16+

Жильцов заставляют снести собственный 4-этажный дом

19/02/2016

Жильцов заставляют снести собственный 4-этажный дом

Громкий судебный процесс – Госстройнадзор против застройщика и собственников квартир в самовольно построенном доме – завершился не менее скандально. Несмотря на то что прокуратура поддержала граждан, Приморский районный суд приговорил к сносу дом на Тбилисской улице, 32. И обязал их самих произвести снос.


            Дома на Тбилисской улице являются частью жилищного комплекса «Никитинская усадьба», рассказывает  юрист Варвара Королева, представляющая интересы жителей. В конце 1990-х годов «Северо-Западная строительная компания»  стала строить в районе Коломяг малоэтажное жилье, в том числе на землях, предназначенных под индивидуальное жилищное строительство.

Дом 32 начали строить  в 2004 году, закончили в 2008-м.   Четырехэтажная постройка с мансардой имеет высоту почти 24 метра (временный регламент застройки, утвержденный в 2007 году, ограничивал высоту 15 метрами, градостроительный план земельного участка, выданный застройщику в 2009 году, предписывал высоту не более 10 метров).

Пока шла стройка, застройщик убеждал покупателей: разрешение на строительство в процессе согласования, да и земельный участок находится в собственности физического лица (одного из владельцев компании-застройщика) – какие могут быть проблемы?

Соседние идентичные дома введены в эксплуатацию, дольщикам оформлено право собственности. Люди, соблазненные проектом кирпичного дома на 30 квартир с большими площадями рядом с Удельным парком (настоящий комфорт-класс), поверили. Ситуация не выглядела экстраординарной, в то время строительство домов часто начиналось раньше, чем бумаги проходили согласование.

Граждане получили «акты под ремонт» и стали ждать легализации постройки, чтобы получить свидетельство о собственности на квартиры. Застройщик долго кормил их обещаниями. В 2011 году терпение граждан закончилось, и они обратились в суд с требованием признать их собственниками квартир и за два года получили восемь положительных решений.

Но вскоре их ждал большой сюрприз. C 2012 года Служба Госстройнадзора (СГСН) получила право обращаться в суд с исками о сносе  самовольно построенных объектов. Госстройнадзор выиграл два дела о сносе двух домов в «Никитинской усадьбе». Там жители не успели оформить право собственности.  Впрочем, Тбилисскую, 32, не спасло и наличие собственников. В  2014 году СГСН  обратилась в суд с иском о сносе дома.

Юрист Королева оспаривает решение о сносе такими аргументами: за 10 лет в отношении дома 32 не было составлено ни одного протокола административного правонарушения, не выдано ни одного предписания – почему же все молчали? По мнению Королевой, Госстройнадзор пропустил срок исковой давности (три года), подав иск через 4 года после завершения  строительства дома.

Главная мысль, которая содержится в 17-страничном решении Приморского районного суда, состоит в следующем. В 2010 году Верховный суд РФ разъяснил – следовательно, сделал обязательным для последующих судебных решений – две вещи, трудно совместимые с житейской точки зрения, но безупречные с юридической. Первая: даже если постройка самовольная, то это еще не причина отказывать гражданам в признании за ними прав собственности на квартиры. Вторая: если права собственности зарегистрированы в установленном порядке, это вовсе не лишает возможности Госстройнадзор требовать сноса самовольной постройки.  

Осенью 2015 года в полпредстве президента в СЗФО создана рабочая группа по проблемам самовольного строительства. На ее первом заседании прозвучал вопрос: допустим, суд «приговаривает» дом к сносу – а как исполнить это решение, с собственниками  квартир что делать?  Он остался без ответа. 

Сергей Зимин, помощник полпреда и руководитель рабочей группы, заявил, что позиция полпредства – приоритет прав добросовестных приобретателей жилья, чтобы не создавать социальной напряженности, а также преследование недобросовестных застройщиков. Жилые дома должны быть «амнистированы», а физические лица и фирмы, которые кормили жильцов обещаниями решить все юридические проблемы, наказаны. Как минимум лишением бизнеса.

Масштабы бедствия по Петербургу прояснил Виктор Свистунов, начальник юридического управления Госстройнадзора СПб: в городе 345 объектов самостроя, из них 218 – жилых.

Справка

На сайте Комитета имущественных отношений СПб опубликован список из 224 земельных участков, на которых размещены «спорные объекты недвижимости». Речь идет о домах, обладающих признаками многоквартирных, построенных на земле, которая предназначена для индивидуального жилищного строительства. Приморский район лидирует – 66 объектов.

Дмитрий Некрестьянов, партнер, руководитель практики по недвижимости и инвестициям «Качкин и Партнеры»:

– Строго формально решение Приморского районного суда основано на постановлении Пленума Верховного суда РФ, принятого в 2010 году. В нем говорится о том, что даже если квартиры в самовольно  построенном доме находятся в собственности граждан и этот факт подтвержден государственной регистрацией, это не является препятствием для госоргана требовать  сноса самовольной постройки.

Кроме того, у дома по Тбилисской ул., 32, существует неустранимый недостаток: он  имеет максимальную высоту почти 25 метров, тогда как максимально допустимая высота – не более 10 метров. Впрочем, это не означает, что дом надо немедленно разрушать, но при будущих реконструкциях его придется «подрезать».

Мне представляется, что главным аргументом граждан в следующей судебной инстанции должен стать пропуск трехлетнего срока  исковой давности. Даже если предположить, что Госстройнадзор до 2012 года ничего не знал о самострое на Тбилисской, 32, о нем на несколько лет раньше было известно другим органам исполнительной власти Петербурга. Полномочия Госстройнадзора производны от Правительства Санкт-Петербурга. С точки зрения права это единое целое.

Если решение первой инстанции устоит в Городском суде и вступит в законную силу, то дальнейший порядок таков. Возбуждается исполнительное производство, и судебные приставы предлагают ответчикам добровольно исполнить решение суда. Собственники квартир могут получить отсрочку, но она не может быть вечной.

Уклонение от исполнения решения суда влечет наложение административного штрафа. Два-три штрафа – и в отношении «отказников» может быть возбуждено уголовное дело за неисполнение судебного решения.

Если собственники жилья не предпринимают самостоятельных усилий по сносу, то пристав заключает договор с организацией, которая занимается сносами, и все расходы все равно лягут на граждан.

Но у меня есть ощущение, что до такого мрачного сценария дело не дойдет. На реальном сносе вряд ли будут настаивать. И это всех устроит. Чиновники отчитаются: получено судебное решение. Граждане заявят: никуда не выедем, нет исполнительного производства, нет исполнительного  листа.  А через три года права принудительного исполнения решения суда прекращаются.             

В.М., фото topspb.tv











Lentainform