16+

Почему 29 миллиардов рублей не помогли петербургским вузам попасть в мировой ТОП-100

04/02/2016

Почему 29 миллиардов рублей не помогли петербургским вузам попасть в мировой ТОП-100

Счетная палата РФ проверила, как вузы расходуют бюджетные субсидии, выданные им на повышение мировой известности и конкурентоспособности. Денег уже выделено много – 29 миллиардов. Субсидии нужны, чтобы помочь вузам войти в ТОП-100 ведущих мировых университетов.


          Оказалось, вузы расходуют субсидии не так и не туда. Ни один из них в мировой ТОП-100 не вошел. Зато многие ректоры вошли в отечественный ТОП-100 по уровню зарплат. Куда потратили субсидии петербургские вузы и как они повышают свою конкурентоспособность? – выяснял «Город 812».

Жили, пили, говорили


«Проект 5-100» – так коротко Минобрнауки назвал программу по повышению конкурентоспособности российских вузов, начатую в 2013 году.  Цель  проекта –  добиться, чтобы к  2020 году  не менее пяти российских вузов вошли в первую сотню мирового рейтинга университетов. Отсюда и название – «5-100».

На программу уже потрачено 29 миллиардов рублей: их по конкурсу получил 21 российский вуз. Три из них – петербургские: Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого (Политех), Санкт-Петербургский государственный электротехнический университет «ЛЭТИ» им. В.И. Ульянова, Санкт-Петербургский национальный исследовательский университет информационных технологий, механики и оптики (ИТМО).

Первые подозрения, что средства, выделенные вузам, идут не совсем туда, куда надо, возникли осенью прошлого года. Около миллиарда рублей могли вообще не дойти до вузов, так как, по словам первого зампреда комитета Госдумы по образованию Владимира Бурматова, они были потрачены на организацию проектного офиса «Программы 5-100». Еще около полумиллиарда израсходовали на гостиничное обслуживание, более четырех миллионов – на авиаперелеты, 2,6 миллиона – на банкеты, 24 миллиона рублей – на заседания, и так далее. По мнению Бурматова, многие закупки в рамках проекта выглядят «сомнительными», и есть подозрения, что деньги перечислялись «напрямую организаторам рейтингов» (а не вкладывались в научную инфраструктуру). Депутат направил запрос в Счетную палату России с требованием провести проверку.

Счетная палата РФ проверила «Проект 5-100» и подтвердила многие из подозрений. В конце января она опубликовала результаты проверки.

«Ни один из российских вузов, получивших субсидию на повышение конкурентоспособности, не вошел в первую сотню мировых рейтингов. Более того, не установлено, в какой конкретно мировой рейтинг должны войти вузы...  Размер предоставленных вузам субсидий был рассчитан с нарушением.  В результате в 2014 году 5 вузам субсидия была завышена, а 9 другим – занижена... Основное направление использования вузами субсидий – заработная плата. На эти цели израсходовано почти 60% расходов. При этом уровень зарплаты иностранных граждан в несколько раз выше, чем у российских ученых. Несмотря на высокую зарплату, в вузах отсутствуют... результаты интеллектуальной деятельности, в том числе с участием зарубежных специалистов, что не позволяет оценить их вклад в науку. Направляя большую часть субсидии на зарплату, вузы в результате не выполняют мероприятия, предусмотренные Программами повышения конкурентоспособности», – говорится в отчете Счетной палаты.

«Проект 5-100» курирует ФГАНУ «Социоцентр» (подконтрольное Минобрнауки).  После проверки Социоцентра  Счетная палата обратилась в Генеральную прокуратуру. Речь может зайти об уголовном деле.  Более 90% закупок ФГАНУ совершило у  единственного поставщика.

«При этом по 12 договорам, заключенным Социоцентром, была установлена заинтересованность заместителя директора Социоцентра в совершении сделки, так как он одновременно был совладельцем компании, с которой заключены договоры», – выяснила СП РФ.

Аудиторы признали «наличие аффилированности» и «высокую степень коррупционных рисков». 

Трудно и скользко

Петербургские вузы в отчете Счетной палаты РФ заслужили нескольких отдельных строк. Например, ИТМО  получил субсидию, несмотря на то что в его планах вообще нет такого пункта, как попасть в мировой ТОП-100. (Вуз запланировал занять 171 место.) Кроме того, ИТМО, как выяснили аудиторы, установил себе такие плановые показатели, что они оказались ниже фактически достигнутых в предыдущем году!

Зато Петербургскому «ЛЭТИ» Минобрнауки, наоборот, в выделении субсидий отказал, мотивируя это тем, что в предыдущем году вуз не достиг двух плановых показателей. Хотя другим вузам, не достигшим аж трех показателей (или установивших себе понижающие планки, как ИТМО), субсидию дали. Все это, по мнению СП РФ, свидетельствует о ненадлежащем контроле и низком уровне сопровождения программы со стороны Минобрнауки.

«Город 812» спросил петербургские вузы, участвующие в «Проекте 5-100», на что они потратили свои субсидии. И почему  устанавливают себе планы с понижением результатов, заставляющие работать хуже, а не лучше. И что нужно делать нашим вузам, чтобы повысить  конкурентоспособность и стать вровень с ведущими университетами мира.

К нашему изумлению, тема для вузов оказалась трудной и  не то чтобы деликатной, а скорее  – скользкой. Все они попросили прислать официальные запросы, а затем отказались говорить устно. Некоторые университеты, например ИТМО, вообще не стали отвечать.

ЛЭТИ и Политех прислали письменные ответы. При этом ЛЭТИ настойчиво попросил еще и согласовать перед публикацией свой же собственный письменный ответ. Мы, конечно, предполагали, что тема заставит напрячься руководство вузов. Но не думали, что до такой  степени.

«Рейтинг выгоден тем, кто управляет политикой»

По словам ректора  СПбГЭТУ «ЛЭТИ» Владимира Кутузова, вузу не давали субсидий по «Проекту 5-100» ни в 2014-м, ни в 2015-м годах.

- Официально нам не объяснили причину отказа в финансировании, поскольку это не предусмотрено в регламенте работы международного совета, который принимает окончательное решение, – говорит он.

Но из «Проекта 5-100» вуз все же не исключили,  поэтому он продолжает – за собственные средства – выполнять ранее намеченные планы. Все выполнить не удалось. ЛЭТИ не смог подняться в мировом рейтинге вузов и не смог увеличить долю доходов из внебюджетных источников. Зато остальные показатели даже перевыполнил. Например, процент иностранных студентов увеличил почти до 16% (вместо 12,5% запланированных).

– Рейтинг – это всегда инструмент конкурентной борьбы, он выгоден тем, кто его организовал и управляет политикой. Поэтому российским вузам, впервые участвующим в «чужих» рейтингах, очень трудно пробиться наверх. В 2015 году наш вуз не входил в число рейтингуемых университетов в общем рейтинге QS. Связано это с ростом числа участников рейтинга и с изменением политики основных мировых рейтингов. Очевидно, что сравнивать вузы технические, гуманитарные, медицинские и т.д. надо отдельно. Также, впрочем, как и большие, средние и маленькие, – говорит ректор.

– Что конкретно мешает ЛЭТИ попасть в мировой ТОП-100 ведущих вузов?
– Тривиальный ответ: отсутствие сравнимого с мировыми лидерами финансирования. Например, бюджет одного из лидеров международных рейтингов – Массачусетского технологического института, – выраженный в долларах, превосходит в несколько раз наш бюджет, выраженный в рублях. Но дело не только в деньгах. На протяжении многих лет нас, технические вузы, оценивали по вкладу в прикладные и фундаментальные исследования в интересах отечественной промышленности. Объективным показателем эффективности  была так называемая выработка по науке (объем финансирования научных проектов в расчете на одного сотрудника. ЛЭТИ всегда входил в десятку лучших вузов страны по этому показателю). 

В международных рейтингах половина рейтинговых баллов определяется зарубежными экспертами. Российских экспертов там очень мало, а по нашему направлению  – практически нет.  Научные статьи сотрудников вузов и ссылки на них (так называемый индекс цитирования) учитываются в журналах, также включенных в зарубежные базы данных. Публикации в отечественных научных журналах в основном в расчет не принимаются. Сейчас ситуация меняется, но очень медленно, поэтому у всех российских вузов имеются проблемы с продвижением в международных рейтингах. Нельзя сказать, что у нас нет успехов. Но быстрых побед в зарубежных рейтингах ждать не стоит. Зато в рейтинге российских вузов, выпускники которых наиболее востребованы работодателями, ЛЭТИ занял третье место среди 140 инженерных университетов России.  В региональных рейтингах среди университетов развивающихся стран Европы и Азии в 2015 году мы заняли места с 101 по 120. В рейтинге THE World University Rankings заняли 644 место – вполне достойное для первого раза, – говорит Владимир Кутузов.

Проблема в том, что ни один из упомянутых ректором Кутузовым рейтингов Минобрнауки не засчитывает как достижение «показателей» по «Проекту 5-100». В зачет там идут только места в одном из трех рейтингов, которые называются: QS, THE и ARWU (см. пояснения в выноске).

Миллиард на зарплату зашили в код


Петербургский Политех  также отвечал на вопросы редакции письменно. С огромным количество неудобочитаемых канцеляризмов.

Например, на вопрос «что нужно делать вузам, чтобы повысить конкурентоспособность?» мы получили такой ответ.

«Позиционирование (уникальный профиль), капитализация репутации, открытость, сетевое сотрудничество. Университет с великой историей, университет передовых технологий и междисциплинарных технологий мирового уровня – все это зашито в код Политеха. Нам всем, участникам Проекта 5-100, необходимо правильно артикулировать наши сильные стороны, – написал директор проектного офиса Программы «5-100-2020» Сергей Салкуцан.

Удивили  планы вуза по выполнению «Проекта 5-100». Как следует из отчета, опубликованного на сайте вуза,  ежегодно Политех планировал понижение  своего места в мировых рейтингах и опускался все ниже. В итоге в 2015 году университет оказался на 30 позиций ниже, чем в 2013-м!
 Сергей Салкуцан прокомментировал эту  коллизию так:

– Плановые значения устанавливались в 2013 году, когда наш университет еще не имел опыта участия в рейтингах.  Но неожиданно мы заняли высокую позицию в рейтинге QS, поэтому на 2016 год в плане оказались показатели меньше реально достигнутых в 2014 и 2015 годах. В настоящий момент планы скорректированы и отправлены на утверждение, – объяснил Сергей Салкуцан.
По его словам, для наших вузов есть много трудностей в заграничных рейтингах. Например, на Западе принято считать, что чем больше преподавателей приходится на сотню студентов, тем лучше.  В России – наоборот. В Минобрнауки думают, что чем меньше количество преподавателей в расчете на сто студентов – тем эффективнее вуз.

– Почему наши вузы не занимают первые строчки рейтингов? Они хуже западных?
– По позиции рейтинга нельзя делать вывод, хуже наши вузы или лучше. Рейтинги в большей степени оценивают модель университетов, соответствие их современным трендам, а также гибкость системы управления. Рейтинги постоянно меняются. Например, сейчас в большинстве из них существенную часть (до 50%) составляет репутация. А это параметр, которого нельзя достичь мгновенно. Политические и экономические катаклизмы негативно влияют на репутацию. Кроме того, методологии рейтингов модифицируются. Расширяется пул экспертов,  вводятся новые показатели, поэтому места в рейтингах зависят не только от успехов самих университетов, – уверен Салкуцан.

Политех получил от «Проекта 5-100» 1,95 миллиарда рублей. Половину этой суммы университет потратил на зарплату. Остальное – на стажировки,  развитие лабораторий, покупку оборудования и прочее.

Самые богатые ректоры

В ИТМО комментировать обвинения Счетной палаты и рассказывать, куда потратили субсидию, отказались. Напомним, аудиторы заявили, что университет установил плановые показатели по «Проекту 5-100», ниже  достигнутых. А также, что вуз получил бюджетную субсидию,  хотя даже не планировал войти в мировой  ТОП-100.

Зато ректор ИТМО Владимир Васильев, как и ректор Политеха  Андрей Рудской, вошли в ТОП-100  руководителей вузов с самыми высокими доходами.  Сайт Обрнадзор.рф опубликовал «Национальный рейтинг доходов руководителей государственных вузов  2015 года». Рудской занял в рейтинге 62 место (доход 9,8 млн рублей), Васильев – 64 место (доход 9,2 млн рублей).  К слову, на первом месте в рейтинге директор Калмыцкого филиала Московского государственного гуманитарно-экономического института Гилян Айдарова (доход 109,2 млн руб.).

Получить комментарии результатов проверки Счетной палаты от Минобрнауки также не удалось. Оставили без внимания неудобные вопросы и в руководстве «Проекта 5-100» – том самом Социоцентре, по поводу которого СП РФ обратилась в Генпрокуратуру.

Зато в Социоцентре нам рассказали об успехах проекта. Письменно, разумеется. Похоже, о «Проекте 5-100» и вообще  не принято говорить вслух.

В письме говорится о том, что достижения вузов важно оценивать не только по рейтингам. И что в почетных мировых рейтингах  участники «Проекта 5-100» упомянуты 21 раз, что на 12 раз больше, чем раньше. Наши вузы находятся пока на окраине рейтингов. Но спасибо, что вообще попали. Петербургские вузы похвалили. Особенно похвалили тех, кто получил  субсидии в рамках «Проекта 5-100».  Политех назвали триумфатором.  Университет ИТМО  отметили за удачный ребрендинг.

«Задача науки – не скакать перед чиновником»

«Город 812» попросил прокомментировать проблему повышения конкурентоспособности  вузов экспертов, не связанных с проектом. Мы обратились к нескольким авторитетным профессорам Петербургского государственного университета. И получили, в общем-то, уже предсказуемый результат.

Из четверых сотрудников СПбГУ на письма ответили  двое. Причем один из них вежливо заявил, что уровень наших  вопросов «предполагает  ответы более солидного должностного лица…. Я всего лишь рядовой  профессор».  Другой профессор сначала ответил на наши вопросы, но потом прислал встревоженное письмо с просьбой не указывать фамилию, в противном случае ему будут грозить «весьма серьезные последствия».  Приводим ответы этого анонимного доктора наук, профессора. Храбрые и честные.

– Что нужно делать вузам, чтобы повысить свою конкурентоспособность?
– Повысить среднюю зарплату ассистентам, старшим  преподавателям, доцентам, профессорам. Сократить разрыв в зарплате между профессорами и ректорами до 4-кратного. Сократить управленческий аппарат ректоратов и запретить им выпускать более одного приказа в месяц. Вкладывать средства в исследования.  Развивать самоуправление факультетов и выборность на все должности. Не делать культа из зарубежных рейтингов. Слава сама найдет достойного.

– Как вы оцениваете усилия петербургских вузов по вхождению в ТОП-100 мировых университетов?
– Усилия в разных вузах  прикладываются разные. «В среднем по больнице» они недостаточны. Изо всех сил стремиться попасть в западные рейтинги не нужно. Последняя задача никак не является научной. Задача науки – открывать и описывать законы окружающего мира и общества, а не скакать перед чиновником, счастливо размахивая рейтингом.  Не надо путать взгляд чиновника на науку и реальную науку.

– Насколько сегодня адекватен «Проект 5-100» сложившейся мировой политической и экономической обстановке?
– Первое. Неужели одна и та же мысль, выраженная не по-русски, а по-английски, становится от этого весомее или доказательнее? Второе. Кто-нибудь из «англоманов» учитывает, что, например, статья о причинах кризиса на Донбассе будет опубликована в рейтинговых западных журналах, только если автор согласен с западной точкой зрения? В большинстве случаев это будет так. Третье. В общественных науках есть темы, которые актуальны для российского общества и науки и не так актуальны для западных рейтинговых журналов. Четвертое. Зарубежные индексы более применимы к точным наукам, но в гораздо меньшей степени – к гуманитарным и общественным. Если формула воды одинакова в России и США, то содержание, цели и направленность политики – нет.  Поэтому попадание в западные рейтинги важно, но не может быть ни самоцелью, ни главным критерием значимости научного труда. На Западе индексы составляются для обеспечения конкуренции за студентов и за финансирование. Это рыночная борьба – со всеми вытекающими, – заявил профессор СПбГУ.

В ТОП-100 каких рейтингов  нужно попасть (по версии Минобрнауки)

QS  (QS World University Rankings) составляется британской компанией QS Quacquarelli Symonds.
THE  (Times Higher Education) составляется одноименным британским изданием.
ARWU  (The Academic Ranking of World Universities) составляется Институтом высшего образования Шанхайского университета Цзяо Тун.

Ожидаемые результаты «Проекта 5-100» к 2020 году:

– вхождение не менее пяти российских университетов в первую сотню глобальных образовательных рейтингов (рейтинг университетов мира Times Higher Education, всемирный рейтинг университетов QS, академический рейтинг университетов мира ARWU);
– не менее 15% иностранных студентов от общего числа обучающихся в каждом вузе;
– не менее 10% иностранных специалистов от общего научно-педагогического состава каждого вуза.
По данным официального сайта «Проекта 5-100»               

Елена РОТКЕВИЧ








Lentainform