16+

«Права человека — ересь и безбожие. Вы скажете это бредни?»

21/03/2016

«Права человека — ересь и безбожие. Вы скажете это бредни?»

"Сегодня мы говорим о глобальной ереси человекопоклонничества, нового идолопоклонства, исторгающего Бога из человеческой жизни. (...) И мы видим, как предпринимаются усилия во многих процветающих странах законом утвердить право любого выбора человека, в том числе и самого греховного, идущего вразрез со словом Божиим, с понятием святости, с понятием Бога." — заявил патриарх Кирилл в праздник Торжества православия, после литургии в храме Христа Спасителя.


            – Вот так, права человека — ересь и безбожие. Вы скажете, бредни? Ничего подобного. Владимир Михайлович прагматичен, как никогда. Быть может, он просто защищает религию, потому что та является прямым источником дохода для всей корпорации "РПЦ" и лично для него? И снова мимо, – пишет блогер Kozoboev.

Лукавые разглагольствования патриарха — плохо скрываемая атака на философию либерализма, идеально укладывающаяся в продвигаемую государством антилиберальную повестку. Это атака на моральный, философский и политический принцип, который ставит интересы и права личности на первое место. Принцип, благодаря которому (не в последнюю очередь) так называемые развитые страны являются развитыми.

Разумеется, патриарх Кирилл не является пионером антилиберальной риторики. Не являются таковыми ни члены "Изборского клуба" (в котором, кстати, состоит прогнозируемый преемник Кирилла — духовник Путина Тихон Шевкунов), ни общество "Память", ни даже "Чёрная сотня". Деятели искусства, церковные и государственные мужи пытаются возвести антилиберализм в ранг русской национальной идеи уже на протяжении нескольких столетий. В то время как европейцы умирали за свободу, знания и просвещение, русские отдавали "Жизнь за царя". Русским ответом на "Liberté, Égalité, Fraternité" стали "Православие, самодержавие, народность".

Почему же Россия вечно бежит от либерализма, как от огня? Да потому что свобода личности смертельно опасна для любого тоталитаризма (каковой является исконной российской "духовной скрепой"). Тем более — для тоталитарной клептократии наподобие сегодняшнего российского режима.

Так что в некотором смысле Владимир Михайлович Гундяев (сценический псевдоним "патриарх Кирилл") действительно защищает своего бога.

Только его бог находится не на небесах. Он значительно ближе. Всего–то в паре километров от того места, где была произнесена сегодняшняя речь.

"Заявление Патриарха Кирилла — это слова откровенно слабого руководителя"

- По сути, Патриарх на одной стороне с теми, кто преследовал его первых учителей — деда и отца. Ведь Советский Союз в свое время не присоединился к Всеобщей Декларации прав человека. Это понятие одинаково противоречит, как идеологии авторитарного государства, так и установкам церкви. Каких вам свобод, рабы?

Но заявление Патриарха Кирилла — это слова откровенно слабого руководителя дряхлеющего института. Сильная идея не нуждается в насильном рекрутировании. И неплохо себя чувствует в условиях свободы выбора и свободы совести. Слабому всегда нужна монополия и лишение человека возможности свободного выбора. Подумайте, если вы крестили ребенка, это наверняка произошло еще в его младенчестве — потому что так принято, потому что вы суеверно (!!!) думаете, что это защитит его от болезней, и поможет в жизни, да и, наконец, чтобы от вас отвязались ваши родственники с вопросами. Это и есть самое настоящее отстутсвие свободы выбора: церковь через общественное мнение надавила на вас, а вы, по сути, лишили выбора своего ребенка.

Церковь проигрывает прогрессу по всему миру: лучше и дольше живут не столько там, где прилежно посещают приходы, сколько там, где развивается наука, в том числе и медицина и предпринимательство. Все то, чему так свойственна свобода выбора и совести.

Вы мне скажете: посмотрите на преуспевающую Америку, вот где народ религиозен, каждый политик в конце своей речи добавляет «И да хранит Господь Америку», а на любой презренной зеленой бумажке написано, что они верят в бога. Отвечу: поезжайте в Бостон, где чуть ли не на каждом втором храме висит радужный флаг. Приходит время, и даже такой архаичный институт как церковь вынужден идти в ногу с обществом, а не насиловать его. Просто, чтобы выжить как вид.           

Александр Плющев, журналист








Lentainform