16+

ЗакС одержал очередную победу в войне со Смольным

11/02/2016

ЗакС одержал очередную победу в войне со Смольным

ЗакС одержал очередную победу в войне со Смольным, избрав своего представителя в Горизбирком. Можно сказать, что Вячеслав Макаров уверенно идет к победе, вооружившись тактикой, уже однажды принесшей ему триумф. Правда, в отличие от прошлого раза, нынешнюю войну можно назвать странной войной. Поскольку знаем мы о ней благодаря боевым действиям только одной из сторон.


           Страницы недавней истории

Исходной точкой всей истории является осень 2012 года. Тогда изгнанный в Совет Федерации Вадим Тюльпанов, уже отдавший Вячеславу Макарову кресло спикера ЗакСа, решил передать и остававшийся за ним пост главы партийной организации. Однако у Смольного нашелся свой кандидат – депутат-единоросс Константин Серов, принадлежащий к Русскому Афонскому обществу.

Команда Тюльпанова пошла ва-банк: тогдашний глава исполкома ЕР Дмитрий Юрьев устроил публичный скандал, обвиняя Смольный во вмешательстве во внутрипартийные дела. Не скупясь на эпитеты, он раздавал комментарии на этот счет городским и федеральным СМИ. В этом было некоторое внутреннее противоречие: партия власти на то и партия власти, чтобы слушать, что власть ей велит, а не изображать из себя независимых вольнодумцев. Но этого противоречия не увидели ни критиковавшие Смольный СМИ, ни сам Смольный. Там испугались публичного скандала и ослабили нажим. Главы районов, подчиненные вице-губернатору Игорю Дивинскому, который и должен был двигать Константина Серова, приходили на районные собрания «Единой России» и открыто агитировали за Макарова. В конце концов Серов снял свою кандидатуру.

Эта история важна для нас двумя событиями: подтвержденным фактом противостояния Смольного и Вячеслава Макарова (который тогда, впрочем, был не самостоятельным игроком, а членом команды Вадима Тюльпанова), во-первых, и поражением Смольного, во-вторых.

Все последующие годы стороны жили внешне вполне мирно, если не считать нападки Макарова на Серова, который к тому моменту уже покинул парламент и стал главой Невского района (у него в районе обнаружили незаконную свалку, и близкий к спикеру депутат Максим Резник регулярно пишет в Смольный разные запросы с требованием найти и наказать виновника). И еще одной не до конца понятной истории весны 2014 года, когда вместо выдвинутого губернатором в судьи Уставного суда экс-спикер ЗакСа Юрия Кравцова депутаты неожиданно проголосовали за технического кандидата Михаила Петрова. Впрочем, тогда считалось, что Смольный сам передумал в последний момент.

Хроника худой войны

Ситуация обострилась в прошлом году, когда ЗакС совершил целый ряд недружественных по отношению к Смольному действий. Весной, несмотря на публичные обещания исполнительной власти запретить строительство храма в парке Малиновка, ЗакС внес поправку в Генплан, исключающую территорию под проектируемой церковью из парковой зоны. Этот шаг не имел никакой иной целей, кроме демонстративной, поскольку у Смольного были и другие рычаги для запрета стройки (которыми он в итоге воспользовался). Потом Смольный отказался передавать церкви Исаакиевский собор, и буквально на следующий день делегация  депутатов во главе с Вячеславом Макаровым пошла встречаться с митрополитом Варсонофием. Еще один явно демонстративный жест.

Наконец, запрос, написанный Максимом Резником, но принятый голосами «Единой России», в котором говорилось, что заявление вице-губернатора Александра Говорунова, будто он курирует выборы, – «подготовка к нарушению закона». Это было в декабре, а в январе депутаты вызвали в ЗакС главу подчиненного Говорунову комитета по МСУ Игоря Князева, которого, не стесняясь в выражениях, обвиняли в том, что он рисует границы округов за их спинами. Дело дошло чуть ли не до обвинений в уголовных преступлениях, звучавших из уст Вячеслава Макарова.

Две недели назад депутаты написали закон о выборах и практически тайно внесли его в ЗакС. Хотя формально главному требованию Смольного – смешанной системе выборов – он удовлетворяет, источники говорят, что в Смольном этот закон не видели. А отдельные его положения – например создание окружных избирательных комиссий – направлены на то, чтобы лишить Горизбирком, подконтрольный Георгию Полтавченко, возможности влиять на ход выборов. Одновременно стало известно, что Контрольно-счетная палата, глава которой Вадим Лопатников лоялен Вячеславу Макарову, проводит проверку Горизбиркома.

И, наконец, избрание на прошлой неделе членом Горизбиркома выдвинутого со стороны спикера Дмитрия Краснянского вместо смольнинского кандидата Михаила Петрова (того самого, который два года назад стал уставным судьей). Эта история удивительна не меньше, чем выборы в Уставный суд. Накануне Смольный напряг половину муниципалитетов Петербурга, рекомендовав им подписаться под выдвижением Петрова. Но в самом ЗакСе с депутатами явно не работал: Краснянский получил 35 голосов, а Петров – 4. Зачем тогда Смольный возился с муниципалами, никто так внятно объяснить и не смог.

За все это время со стороны Смольного был только один ответ: глава Горизбиркома Алексей Пучнин отменил тайно назначенные осенью прошлого года выборы в муниципалитет поселка Солнечное, на которых собирались побеждать люди, близкие к Вячеславу Макарову. И провел выборы открыто, из-за чего получить большинство они не смогли.

Мы воевали сами с собой

Из этого набора фактов все делают очевидный вывод, что между ЗакСом и Смольным идет война. Однако нельзя не обратить внимание, что мы видим только войну ЗакСа со Смольным. Но не видим войну Смольного с ЗакСом. Исключением является лишь Алексей Пучнин, оказавшийся в положении богатыря Пересвета, который выехал биться с татарским богатырем Челубеем, но вдруг видит, что вражеское-то войско стоит, а его собственного за спиной нет.

Это заставляет нас пересмотреть исходный тезис – о том, что между ветвями власти идет война. Можно предположить, что война либо началась, но быстро закончилась, либо не начиналась вовсе.

Возможно, вопреки всем стереотипам о том, что в современной российской политике публичность никогда до добра не доводила, Вячеслав Макаров сумел успешно повторить опыт 2012 года. То есть так запугал Смольный перспективой скандалов, что окружение Георгия Полтавченко, которое сначала действительно собиралось повоевать, отказалось от этой затеи. Возможно даже, что и обвинения в адрес Игоря Князева в том, что Смольный за спинами депутатов рисует какие-то округа, были заведомо необоснованными. И имели единственную цель – продемонстрировать потенциал возможного скандала.

Таким образом, используя очевидный страх Смольного перед публичностью, Вячеслав Макаров мог победить его еще до начала войны. У исполнительной власти, впрочем, могут быть и практические резоны бояться скандального сценария. Потому что непонятно, какую разнарядку она получит на выборы из Москвы. Разнарядка может быть двух типов. Обеспечить «Единой России» определенный результат, тогда публичная ссора – это серьезный прокол.  Впрочем, возможна и другая редакция разнарядки: обеспечить определенный процент прокремлевскому пулу. То есть «Единой России», ОНФ и какой-нибудь партии «Великая Россия». В этом случае важна сумма голосов, и переключение админресурса в округах с ЕР на ОНФ, например, возбраняться не будет.

Но, что также вероятно, никакой войны со стороны Смольного вообще не было. А была она только в голове Вячеслава Макарова. Он прекрасно помнит, как в раз лишился своего места Вадим Тюльпанов, которого по приказу свыше, вместо того чтобы избрать спикером, депутаты избрали в Совет Федерации. И понимает, как переменчива депутатская любовь, поскольку  и сам, получив от Вадима Тюльпанова посты спикера и лидера партии, тут же охладел к своему бывшему шефу. Имея в виду предыдущую попытку Смольного посадить Серова в кресло начальника «Единой России», он вполне мог думать, что и теперь исполнительная власть захочет видеть в спикерском кресле какого-то более родного себе человека.

А после этого – начал войну с несуществующим противником, используя все те же технологии 2012 года.               

Антон МУХИН








Lentainform