мы зациклены на том, кто в мире прав, а кто виноват. 
 
«Да что вы все про кино?»
 
— В последнее время у нас начали снимать остросоциальное кино о том, как в стране все плохо. Например, фильм «Дурак» Юрия Быкова или «Левиафан» Андрея Звягинцева. Эти картины охотно показывают на международных кинофестивалях. Так, может, еще один секрет успеха — сделать мультфильм о бедной и несчастной России? 
— У меня нет желания этим заниматься. Не вижу в этом никакого смысла. Вы думаете, чиновник, берущий взятки, посмотрит остросоциальный мультик и изменится? А еще смешно надеяться, что у такого фильма выше шансы получить «Оскар». И я делаю фильмы вовсе не для того, чтобы завладеть статуэткой. Хотя многие, судя по комментариям в Интернете, именно так и думают. Грязью поливали не только мой фильм, но и меня самого. 
 
— А в чем вас обвиняли? 
— Да чего там только не писали! И что фильм «Мы не можем жить без космоса» просто дерьмо. Что это антисоветское кино! Обвиняли, что я украл музыку у Георгия Свиридова «Время вперед!». Между тем родственникам композитора мои продюсеры Саша Боярский и Сергей Сельянов за несчастный 30-секундный отрывок из этой сюиты заплатили большой гонорар! За что моим продюсерам, как и всей студии «Мельница», отдельное спасибо, потому что они помогли мне сделать фильм именно таким, каким я его хотел видеть. 
 
— Ваш мультфильм заслужил в Интернете не только критику, но и массу восторгов. Есть ощущение, что вы сделали действительно что-то очень важное и ваше имя останется в истории? 
— В истории?.. Я давно понял, какой ерундой занимаюсь в жизни. Хотя многие режиссеры, особенно игрового кино, считают, что своими картинами они осчастливливают этот мир. Вот я сделал мультик. И что? Просто одним фильмом в 2014 году стало больше. Но эфирное пространство и без того замусорено. Поймите, это не самоуничижение и не кокетство. Не анимацией, не занятиями искусством можно оставить след. Настоящий человек с большой буквы вообще об этом не думает, он живет по другим законам. В этой связи я всегда вспоминаю таких людей, как Шаварш Карапетян (17-кратный чемпион мира по подводному плаванию. В сентябре 1976 года троллейбус с 92 пассажирами упал в Ереванское озеро и ушел на глубину более 10 метров. Шаварш, в это время находившийся на берегу, бросился спасать людей и смог достать живыми двадцать человек. — Ред.)... Они остаются в нашей памяти не книгами или фильмами, а совершив простые, но предельно человеческие поступки. А мы с вами все про кино.              
 
Катерина Кузнецова, фото Замира Усманова 







Lentainform