16+

Антимонополия на истину

15/03/2016

Антимонополия на истину

Как глава петербургского УФАС мешает жить Смольному


        Начальник управления Федеральной антимонопольной службы по Петербургу Вадим Владимиров возглавляет его уже два года. До этого он руководил Ленинградским областным антимонопольным ведомством. Владимиров говорит, что чиновники в области более простые и самостоятельные, чем в городе. За что и как он наказывает чиновников? Кому выгодно отменять конкурсы по госзакупкам? Почему его называют  пауком? Об этом Вадим ВЛАДИМИРОВ рассказал «Городу 812».

Дело – в шуме

– Правда, что большинство тендеров и конкурсов по госзакупкам «заточены» под конкретных получателей и победитель известен заранее?
– Тут извечная борьба между добром и злом. Если заказчик  хочет получить надежного и проверенного исполнителя, то он «затачивает» документацию под  конкретного подрядчика, про которого знает, что тот не подведет. На разные ухищрения при этом идут. Прописывают такие требования к товару или услуге, которые другие подрядчики выполнить не смогут: например, химический состав асфальта. Или – реальный случай: объем конкурсной документации на ремонт детской площадки ценой в три миллиона рублей  составил 800 страниц! Очевидно, что рядом с заказчиком, который всё это писал, стоял подрядчик, который должен выиграть конкурс. Вот так «добро» и «зло» соревнуются. Причем на стороне «добра» иногда выступают морально нечистоплотные люди, а на стороне «зла» –  чистые и светлые личности. 
– И что вы делаете с такими конкурсами?
– Проверяем, если только поступает жалоба. Собираем комиссию, решаем,  насколько законны требования конкурса, ограничивают ли они конкуренцию. До всех конкурсов у нас все равно руки никогда не дойдут.  Ведь нас  очень мало. ФАС – самый малочисленный сетевой орган исполнительной власти в  РФ: всего-то 3200 человек на всю страну. Зато шума от нас много. А дело-то  в шуме!  В Петербурге, например, все знают, что есть такой «паук», который сидит на 4-й линии (УФАС СПб расположено на 4-й линии В.О. – Ред.) и посматривает по сторонам: кого бы еще проверить.  В штате петербургского УФАС сегодня всего 79 человек. В прошлом году было 85, да шестерых сократили. 
– Недавно ваше управление опять отменило конкурсы на ремонт дорог в городе. Сколько конкурсов вы вообще в год отменяете?
– Вообще, отменяем мало. Только если уж очень грубые нарушения обнаружим. Допустим, неправильно выбрана форма закупки: нужно обязательно проводить аукцион, а объявили конкурс. Часто встречаются ляпы в документации. Например, такое требование к товару: «крышка стола квадратная, размер: 900х700 см».  Или: «чтобы температура кипения гвоздя была не больше меньше чем 700 кельвинов». Вот так прямо и было написано! В большинстве случаев такую документацию мы отправляем на доработку и продлеваем сроки рассмотрения заявок.
– Но в итоге выходит, что из-за переноса и отмены конкурсов дороги не ремонтируются, а важные объекты в срок не сдаются.  Сейчас вот чемпионат мира по футболу на носу. Чтобы успеть, подрядчики иногда выходят на объекты «под честное слово» – еще до подведения итогов конкурсов. В таких ситуациях вам звонят из Смольного и просят не мешать?
– Мне никто еще по этому вопросу не звонил. Ни разу! И не думаю, что позвонят.  Потому что руководство города хорошо знает и меня, и моих заместителей. Там же серьезные люди сидят.
– То есть вы непреклонны?
– Конечно. Мы им говорим: «Пишите документацию правильно. А лучше – честно проводите торги».
– Но есть же вероятность, что какая-нибудь шарашкина контора выиграет важный конкурс и завалит объект.
– Есть. Бывает и так.
– Может, тогда вообще конкурсы не нужны?
– Может, и не нужны. А что вы смеетесь? Я же сам являюсь государственным заказчиком: провожу торги на ремонты, автомобильное обслуживание, покупку канцелярии и прочее. Я сам через все это проходил.
– Вы тоже «затачиваете» конкурсы под конкретных поставщиков?
– Мы честно проводим.
– Результаты вас всегда удовлетворяли?
– Нет. Но если уж мы будем нечестно проводить... Должно же быть в  нашем отечестве такое солнце, на котором нет пятен.
– И это  – вы?!
– Это мы. Скромно! Но я, что ли, такой закон принимал? Минэкономразвития его принимало в долгих спорах с нашими людьми. Глава ФАС Игорь Артемьев тоже критикует ФЗ № 44 – ругает почем зря! Закон плохой. Но его надо выполнять. Что делать.
– Некоторые компании специально жалуются в УФАС практически на все значимые конкурсы, чтобы их сорвать. Вы их знаете?
– Да, есть такие жалобщики – они ходят к нам, как на работу. Называть поименно не буду, чтобы не делать рекламу. Но их и так все знают. Согласно ФЗ № 44, жаловаться может любой. И вот частное лицо жалуется нам, что не может принять участие в торгах – ценой в три миллиарда! – на строительство метрополитена.  Частное лицо!  И три миллиарда! К сожалению, жалобы у них  грамотные. Как правило, мы вынуждены признавать их обоснованными.  Суть процесса, насколько мы понимаем, достаточно проста: за долю малую – каких-то жалких полпроцента от начальной максимальной цены контракта – эти жалобщики предлагают свою жалобу отозвать.
– Разве под уголовную статью такие действия не подпадают?
– Могу сказать, что органы МВД, Следственного комитета и Федеральной службы безопасности об этой ситуации прекрасно знают.
– А у вас есть методы против таких жалобщиков?
– Есть ли у нас методы против Кости Сапрыкина? Мы должны поступать по закону. Они имеют права жаловаться – мы обязаны эти жалобы рассматривать. Но я давно уже предлагаю ввести пошлины – в процентах от начальной максимальной цены контракта. Жалуешься на контракт ценой в миллиард – заплати сразу же полпроцента за подачу претензии: пять миллионов рублей – в ближайшее отделение Сбербанка. И жалуйся на здоровье!

Воспитание рублем

– Какие из городских комитетов чаще всего нарушают антимонопольное законодательство?
– Сравнивать не очень некорректно, потому что чаще нарушают  те, кто больше проводит торгов. Пожалуй, КРТИ (Комитет по развитию транспортной инфраструктуры. – Ред.) с подведомственной ему Дирекцией транспортного строительства – наши самые главные клиенты. Они вообще каждый день у нас тут бывают.  
– Как главы комитетов реагируют на ваши предписания? Всегда исполняют?
– Нет, бывает, что и не исполняют. Настаивают на своем. Ну и попадают на санкции:  тогда штрафуем должностных лиц, как правило – самих председателей комитетов.
– Часто?
– Часто.
– Кого?
– Они просили не говорить: очень боятся.
–  Так же нельзя! Ваша деятельность должна быть публичной и открытой.
– Это просто из-за моего доброго отношения к ним.
– На вашем официальном сайте есть информация, что начальник Комитета по информатизации и связи Громов был оштрафован на 50 тысяч рублей. Почему про него рассказали, а про остальных молчите? Громова не уважаете?
– Очень уважаем! Громов  Иван Александрович – очень хороший чиновник, опытный. Напишите еще, что главу спортивного комитета  мы оштрафовали на 20 тысяч рублей.
– А как же ваш «главный клиент» – КРТИ? Неужели его председателя не штрафовали ни разу?
– Он пока уворачивается!  Но, видимо, недолго ему осталось.
– Чиновники платят штрафы из своего кошелька, или есть какой-то бюджет комитетов на эти цели?
– Конечно, из своего! Налагать штраф на комитет как на юрлицо – получается, перекладывать деньги из одного государственного кармана в другой. Какой в этом смысл-то? Да и чисто педагогически это неправильно. Ну, может, вице-губернатор потом «пострадавшему» председателю премию выпишет. Недавно на меня самого пожарный хотел штраф наложить – 25 тысяч рублей – за то, что у нас в коридоре коробки с бумагами стоят. Но в итоге на начальника отдела  штраф выписали. Что, кстати, справедливо, поскольку  это он коробки  не убрал.
– Сейчас вся страна борется за импортозамещение...
– Я не борюсь!
– В Смольном при комитетах созданы специальные комиссии, которые решают, можно ли закупать иностранные товары или нет. Насколько, на ваш взгляд, это соответствует принципам закона о защите конкуренции?
– Мы – подразделение правительства России, и если оно сказало заниматься импортозамещением, все будем им заниматься. Насколько это соответствует принципам конкурентной борьбы, в каждом конкретном случае надо разбираться отдельно. Плохо мы к этому относимся, но что делать –  будем выполнять.
– ФАС следит за исполнением закона о рекламе. Какие нарушения стали типичными в последнее время в Петербурге, а что нарушать перестали?
– В нашем городе довольно культурные рекламодатели. Я бы оценил обстановку на этом рынке как очень спокойную. В прошлом году мы возбудили два дела по рекламе в Интернете – виновных оштрафовали. Но до сих пор нерешенной остается проблема с размещением наружной рекламы. Есть сложности, потому что ГОСТ запрещает располагать щиты ближе 5 метров от проезжей части, то есть без нарушений стоят примерно сто мест из имеющихся в городе 9 тысяч. Поэтому пока реклама в Петербурге практически везде размещается  незаконно. Мы вынесли решение в отношении Комитета по печати, признали его нарушающим действующее законодательство. Они обжалуют наше решение в суде.
– Если выиграете суд, насколько их накажете?
– Страшное дело – на 15 тысяч рублей!

 «Аэрофлот» в Пулкове плохо себя ведет

– Во время недавней эпидемии гриппа в аптеках обнаружился дефицит лекарств, масок. Цены взлетели.  Вы этой проблемой занимались?
– Нет, это не наша проблема. Цены на лекарства в Москве и Петербурге УФАС не мониторит. Считается, что конкуренция на аптечных рынках столичных городов настолько развита, что следить за ними не нужно. Как повод для проверки гораздо лучше действуют заявления граждан на подорожание. Но их нет.
– А на что жалуются?
– Сейчас вообще ни на что. То есть на рост цен жалоб нет. Народ привык. Но вообще, мы ценами не должны заниматься. Это не наше.
– Почему же как цены взлетают, все сразу кивают на ФАС?
– А просто больше некому этим заниматься. Мы же антимонопольная служба: если видим монополию – начинаем ее контролировать. Но монополии-то нет! Просто подорожание. Конечно, там может быть и картельный сговор, но поди еще его докажи! Это очень трудно. Мы в прошлом году раскрыли четыре картельных сговора – все во время торгов.  А какой может быть сговор на рынке – например, между ретейлерами, – я с трудом представляю. Ну как: садятся вместе «Лента», «О'КЕЙ», «X5 Retail group» и начинают сговариваться о ценах на гречку?!
– Несколько лет назад была же история со сговором о цене на гречку, и кого-то наказали.
– Да, было дело. Там производители сговорились. В том году мы отправили дело в центральный аппарат ФАС в Москву.
– А вообще в 2015 году петербуржцы жаловались на подорожание?
– В начале года мы были завалены жалобами. Основных потоков было три. Первый – на подорожание продуктов. Второй поток жалоб – на штрафы в электричках: СЗППК  (Северо-Западная пригородная пассажирская компания) ввела сбор в 100 рублей за безбилетный проезд. И третий поток –  на СМС-спам.
– Удалось кого-нибудь хоть за СМС-спам наказать?
– Да, нескольких привлекли. Но это очень муторные дела – приходилось распутывать многозвенные цепочки. Наказали, например, аптеки «Первая помощь», сеть «О'КЕЙ». Штрафы не очень большие – 100 тысяч рублей. Сейчас жалоб на СМС-спам нет. Мне, например, спам вообще перестал приходить.
– Когда на домашний телефон звонят и предлагают какие-нибудь услуги – это законно?
– Нет. Если это  реклама, то не имеют права.  Это спам.
–  А что со сборами в электричках?
– Так как жалобы на эти сборы приходили  из разных регионов, ФАС России забрала их себе, к сожалению. Поразбиралась с ними около года и прекратила дело. Решила, что СЗППК действовала в рамках своих полномочий, устанавливая эти сборы. Мы бы поступили по-другому и приняли другое решение. Потом обратились бы в суд, и  еще неизвестно, как фишка бы легла: возможно, и выиграли бы.  Но в любом случае мы бы привлекли к этому делу массу общественного внимания. И тогда СЗППК и ее мама – Октябрьская железная дорога – почувствовали бы всю силу народного гнева. 
– Уже много лет говорят о монополии торговых сетей и сложностях с доступом производителей на полки магазинов. Сейчас ситуация стала лучше?
– Ни одного заявления!
– Значит, лучше стало?
– Нет. Просто все боятся жаловаться. А так там все плохо: продолжается навязывание дополнительных услуг, продолжается взимание бонусов. Простому производителю или поставщику выйти в сеть необычайно сложно. Но если есть хоть какая-то возможность договориться с сетью, они будут ею дорожить и пользоваться. К нам не пойдут, к сожалению. Это жизнь.
– Аэропорт «Пулково» после банкротства «Трансаэро» остался с единственным базовым перевозчиком  – авиакомпанией «Россия», которая является дочкой «Аэрофлота».  «Аэрофлоту»  выгоднее отправлять рейсы через Москву. В результате из Петербурга теперь практически никуда не улетишь – все через столицу. Разве это не злоупотребление монопольным положением? Разве это не задевает права потребителей?
– Глава ФАС России Игорь Юрьевич Артемьев по этому поводу высказался так: «Это плохо. Это подрывает конкуренцию». Так мы к этому и относимся.
– Можете что-то сделать?
– Нет. Но, если будет жалоба – поразбираемся.
– Кто должен пожаловаться?
– Любой человек – например, вы. Я, к слову, тоже теперь не могу улететь из Петербурга в Таллин. А раньше был такой рейс.
– А сам себе вы можете пожаловаться?
– Хм. Думаю, что могу. Я же гражданин. Значит, могу пожаловаться себе – как должностному лицу. Правда, не было еще такого в истории ФАС. Лучше я водителя попрошу, пусть он нам жалобу напишет.
– Сейчас много споров вокруг интернет-такси. Обычные таксопарки требуют их запретить. Вы участвуете в ситуации?
– Этой ситуацией занимаются в Москве, потому что это федеральный вопрос. Замруководителя ФАС России Андрей Цариковский сказал, что ему нравится ситуация, когда есть из чего выбрать.

Схема «таран»

– Какие дела самые трудные?
– Борьба с картелями самая сложная. Я вообще считаю, что большинство торгов имеют признаки сговора. Чаще всего применяется так называемая  схема «таран». Это когда имитируется торг, а на самом деле все участники связаны между собой и победитель между ними определен заранее. Нам обычно удается это доказать, если участники  жадные и ленивые  –  все торгуются с одного IP-адреса. Одно из самых громких дел в том году по картельному сговору было связано с торгами на ремонт гостиницы для Мариинского театра.  Вначале две компании отвлекли внимание резким снижением начальной максимальной цены контракта, затем по итогам рассмотрения вторых частей заявок их заявки признали не соответствующими аукционной документации, вследствие чего государственный контракт был заключен с третьей компанией – участницей сговора. Мы наложили на них штраф и передали материалы в правоохранительные органы. В Уголовном кодексе есть единственная  статья – 178-я – по преступлениям в антимонопольной сфере. Она предусматривает лишение свободы на срок до семи лет – в случае особо крупного ущерба от картельного сговора. Но статья эта мертвая. В России по ней еще никого не сажали. Только однажды, в прошлом  году в Новгороде, дело довели до суда, но виновник получил условное наказание.

Центральный аппарат ФАС несколько лет назад раскрыл картельный сговор – этим делом они очень гордятся. Это был настоящий «заговор спичечных баронов» – производителей спичек. Они собирались в бане, договаривались там о ценах на свою продукцию и даже вели протокол заседания, в котором потом расписывались. Эти протоколы их и сгубили.
– Как наказали спичечных баронов?
– Учитывая их добровольное раскаяние, наказания никакого не было. Пальцем погрозили – и всё.
– В прошлом году УФАС добавили новые функции – контроль оборонного заказа и контроль за тарифами. Что творится на этих рынках?
– Что касается работы с тарифами, то у нас в городе этим занимается прежняя структура – Комитет по тарифам. Единственное отличие – теперь его председатель должен утверждаться главой ФАС РФ. Для работы с оборонзаказом в нашем управлении создан отдел: мы наблюдаем за развитием конкуренции при проведении торгов в области оборонзаказа по всему Северо-Западу. Проблем там масса! Под завесой секретности скрываются жуткие нарушения, связанные с завышением цен, грубым попранием ФЗ № 44, и прочие. Работы  – непочатый край. Начали проводить проверки,  в том числе в Главном штабе ВМФ. Привлекли к административной ответственности начальника УФСИН по республике Коми.
– Раньше вы были главой УФАС по Ленобласти. Где проще работать – в Ленобласти или в Петербурге?
– Мне кажется, что в Ленобласти всё как-то проще. Там люди немножко доступнее: и вице-губернаторы, и председатели комитетов. У них отношение к проблемам такое: «Сейчас мы подумаем и  решим». А в питерской администрации очень много москвичей. И это чувствуется.  Они проблемы по-другому решают. Говорят: «Сейчас мы позвоним – посоветуемся». Хотя, в общем, большой разницы между Питером и областью нет: в  принципе, это же один регион, одна школа. Все время идет обмен кадрами между двумя администрациями, тем более что и расположены они по соседству.  Губернаторы обоих регионов очень хорошо понимают дух антимонопольного законодательства. Полтавченко Георгий Сергеевич мне неоднократно говорил: «Будут проблемы – звони, заходи, все решим». Но больших проблем нет.
– У вас есть мобильный телефон губернатора?
– Нет. Через приемную звоню. Я один раз всего обращался: там был формальный вопрос, который просили уточнить из центрального аппарата ФАС. Но довольно просто зайти к Георгию Сергеевичу. За 8 лет моей работы в ФАС не было такого, чтобы кто-то из чиновников сказал, что мы мешаем, или что-то подобное. Они понимают, что работа у нас такая. И законы такие.

Самые громкие дела СПБ УФАС 2015 года

Непрозрачный «Данон»

АО «Данон Россия» оштрафован на 162,4 миллиона рублей. За то, что рассчитывает базовые закупочные цены на сырое молоко для разных поставщиков по непрозрачным методикам, что ведет к созданию дискриминационных условий для поставщиков сырого молока. Это самый крупный штраф, наложенный СПб УФАС в 2015 году. Дело обжалуется в судах.

Polaris vs Redmond

Производитель мультиварок Redmond зарегистрировал товарный знак Multicook и требовал изъять все мультиварки конкурента Polaris с такой функцией из магазинов. На основании решения СПб УФАС Роспатент аннулировал регистрацию товарного знака Multicook. Redmond оштрафован. Суд поддержал позицию СПб УФАС.

Гипермаркеты  брали  30% сверху

ООО «Лента» и  ЗАО «ТД Перекресток» оштрафованы на 2 млн руб. и 3 млн руб. соответственно за навязывание поставщикам договоров на оказание маркетинговых услуг и платы за «вхождение» в торговую сеть. Организации выплачивали за продвижение товаров в среднем около трети от своего товарооборота (15–30%), что отразилось и на конечной стоимости продуктов. Дела обжалуются в судах.

«Ленэнерго» запоздало

За то, что своевременно не выполнило  технологическое присоединение энергопринимающих устройств физических и юридических лиц  (что привело к нарушению интересов потребителей),  ПАО «Ленэнерго»  оштрафовано на 49,6 млн  руб. Штраф обжалуется в суде.

«Белочку» выгнали из ВК

ООО «Экспоторг»  в нарушение Закона о рекламе продвигало «ВКонтакте»  водку «Белочка», за что и заплатило штраф в 110 тысяч рублей.  Это первое подобное «интернет-дело» в практике СПБ УФАС.                

Елена РОТКЕВИЧ





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform