16+

Кто главный мусульманин Петербурга. Расследование «Города 812»

16/02/2016

Кто главный мусульманин Петербурга. Расследование «Города 812»

Борьба за руководство петербургскими мусульманами обострилась. Раньше все было понятно: есть муфтий Большой Соборной мечети, он же глава Духовного управления мусульман Петербурга и Северо-Запада. Примерно как митрополит в РПЦ, хотя ислам устроен принципиально иначе.


            Но тут из Уфы (где находится Центральное духовное управление мусульман России) пришло сообщение, что муфтий Петербурга Равиль Панчеев отстранен от занимаемой должности. А в Петербург  назначен имам-мухтасиб из Москвы Дамир Мухетдинов. Теперь у мусульман Петербурга как бы два главы. Каждый старается убедить Смольный, что он – настоящий.  История запутанная. «Город 812» в ней разбирался. 

Устройство исламского мира в России

У мусульман нет единого главы и нет понятной чиновникам и прочим православным вертикали власти. У православных есть патриарх, у католиков – папа. А у мусульман до такой вертикали дело не дошло. Хотя предводители мусульман в России есть, иначе в Кремле не знали бы, с кем общаться. Один из них – Талгат Таджуддин, возглавляет всероссийскую исламскую организацию, которая называется Центральное духовное управление мусульман  (ЦДУМ), она располагается в Уфе.

Другой – Равиль Гайнутдин, председатель Духовного управления мусульман европейской части России плюс глава Совета муфтиев. Он сидит в Москве.

Таджуддин и Гайнутдин – примерно равные по влиятельности лидеры. По оценкам исламоведов, под кураторством Таджуддина (того, что в Уфе) находится около двух тысяч региональных мусульманских организаций. И столько же – под присмотром Гайнутдина (того, что  в Москве).

Гайнутдин и Таджуддин между собой не дружат. До недавних пор они конкурировали за сферы влияния. И так же мусульмане по всей стране сегодня разделены на тех, кто за уфимского лидера, и тех, кто за московского. Но есть и такие, которые сами по себе.
Если Москва находится в подчинении Гайнутдина, то петербургская умма издавна  входила в сферу влияния ЦДУМ из Уфы.

В конце 2015 года случилось событие, не превратившееся в сенсацию только потому, что светские СМИ плохо разбираются в хитросплетениях мусульманской жизни.  Шейх Таджуддин из Уфы отрекся от «престола» и предложил московскому  конкуренту – шейху Гайнутдину – принять в Совет муфтиев все организации, входящие в ЦДУМ. На сайте Совета муфтиев опубликовано письмо Талгата Татджуддина (к слову, с грамматическими ошибками). В котором Таджуддин попросил Гайнутдина о  переходе мусульманских организаций ЦДУМ  под юрисдикцию Совета муфтиев России. Он объяснил свой поступок «необходимостью объединения усилий в противостоянии международному экстремизму и терроризму». И тем, что об этом они говорили в то время, как оба слушали послание президента Путина. То есть под воздействием послания и появились мысли об объединении у шейха Таджуддина.

То есть вроде бы всё логично и в интересах Кремля: в России появится единая организация, которая будет окормлять всех мусульман России. Почти аналог РПЦ.

Но Совет муфтиев почему-то предложение пока не принял – то ли ищет подвоха в предложении Таджуддина, то ли боится, что не все исламские организации готовы тихо перейти под их крыло.

Борьба за Петербург

И вот на фоне этого хитрого общероссийского процесса в Петербурге происходит борьба за то, кого в Смольном будут считать главой петербургских мусульман.

В январе глава ЦДУМ Талгат Таджуддин (тот самый, который в декабре подал в отставку, но она вроде не утверждена, как положено ) издал указ, в котором отстранил петербургского муфтия от должности – за плохое поведение. В указе так и говорится: лишить Равиля Панчеева «духовного звания «муфтий» в связи с утратой доверия… в связи с судебными тяжбами и притеснениями своей матери».

Подковерная борьба в петербургской умме (общине) длится не первый год. Эпицентр конфликта пришелся на семью самого муфтия Петербурга Равиля Панчеева. Он стал муфтием не так  давно – чуть больше двух лет назад, после смерти своего отца (который был муфтием Ленинграда–Петербурга на протяжении 35 лет).

Когда старый муфтий умер, его сыновья и другие родственники не нашли общего языка. Старший сын Равиль получил место муфтия (и работает им по сей день), а младший сын  Рушан с этим не согласился. В итоге родственники разделились на два враждующих лагеря. («Город 812» подробно писал об этой истории в 2014 и 2015 гг.). Скандал из семейного давно перерос в публичный. Родственники муфтия судятся и пишут письма в Смольный, полпредство и Центральное духовное управление мусульман России, обвиняя муфтия в незаконном увольнении, сочувствии экстремистам, плохом отношении к родственникам и прочих грехах.

И в ЦДУМ, и в полпредстве, и в Смольном к этим распрям уже привыкли и демонстрировали, что никакого дела им до внутрисемейного конфликта нет. Во время официальных мероприятий губернатор Георгий Полтавченко встречался  с муфтием Равилем Панчеевым  (старшим сыном)  как с единственным легитимным представителем петербургских мусульман.

Такой статус-кво сохранялся вплоть до недавнего времени. Но приказ шейха  Таджуддина это равновесие нарушил. Вероятно, такой шаг является продолжением политической игры, призом в которой станет контроль (или видимость контроля) над петербургской уммой. И вероятно, Талгат Таджуддин не вдруг решился на такой поступок: там видна «рука Москвы», то есть Совета муфтиев. Подтверждением может служить тот факт, что указ об увольнении Панчеева опубликован на московском сайте Совета муфтиев, а не уфимского ЦДУМ.

А еще практически одновременно в Петербурге появился полпред от московского совета.

Однако закаленный в боях с родственниками Равиль Панчеев решил не сдаваться. Он по-прежнему считает себя главой мусульман Петербурга, а действия Талгата Таджуддина назвал незаконными. В официальном ответе утверждается, что шейх-уль-Ислам Таджуддин не имеет права увольнять Панчеева. Так как этот вопрос относится исключительно к компетенции общего собрания Духовного управления мусульман Петербурга, которое возглавляет сам Панчеев. Петербургский муфтий  попросил шейха Таджуддина «не сеять среди мусульманской уммы Северо-Запада России раздор своими незаконными решениями».

В распоряжении редакции имеется устав Духовного управления мусульман Петербурга (которое возглавляет Панчеев), в нем сказано, его глава избирается меджлисом, то есть членами общественной организации «ДУМ Петербурга» и утверждается главой ЦДУМ. А о механизме отставки не сказано.

Таким образом, Равиль Панчеев продолжает работать главой Духовного управления мусульман СПб и муфтием Соборной мечети. Однако его позиции в результате этой истории, безусловно, ослабли.

Рука Москвы трогает Смольный

В конце декабря прошлого года Георгию Полтавченко был представлен полпред Совета муфтиев в Петербурге – имам-мухтасиб Дамир Мухетдинов. Его представил губернатору верховный муфтий России Равиль Гайнутдин, который ради такого дела лично приехал в Петербург. 

Дамир Мухетдинов кроме прочего  является  первым заместителем Гайнутдина. Это должно было показать Смольному, что назначенный из Москвы в Петербург полпред – серьезный игрок, за которым стоит крупнейшая в РФ мусульманская организация и который способен договориться и с властями, и с местными мусульманами.

Однако есть нюанс: у Совета муфтиев в Петербурге нет ни одной мечети. А под контролем Равиля  Панчеева – две, в том числе Большая Соборная мечеть, в которую и собираются тысячи мусульман по праздникам.

И главной может стать битва именно за эту мечеть: кто ее контролирует, тот и главный мусульманин Петербурга.

В пятницу, когда сдавался этот номер, губернатор Полтавченко посетил Большую Соборную  мечеть и поблагодарил Равиля Панчеева за заботу о ней. Это означает, что Смольный после некоторых раздумий решил занять выжидательную позицию и не вставать на сторону москвичей.               

Елена РОТКЕВИЧ











Lentainform