16+

«Крым наш. А почему тогда Германия не борется за возвращение Кенигсберга?»

18/03/2016

«Крым наш. А почему тогда Германия не борется за возвращение Кенигсберга?»

В России и Крыме торжественно отметили вторую годовщину присоединения Крыма к России. В Москве на Васильевском спуске целый день шел концерт. Взволнованные, довольные жители страны поднимались на сцену и, путаясь и запинаясь, признавались в любви к полуострову. Недовольные жители выискивали и находили проплаченных участников акции. Совсем недовольные чиновники ЕС призывали страны ООН ввести санкции против России. А эксперты пытались понять, зачем нам все это было нужно.


         Праздник для полноценных россиян

- Вторая годовщина проходит все-таки не так, как первая. Это факт. Безусловно, люди радуются, отмечают, выходят на улицу, но уже, наверное, прошел тот энтузиазм, с которым это было в первый год, и это правильно, потому что люди все-таки уже постепенно понимают, что прошло время лозунгов и настало время работы, – рассуждает блогер Александр Горный на bfm.ru

Наверное, то, что происходит в последние дни, — это действительно праздник. Это уже просто праздник не тех, кто пришел в Россию, а праздник полноценных россиян, которые уже здесь живут, работают, платят налоги и думают не о том, как пришли в Россию, они здесь уже живут.

Минусов больше, чем плюсов


– Выигрыш оттого, что Крым наш, я его не чувствую. Я не знаю, как его чувствуют вот эти 95 уважаемых мною процентов. А я не чувствую, потому что можно было ездить в Крым легко, отдыхать там. А минусы от присоединения Крыма, их много, собственно, плюс только один – огромный и стабильный подъем рейтинга президента. Несомненно, это связано с Крымом. Это наверное может восприниматься как плюс, – говорит известный тележурналист Николай Сванидзе на echo.msk.ru.

А минусов очень много всевозможных. Мы много об этом говорили. Но что касается переправы, это одна из причин того, почему Крым был не наш. А вовсе украинский. Потому что инфраструктурно он всегда был связан с Украиной. Это одна из основных причин того, почему и Хрущев тогда отдал Крым Украине. Потому что естественнее просто связь Крыма с Украиной вся. По снабжению, по движению, по всему она прямая и легкая. А с РФ затруднена.

Тогда в рамках Советского Союза это вообще не имело никакого значения, за кем там числится. Хоть за Таджикистаном. Это совершенно неважно. Было. А сейчас приобрело значение, и когда политическое решение было реализовано, и Крым был отжат у Украины, то конечно, выяснилось, что очень большие трудности со снабжением. Поэтому этот мост, как бы дорог он ни был, действительно там и при Николае, и при всех его строили и так и не достроили. Сейчас может быть достроят, если денег хватит. Потому что если не достроят, то трудности со снабжением будут продолжаться.

«Новой, путинской пост-советской государственности создать не удалось»

Разрушение пост-советской государственности и было невысказанной целью аннексии Крыма. Путину казалось, что он может принудить Запад заключить новый договор, который будет означать учреждение новой, путинской пост-советской государственности, но это не удалось. (И внезапное окончание сирийской операции, видимо, еще одно подтверждение этого.)

И из этого следует, что до ухода Путина, до некоторого нового кризиса России в ее нынешнем состоянии никакого договора не будет, потому что нет субъекта этого договора с российской стороны. Пока такое самовластие царит в России, что каждый пришедший, может пересматривать прежние обязательства, России нет и договоров нет, есть временные сделки с текущим самоуправцем, – уверен блогер Кирилл Рогов.

Это относится не только к Западу. Но и к ближнему окружению России. Отношениям России с ее соседями нанесен, может быть, еще больший вред, чем отношениям с Западом. Аннексия продемонстрировала им, что главной стратегемой их долгосрочной внешней политики должен стать поиск гарантий безопасности от России. И они будут искать эти гарантии и найдут их.

Вред аннексии огромен. И вред этот простирается за границы путинского правления. Осознание и ощущения этого вреда еще не началось. Сегодняшние проблемы России практически не связаны с санкциями, вклад санкций невелик. Но он будет все большим в будущем. Отдаленное предчувствие этого проявляет себя в очевидной истеричности сегодняшнего российского общественного мнения.

"Крым всегда был и остается российским!" Согласен. В том же смысле, в каком Кенигсберг всегда был и остается немецким. Почему Германия не борется за возвращение Кенигсберга? Потому что такая борьба нанесла бы огромный вред настоящему и будущему Германии. Германия важнее, чем ее утраченная, пусть и дорогая часть.

Аннексия Крыма – это диверсия против собственного будущего.              

фото er.ru








Lentainform