16+

25 лет назад в Петербург уже приезжал большой женский теннис

12/02/2016

25 лет назад в Петербург уже приезжал большой женский теннис

St. Petersburg Ladies Trophy его организаторы анонсируют как первый женский турнир в Петербурге, хотя это не так: теннисистки однажды у нас уже соревновались. 25 лет назад – в сентябре 1991 года.


         Ежегодный женский теннисный турнир, являвшийся частью WTA-тура, сначала дважды провели в Москве, а в 1991 году решили перевезти в Петербург. В столице соревнования популярностью не пользовались, разрывать контракт с Международной федерацией не хотелось, вот и пошли на перезагрузку. Хотя на публике говорили, что просто решили вернуть теннис туда, где он в России начинался.

Несмотря на название – «Санкт-Петербуг Лейдис Оупен» (тогда писали по-русски), готовила соревнования исключительно московская команда. Во главе с Шамилем Тарпищевым – тогда он был президентом Федерации тенниса СССР, сегодня руководит российской. Он не скрывал, что турнир изначально убыточен – 4 миллиона рублей и 150 тысяч долларов вложил Совинтерспорт, валютная составляющая пошла большей частью на призовой фонд (он составлял 100 тысяч и был подтвержден в самый последний момент). А практически все оргвопросы решала фирма «Хот Шот спорт сервис», которой руководил Борис Федоров – хозяин первого в стране частного теннисного клуба «Петровский парк». Федоров занимался в то время под руководством Тарпищева разработкой спортивной реформы, а позже возглавил Национальный фонд спорта, которому Ельцин предоставил невиданные таможенные льготы, благодаря чему империя Федорова стала одной из богатейших структур страны – через нее импортировалась значительная часть алкогольной и табачной продукции. Федорова несколько раз арестовывали, на него покушались в 1990-е, и скончался он при таинственных обстоятельствах. А после турнира в Петербурге он возмущался, что «в городе не нашлось организации, которая бы проявила интерес к приобретению привезенного из Москвы покрытия и другого оборудования, необходимого для проведения теннисных соревнований». В итоге все увезли обратно, и в Петербург женский теннис больше не вернулся.

Но все равно многие вспоминают тот турнир с благодарностью. Например, Эрнест Серебренников, телевизионный режиссер и страстный любитель тенниса. 25 лет назад, готовясь к трансляциям из СКК, он даже съездил в США и поработал там на теннисе, чтобы разобраться в телевизионной специфике этого вида спорта, с которым ему прежде как телевизионщику иметь дела практически не приходилось. «В советское время разве что комментировал как-то, причем с Николаем Озеровым», – вспоминает Серебренников.

Не было никогда тенниса и в Спортивно-концертном комплексе, который тогда еще назывался именем Ленина, так что его директор Петр Толстихин тоже переживал и рапортовал в городской прессе, что билеты будут стоить от трех до шести рублей, принимаются меры для того, чтобы расширить ассортимент буфетов, и обещал организовать продажу сувениров, если не подведут фирмы, советские и зарубежные.

Спортивная составляющая «Санкт-Петербуг Лейдис Оупен» была не супер,  первым номером турнира стала занимавшая на тот момент 49 место в мировом рейтинге Елена Брюховец. Ждали более продвинутых в то время теннисисток вроде Яны Новотны и Лейлы Месхи, но они до Петербурга не добрались. Как уверяли организаторы, собрать более сильный состав помешал случившийся за месяц до старта августовский путч, хотя география турнира все равно была довольно широкой – участницы представляли 18 стран. Победительницей стала тогда еще советская теннисистка Лариса Савченко: родилась она на Украине, но вскоре после петербургского турнира вышла замуж за латышского теннисиста Александра Нейланда и стала под двойной фамилией выступать за Латвию. В 1997 году она успела сыграть на корте против 17-летней Серены Уильямс и была бита американкой, не сумев взять ни сета. Правда, Савченко всегда специализировалась на выступлениях в парах, где выигрывала даже турниры «Большого шлема», так что одиночные соревнования не ее конек. Победа  в Петербурге стала для нее тогда первой в этом разряде.

Помимо 18 тысяч долларов за победу Савченко вручили норковое пальто, которое она надела прямо на корте СКК поверх пропитанной потом теннисной амуниции. Обыгранная ею в финале немка Барбара Риттнер, для который турнир в Петербурге стал первым на профессиональном уровне, тоже не замерзла – для нее известная в то время петербургская фирма «Лена» приготовила шубу из чернобурки.

Интересно, что и  Савченко и Риттнер по сей день остаются в теннисе в качестве тренеров. Наша бывшая соотечественница, в частности, помогала Анастасии Мыскиной и Светлане Кузнецовой, работала в российской сборной, а немка – вообще капитан женской национальной команды Германии, среди ее подопечных и Ангелик Кербер, обыгравшая недавно в финале Открытого первенства Австралии Серену Уильямс. Правда, в немецкой прессе Риттнер сегодня вспоминают в другой связи: в 42 года она закрутила роман с главным боссом «Фольксвагена» Маттиасом Мюллером, который на двадцать лет ее старше, и за их отношениями пристально следят все немцы  

Игорь ДЖЕЛЕПОВ, мастер спорта СССР, тренер, вице-президент Федерации тенниса Северо-Западного региона, член оргкомитета женского теннисного турнира 1991 года в Петербурге

– Сложности в организации турнира были?
– Для Петербурга это был первый опыт проведения соревнований такого ранга и в таких условиях. Финал первенства Ленинграда как-то был организован на Зимнем стадионе, на тартановом покрытии, а так обычно играли на кортах, чаще на стадионе «Динамо». А для официального турнира серии WTA впервые пришлось создавать прототип настоящего теннисного стадиона. Причем в СКК, где прежде никто и никогда в теннис не играл. Пришлось сдвинуть все трибуны, в процессе работ возникли сложности. Видимо, СКК к Олимпиаде строили наспех, и там просто не была продумана возможность использования мощных кранов. Чисто технологически им туда было просто не попасть. Отлично помню, как договаривался в порту насчет погрузчиков, которые и тянули эти трибуны в СКК. Просто волоком, это были обыкновенные тягачи – ни роликов ни подшипников. Но все получилось, организовали центральный корт, куда положили самое современное по тем временам покрытие французской фирмы «Тарафлекс», и два тренировочных.

– Покрытие это потом из Петербурга увезли.
– Ну так его купили москвичи, они его и увезли с собой. Турнир проводился москвичами – компанией «Хот Шот», директором турнира был Александр Наумко – и, насколько я понимаю, преимущественно на их деньги. Но мы получили главное – опыт проведения соревнований такого уровня, узнали, как это делается. Сначала приняли первенство России, затем три подряд матча Кубка Дэвиса – против Кубы, Австралии, Чехии в 1993–1994 годах, наконец, пошли мужские турниры St. Petersburg Open. Мы по той же модели провели 19 турниров, попутно, конечно, учились, но своего рода предтечей всех теннисных турниров в Петербурге можно смело считать тот самый турнир 1991 года.

– Публика тогда ходила на теннис? Последнее время интерес как-то спал, по-моему.
– Все это ерунда, когда говорят, будто наш St. Petersburg Open потерял зрителя при прежней команде. Во всем мире не посещают теннис с понедельника до воскресенья. Хорошим тоном считается, чтобы в три последних дня зал был заполнен на 75 процентов. Значит, турнир успешный. И публика у нас особенная, чисто теннисная. Игроки всегда ее хвалили, ценили атмосферу. Даже тогда, в 1991 году, хотя многие и шли на теннис из любопытства, ведь это было абсолютно ново. Все равно зрителям была интересна игра и то, как все устроено, в то время как в Москве собирались в «Олимпийском», чтобы посидеть в одном зале с Ельциным.

– А из Смольного тогда кто-то приходил на теннис – Собчак, Мутко?
– Мутко не помню, а вот Собчак с Путиным были. Правда, не в 1991-м, а уже на матчах Кубка Дэвиса. Я их, помню, встречал, вместе сидели, объяснял правила игры. На матч против Австралии приехал из Москвы австралийский посол, устроил прием в «Европейской», она еще так называлась. Помню его диалог с Собчаком. Посол рассказал, что в Австралии если ты не приходишь на голосование, тебя штрафуют, наш мэр живо отреагировал: «Было бы у нас такое, мы бы озолотились».

– У участниц турнира были какие-то особые пожелания?
– Я хорошо знал Александра, мужа выигравшей турнир Ларисы Савченко, и они очень хотели попасть в Мариинский театр. Пришлось привлекать знакомых из балетного мира, так что театр я им показал, а «Лебединое озеро» смотрели из директорской ложи.

– Почему у того женского турнира не было продолжения?
– Спонсоров не нашлось. У «Хот Шота» возникли в скором времени трудности. Хозяина петербургского банка, который помогал деньгами, не стало. Мы с Тарпищевым и тогда говорили, что гораздо проще доставать спонсоров в Москве, та же ситуация и сейчас, у нас город заметно беднее. А Тарпищеву к тому же удалось два турнира – мужской и женский – объединить под одной крышей в Москве.

– Не те же ли планы у новой команды, которая с прошлого года проводит теннисные турниры в Петербурге?
– Этим вам надо у них поинтересоваться, но «Сибур-арена», на мой взгляд, не подходит для тенниса, я говорил об этом и Медведеву и Тарпищеву. Понимаю, что она организаторам дешевле обходится, но приходится играть в разных местах, на главной арене у публики нет контакта с игроками, которые все время находятся где-то в подвале, в то время как в СКК всегда была демократическая обстановка, все общались, брали автографы. Здесь, повторюсь, зрители и игроки совершенно разделены.  «Сибур-арена» идеально походит для Кубка Дэвиса, для одного матча, но когда целую неделю с утра до вечера ты здесь проводишь, соответствующей инфраструктуры тоже не хватает – ни горячей пиши, ни ресторанчиков.

– Турнир 1991 года проводили москвичи, сейчас тоже преимущественно люди из столицы турнир делают.
– Да, они даже охрану свою привозят из Москвы, в оргкомитете практически нет питерских людей, что не очень прилично для турнира, в названии которого фигурирует наш город. Мы вот и женский турнир предлагали назвать по аналогии с мужским, чтобы слово Open присутствовало – отвергли. Будто какая-то ревность присутствует к тому, что происходило до этого в Петербурге с теннисом. Насколько я знаю, Рыднику, который столько лет проводил St. Petersburg Open, осенью даже приглашения не сделали, просто вытравляют наши традиции. Хотя и сейчас можно было как-то разыграть, что к нам через 25 лет возвращается женский теннис. Но пусть народ смотрит, состав-то собрали хороший.

– Лучше, чем был в 1991-м?
– Сейчас посильнее будет, конечно. Участницы есть из второй десятки, сама Хингис. Но и у нас тогда состав довольно серьезный собрался по тем временам. Савченко была многократной чемпионкой в парном разряде, как сейчас Хингис. Она выигрывала турниры «Большого шлема», Уимблдон, в частности. А в Петербурге был первый ее турнир, где она выиграла в одиночке.             

Сергей ЛОПАТЕНОК








Lentainform