16+

Как новый имам-мухтасиб будет бороться с ИГИЛ в Петербурге

18/02/2016

Как новый имам-мухтасиб будет бороться с ИГИЛ в Петербурге

Новый имам-мухтасиб Петербурга и Ленобласти Дамир Мухетдинов рассказал «Городу 812», как он будет развивать местную умму и бороться с ИГИЛ (запрещенная в РФ организация) в Петербурге.


          – В конце декабря вас представили губернатору Полтавченко. В каком качестве – главного по исламу в городе?
– Я уже встречался с губернатором Георгием Полтавченко и с полпредом президента в СЗФО Владимиром Булавиным. Мы нашли полное понимание и поддержку. Я был назначен главой Санкт-Петербургского мухтасибата указом председателя Совета муфтиев России Равиля Гайнутдина.

Так все-таки кто главный: вы или муфтий Равиль Панчеев?
– Думаю, время расставит точки над «и». На нашей недавней встрече с господином Полтавченко до него довели информацию о реальной ситуации. Дело в том, что структура, которую возглавляет Равиль Панчеев, долгие годы находилась под юрисдикцией ЦДУМ, расположенного в Уфе. Как я слышал, Равиль Панчеев отказался подчиняться указаниям из Уфы –  вносить поправки в устав своей петербургской организации. За это он был отстранен от своей должности.  Губернатор, когда узнал об этом, очень удивился. Буквально на днях я также встречался с полномочным представителем президента в Северо-Западном федеральном округе Владимиром Булавиным. Его я знаю на протяжении двадцати лет – еще по работе в Нижнем Новгороде и в Москве. Я рассказал ему о наших планах на ближайшие несколько лет по Петербургу и Ленинградской области

– Можете оценить, сколько мусульман в Петербурге  поддерживают вас и сколько  Равиля Панчеева?
– У нас зарегистрировано приходов больше, чем в подчинении у Равиля Панчеева. Но, по большому счету, думаю, рядовым мусульманам абсолютно безразлично, к какому приходу или структуре относиться. Им ведь что нужно? Прийти, прочитать молитву, послушать качественную проповедь. Хотя, конечно, воцерковленные мусульмане ориентируются больше на Равиля Гайнутдина – как на  человека, со всех точек зрения являющегося авторитетом.

– Глава ЦДУМ Талгат Таджуддин попросил принять ЦДУМ в состав Совета муфтиев. Почему объединение не началось?
– Мы пока анализируем предложение. Еще не решены юридические формальности. По уставу, только съезд ЦДУМ вправе принимать подобные решения – в какую организацию входить, из какой выходить. Съезда не было. Он назначен на май этого года. Если богу будет угодно, объединение состоится.

– В январе Талгат Таджуддин издал указ, в котором отстранил Равиля Панчеева от звания «муфтий Петербурга» в связи с утратой доверия. При этом сам Таджуддин отрекся от должности еще в декабре. Получается, указ – нелегитимный?
– Он только от одного из своих титулов отрекся, а не от должности. И потом, пока не пройдет съезд всей организации, все эти отречения являются неправомочными. Так как, по уставу, снимать его с должности может только съезд.  Но зато своим указом Талгат Таджуддин для губернатора Петербурга дал очередной месседж. И если местные власти никак не отреагируют и на это, духовным лидерам придется искать другие пути и площадки, как донести информацию. 

– Но ведь у мусульман муфтия никто не назначает, его выбирает меджлис, т.е. собрание верующих.
– Это  непростой вопрос. Мы вынуждены подчиняться и религиозным, и светским законам. Светские законы в религиозном плане несовершенны. Они, например, позволяют в любой деревне создать религиозную организацию и назвать ее хоть вселенским муфтиятом, хоть галактическим, и поставить во главе муфтия или шейха, или  того и другого одновременно. И все это будет в рамках закона.

– Верите вы в то, что мусульмане из Петербурга могут уходить воевать за запрещенную ИГИЛ?
– Я в это верю. Проблема касается не только Петербурга. Сложившаяся ситуация – следствие ликвидации в советский период системы исламского образования, когда вытравили и уничтожили всю духовную прослойку мусульманских ученых и богословов. И сейчас на голое место пришли так называемые «знатоки ислама», которые с чистого листа закладывают в сознание наших мусульман разные идеи. Я подтверждаю, что в России есть приверженцы всяких взглядов – как фундаменталистских, так и либеральных. Подобные течения существовали во всех религиях. Например, протестанты у христиан в свое время воспринимались так же,  как у нас ваххабиты. Но  христианство уже прошло этот путь – через кровь и братоубийственные войны в течение нескольких столетий.  А мусульманская религия по этим процессам отстает от христианской примерно на семь веков. Поэтому мы сейчас наблюдаем в исламе то, что было, скажем, в христианском мире веке так в четырнадцатом-пятнадцатом. Нельзя говорить, что только мусульмане опасны. Вспомните Брейвика – человека, исповедующего христианские взгляды, расстрелявшего 70 человек.

– Сколько мусульман, по вашей оценке, живут в Петербурге и области?
– Недавно в Смольном была озвучена цифра – 1,4 миллиона мусульман в Петербурге. Еще порядка 600 тысяч в Ленобласти. Если прибавить нелегалов, думаю, получится порядка 2,5 миллиона

– Какие у вас планы? Будете строить новые мечети?
– Я не считаю, что нужно строить именно мечети в тех регионах, где есть непонимание у местного населения. Чтобы это не стало очередным раздражающим фактором. Я за то, чтобы строить многопрофильные центры, которые сочетали бы в себе мусульманскую науку,  культуру, образование, молельные комнаты. Недавно мы открыли такой большой центр в Красном Селе.

–  В Петербурге всего две мечети, обе курирует Равиль Панчеев. Могут ли эти  мечети при каких-то условиях отойти вам?
– Понимаете, если мечеть уже приписана документально на его организацию, то, значит, так оно и будет. А вообще, я не владею вопросом, на чьем балансе находятся мечети.

– Расскажите о себе. Вы откуда родом?
– Я родился в Нижнем Новгороде. Работаю в МГУ и в Духовном управлении мусульман РФ в качестве зампредседателя. Живу и работаю по большей части в Москве. В Петербурге пока бываю наездами.

– У вас много недоброжелателей. В Интернете вас называют «живым  воплощением зла»,  и еще, говорят,  вы Рамазана Кадырова обидели.
– Чтобы такое утверждать, нужно от самого Рамзана Кадырова это услышать. А вообще, я не могу комментировать, что обо мне написано на заборе или в соцсетях.

– Что вы такого сделали, что вас так не любят?
– Это вопрос риторический. У каждого человека есть доброжелатели и те, кто не разделяет его точку зрения.

– Планируете  в Петербурге проводить много времени?
– Конечно. Но прежде нужно обосноваться – создать нормальный центр управления, где будут располагаться управленческий аппарат, учебные кабинеты, медресе, молельные комнаты, залы для приемов, библиотека и так далее. Помещение мы уже нашли – на Литейном проспекте, 46. Сейчас занимаюсь формированием штата. В ближайшее время откроется наше представительство. Я как руководитель не забегаю вперед, не прошу ничего от властей. У нас на сегодня достаточно ресурсов, чтобы  решить задачи, которые поставил федеральный центр.            

Елена РОТКЕВИЧ, фото dumrf.ru











Lentainform