16+

Дмитрий Гудков — о том, что последует за приговором украинской летчице Надежде Савченко

02/03/2016

Дмитрий Гудков — о том, что последует за приговором украинской летчице Надежде Савченко

23 года для Савченко вместо 25 — невиданный гуманизм прокуратуры. У меня один вопрос: в суде и выше, правда, не понимают, что от всего этого шитого белыми нитками дела очень скоро придется как-то отползать?


        Давным-давно был очевидный вариант, который позволил сохранить остатки лица: обменять Савченко на Александрова и Ерофеева, хотя бы раз подумав о людях, а не о мести.
 
Не захотели.
 
Теперь будет список Савченко и новые (надеюсь, хотя бы только персональные) санкции: Россия сейчас удерживает не просто летчицу, а депутата парламента соседней страны и ПАСЕ. Даже оставив в стороне совесть, можно подумать о дипломатических последствиях.
 
Что уж говорить о прочих — например, как выглядит наша страна, всей своей государственной машиной навалившаяся на одну, пусть и очень мужественную, женщину.
 
Ну и наконец, каждый раз сейчас, когда кого-то у нас приговаривают вот к этим десяткам лет, я удивляюсь: они всерьез думают, что приговоры переживут их самих, которых скоро сковырнет из кресел кризис? Хороший же нерукотворный памятник себе приготовила власть.         
 
 

 








Lentainform