16+

Единоросс — о самонадеянности и ослепленности властью депутатов и чиновников

11/02/2016

Единоросс — о самонадеянности и ослепленности властью депутатов и чиновников

Уже никто не срывает, что между петербургсим ЗакСом и Смольным идет предвыборное противостояние. Дмитрий Юрьев, глава исполкома петербургской «Единой России» в 2012 году затронул «человеческий» аспект борьбы четырехлетней давности и нынешней. По его словам в этой борьбе кроме политического прагматизма есть и личностный сюжет, который придает «особый шарм» этим подковерным баталиям.


           – Выведение конфликта в публичную сферу не было единственным механизмом, который обеспечил победу Макарова на партийных выборах 2012 года. И вообще – это был единственный случай, когда в Смольном попытались «втихую» собрать руководителей районных парторганизаций, чтобы, как мы полагали, потребовать от них голосовать за Серова. Я этот факт озвучил. Но это была лишь вишенка на торте. Торт состоял в другом. В ненужной и чрезмерной самоуверенности Смольного. На тот момент наша парторганизация была абсолютно лояльна, и если бы Смольный предложил в председатели какого-то варяга, вице-губернатора, его бы приняли. По принципу: «Надо – значит, надо».

Но господина Серова все знали. Знали долго – более 20 лет. И не то чтобы совсем с плохой стороны – но в лидеры его выдвигать были не готовы.

Тем более что с самого начала он и его немногочисленная команда выступали с таким выраженьем на лице: трепитесь-трепитесь, а потом вам скажут, и вы проголосуете. Никакой попытки вести нормальную конкурентную борьбу. А проталкивать его принялись именно что тупо, как бы не понимая, что имеют дело с живыми людьми. Скажу циничное: людей можно обманывать, уговаривать, подкупать и т.д. и в результате добиться своего, но нельзя делать вид, что их нет и не принимать в расчет вообще.

Если бы Смольный (в лице, например, Дивинского) это понимал, если бы вел переговоры и не загонял нас в угол, мы бы тоже получили возможность договариваться, искать варианты. И тогда – вместе со всем городом – не получили бы того печального для всех результата, который получили в лице нашего полковника. Не имея возможности договориться, мы, я имею в виду команду Вадима Тюльпанова, выдвинули того единственного, кого смогли найти. Это была – говорю сейчас от себя и о своей ответственности – тяжелая ошибка. Мы недооценили Макарова. Нам казалось, что при всей его эксцентричности он слишком опытен и слишком по-военному честен, чтобы повести себя так, как он повел. В итоге наша партия потеряла свой главный ресурс – стабильность.

Что касается использования публичных методов политической борьбы со Смольным, которые сейчас, как считается, применяет полковник, и его перспектив на победу. То, что происходит сейчас, в моем представлении это ситуация, абсолютно обратная ситуации 2012 года. Если тогда самонадеянностью, ослепленностью и недопониманием реальности страдал Смольный, то сейчас этим страдает Вячеслав Серафимович (Макаров – прим. ред.). Никакого массового сплочения вокруг него нет. Он сумел восстановить против себя огромное количество людей, в том числе тех, кто его поддерживал ранее, и эти люди чувствуют себя очень некомфортно, будучи вынужденными впрягаться за него против Смольного. Думаю, пассивная позиция Смольного как раз и объясняется тем, что они хотят дать ему возможность полностью расчехлиться, чтобы уже ни у кого не оставалось никаких вопросов.              

Антон МУХИН, фото zaks.ru











Lentainform