16+

Есть ли в России перспективы у экономики совместного потребления

31/03/2016

Есть ли в России перспективы у экономики совместного потребления

На 25% ежегодно растет во всем мире экономика совместного потребления (sharing economy). Журнал Time назвал ее одной из десяти идей, которые изменят мир. И он уже меняется, потому что sharing economy сегодня развивается в большинстве стран. Но не в России – здесь ее еще очень немного. Что мешает развитию экономики совместного потребления в Петербурге? Чем она полезна и чем опасна? – выяснял «Город 812».


             Товарищ, поделись перфоратором

Концепция sharing economy родилась в середине 2000-х в Америке. Нормального перевода термина на русский язык нет. Иногда говорят: «экономика совместного владения». Или «совместного потребления». Или «экономика доверия». Последнее дальше от дословного перевода, но вернее отражает суть.

Классический пример для объяснения, что такое sharing economy, – перфоратор. У многих он дома есть, но  пользуются им редко. Так вот, вместо того чтобы покупать и хранить дома тяжелый инструмент, можно недорого арендовать его у соседа. Это выгодно обоим: и вам и соседу.  В этом  суть sharing economy: делиться.

Первые бизнесы, основанные на принципах sharing economy,  сегодня уже превратились в бизнес-гигантов. Самый яркий представитель – Uber-такси, чья капитализация в 2015 году составила $ 51 млрд, что больше, чем у «Газпрома» ($ 44,3 млрд).  Uber пришел в Россию в конце 2013-го, в Петербург – в конце 2014-го. Сервис основан на использовании труда автолюбителей-частников:  поездка с Uber по городу обходится в среднем  дешевле, чем на обычном такси. В мире у Uber есть менее раскрученные конкуренты – Lyft и Sidecar , до России они не добрались.

Зато появляются отечественные сайты («Довезу!», «Подвезу», «Попутчик» и др.), основанные на поиске попутчиков. Их принцип работы соответствует принципам совместного потребления: люди ищут попутчиков, чтобы совместно  использовать автомобиль. Можно, например, найти компаньона, который каждый день будет подвозить вас на работу за символическую плату. На сайте «Довезу.ру» больше трехсот подобных объявлений от петербуржцев. Например, Дмитрий на Volkswagen ищет попутчицу для ежедневных поездок из Красного Села до «Звездной». Просит «приятную компанию, бодрое утро и хорошее настроение».

С помощью другого сервиса – Blablacar  – люди экономят на совместных поездках между городами. Принцип тот же: водители, у которых есть в машине свободные места,  ищут попутчиков, чтобы окупить дорогу.  Для  пассажиров такие поездки обходятся минимум на 30–40% дешевле самого дешевого вида транспорта. Например, с  Blablacar  можно добраться из Петербурга в Берлин за 1200 рублей, в Хельсинки – за 500–700 рублей, в Крым – за три тысячи,  и так далее. Правда, надо время поездки подстраивать под возможности водителя – это не автобус, который ходит по расписанию.

Зачем вам своя машина?


Другое популярное направление «совместной экономики» – каршеринг (car sharing) – краткосрочная аренда автомобилей. Идея простая, как с перфоратором: вы не покупаете собственный автомобиль, а арендуете машины у тех, у кого они есть, тогда, когда они по-настоящему нужны. Самые популярные в мире каршеринговые сервисы: Zipcar, RelayRides, Getaround. У нас они пока не работают. Первый подобный сервис в России  запустила московская  Anytime в 2013 году, а в Петербурге в 2014-м появился StreetCar (но в конце 2015-го он приостановил работу из-за  финансовых проблем). В обоих случаях машину в аренду (от 6 рублей за минуту)  предоставляют компании. То есть это не в чистом виде совместная экономика.

Первый «социальный» каршеринг  –  когда люди через сайт арендуют машины напрямую друг у друга – начал работать в России примерно год назад. Он называется Darenta. В Петербурге на этом сервисе (при проверке на текущую дату)  было зарегистрировано около 30 машин: начиная от «Волги» за 1800 руб/день, заканчивая белым «Ягуаром» за 46 тысяч рублей в день. Похожие сервисы есть и для аренды велосипедов. 

Эксперты прогнозируют, что к 2020 году каршерингом будут пользоваться более 26 миллионов человек в мире. Он, к тому же, полезен для здоровья. Потому что больше приходится ходить пешком, отказываясь от личного авто.

Еще один крупнейший сервис – sharing economy – сдача и аренда жилья на короткий срок, когда  люди сдают собственные квартиры (или обмениваются ими на время отпуска). Самый известный  – портал  Airbnb – работает и в России. На  Airbnb более трехсот предложений по аренде жилья от петербуржцев, цены начинаются от 818 рублей.

Два карниза, доклад и фото

Выбор услуг, которыми люди обмениваются, постоянно расширяется. Например,  можно бронировать отели для животных (DogVacay, Rover.com), сдавать и арендовать парковочные места (ParkatmyHouse, Parking Panda),  заказывать  и предлагать  курьерские услуги по доставке чего-нибудь куда-нибудь – например, послать дедушке пирожки (Postmates и Get It Now ), а также брать в аренду любые вещи: резиновые сапоги, барабан и т.д. (Zilok, Rentoid, SnapGoods).

В России ни один из этих сервисов пока не работает. Но есть наш отечественный сервис YouDo. Там люди ищут помощников для  разных дел, размещая на сайте задания и сколько они готовы за них заплатить.

Вот примеры некоторых заданий в Петербурге: «повесить два карниза – 1000 руб.»,  «написать доклад по криминалистике, объем 15 страниц – 1600 руб.»,  «обзвонить участников мероприятия  – 1000 руб.», «отследить билеты на сайте Большого театра – 2500 руб.», «забрать посылку – 400 руб.», «Сфотографироваться для нашего сайта. Мы занимаемся юридическими услугами и хотим наполнить сайт фотографиями живых людей – 200 руб.».

На YouDo  ежедневно публикуется  примерно две тысячи заданий. Сервис был запущен в Москве в 2012 году, в Петербурге – на год позже. С тех пор им воспользовались примерно 500 тысяч человек. Самые популярные услуги: курьеры и грузоперевозки (45% заказов), бытовой ремонт (21%), дизайн (18%). Востребованность сервиса выросла в кризис: исполнители стремятся монетизировать свое свободное время, а заказчики – сэкономить. По данным самого  YouDo.com, почти 80% исполнителей на сайте – мужчины, в основном в возрасте от  25 до 34 лет. Средний чек за услуги за два года вырос с 1500 рублей (2013 год) до 2500 руб. в 2015 году.

Как правило, большинство сервисов sharing economy берут не очень большую комиссию за  предоставление площадки по обмену услугами. Но на начальном этапе многие бесплатны.

Принципы sharing economy проникли и в большой бизнес. Например, на портале Floow2.com предприятия могут обмениваться, брать в аренду или совместно использовать крупное промышленное оборудование (станки) и технику.

И власти боятся, и люди опасаются


Во многих странах власти поддерживают развитие  sharing economy. В Великобритании готовится законопроект, освобождающий от налогообложения доходы граждан, полученные ими на сервисах sharing economy от сдачи в аренду жилья (до 1000 фунтов) и автомобиля (до 1000 фунтов). 
Почему в России sharing economy развивается со скрипом?

По мнению директора Института опережающих исследований имени Шифферса, профессора Британской школы социально-экономических исследований  Юрия Громыко, у sharing economy в России огромное будущее, просто страна у нас настолько большая, что новые идеи распространяются медленно.

– Наиболее перспективными выглядят деловые и финансовые направления sharing economy – социальный кредит, виртуальные расчетные денежные системы, временные банки. Это позволит избежать использования дорогих банковских кредитов и дает возможность начать бизнес в кризис. Система такая: люди образуют траст, главная составляющая которого – доверие между всеми его участниками. У одних есть в собственности земля, у других – технология, и так далее. Они знают профессиональные качества друг друга и создают кооперационную цепочку: условно говоря, сеют лен, ткут полотно, шьют военную форму и продают ее Министерству обороны. Для расчетов между участниками траста вводится денежный заменитель – виртуальные деньги, а реальные деньги выплачиваются только после реализации продукции. Я лично знаю несколько таких проектов, находящихся сейчас в стадии детального обсуждения. К сожалению, наше государство на подобные проекты реагирует нервно – как и на любые денежные заместители, – говорит Юрий Громыко.

По мнению старшего научного сотрудника Социологического института РАН Марии Мацкевич, перспективы развития sharing economy в России зависят от каждого сервиса конкретно.

– Uber или «Яндекс-такси» – это все-таки шеринг на основе поставщиков услуг. Для развития сервисов, основанных на прямых коммуникациях между людьми, необходимо, чтобы они доверяли друг другу. А у нас, к сожалению, очень низкий уровень доверия, и он падает. Причем есть четкая корреляция с экономической ситуацией: чем хуже дела в экономике, тем более недоверчивыми мы становимся.  Согласно опросам, большинство россиян – примерно 70% – считают, что люди, в основном, не доверяют, друг другу. При этом они уверены, что недоверчивые более успешны.  Хотя на самом деле – наоборот! Экономически успешные люди гораздо больше склонны доверять незнакомцам, чем те, кто бедны. В Петербурге уровень доверия в целом выше, чем в среднем по стране. У нас  успешно развиваются сервисы частных такси. Но, например,  популярная в Европе услуга «Подари кофе другому»  (когда человек оплачивает в кофейне две чашки – свою и для следующего посетителя) в Петербурге не пошла. Возможно, развитие sharing economy затрудняет то, что у нас государство никак не поощряет такую модель. В Финляндии, например, людей стимулируют отказываться от использования личных машин налоговыми льготами, поэтому там активно развиваются совместные поездки на одном автомобиле, – рассказывает социолог.

По мнению другого ученого (попросившего об анонимности из-за запрета руководства на беседы с прессой),  перспективы развития  sharing economy за пределами мегаполисов в России туманны. Так как неминуемо будет расти количество обманов с помощью подобных сервисов. 

По его словам, сегодня в  sharing economy вовлечена лишь самая продвинутая часть россиян – в основном, жители мегаполисов, образ жизни которых ближе к европейскому, чем к среднероссийскому.  Но если sharing economy начнет распространятся внутри страны, то ситуация резко изменится.

– У нас репутация стоит дешевле, чем в тех странах, где уровень доверия выше. Как только количество обманов в этой системе перевалит за некую критическую отметку, система распадется, – печально прогнозирует ученый.                 

Елена РОТКЕВИЧ











Lentainform