16+

«Каждый упомянутый в «панамском архиве», должен лично доказать обществу, что у него нет оффшоров»

05/04/2016

«Каждый упомянутый в «панамском архиве», должен лично доказать обществу, что у него нет оффшоров»

«Оффшорный скандал» продолжает набирать обороты. Западные журналисты продолжают предоставлять доказательства наличия зарубежных счетов и компаний у российских чиновников и их семей. В свою очередь, Москва считает все обвинения сфабрикованными и частью информационной атаки на Кремль.


         В базе данных Центра по расследованию коррупции и организованной преступности призывают не считать разоблачения атакой на Владимира Путина, пишет BFM.ru.
 
 «Вы правда думаете, что ради такого заказа мы заодно запятнали репутацию такого числа людей по всему миру?» — поинтересовался сооснователь центра Дрю Салливан
 
Также журналисты попросили Салливана прокомментировать заявление Кремля о том, что расследование — это заказ в отношении российского президента. 
 
«Вы правда думаете, что ради такого заказа мы заодно запятнали репутацию такого числа людей по всему миру?» — ответил он. На вопрос, кто именно помогал в расследовании, Салливан заявил: «К самой утечке мы не имеем отношения. К нам обратился Международный консорциум журналистских расследований, с которым мы давно сотрудничаем, с просьбой подготовить часть расследования по Восточной Европе и Евразии, и мы согласились. Что касается того, помогали ли в расследовании госструктуры США и Евросоюза , в данном проекте нет. Мы получаем от госструктур данные, некоторые из них предоставляют нам частичное финансирование. Но это журналистика, и мы не вовлекаем в нее государственные структуры. Да, мы, Центр по расследованию коррупции и организованной преступности, получаем деньги от Агентства США по международному развитию и швейцарского правительства. Это примерно половина от нашего финансирования. Средства идут на работу по развитию СМИ и улучшение квалификации их сотрудников во многих странах. Кроме того, мы получаем средства от коммерческих фирм, получаем частные пожертвования, деньги из фондов. Все это отражено в наших ежегодных отчетах. Мы ничего не скрываем».
 
Международные СМИ на второй день после публикации «Панамских бумаг» или «Панамских документов» анализируют реакцию на скандал и его возможные последствия. Independent публикует обширный обзор освещения утечки прессой тех стран, граждане которых упоминаются в материалах Международного консорциума журналистов-расследователей. Больше всего вопросов у британской газеты вызывают реакции на новость в Китае, Саудовской Аравии, Сирии и России. На сайте «Синьхуа»скандал с возможной причастностью брата жены Си Цзиньпина и двух высокопоставленных руководителей Компартии не упоминается вовсе, а слово «Панама» подверглось цензуре в соцсетях КНР. В Саудовской Аравии крупнейшие новостные сайты также проигнорировали обвинения консорциума в отношении короля Сальмана, а единственная заметка в крупной саудовской газете посвящена наличию в документах Mossack Fonseca членов семьи Башара Асада. В Сирии о скандале написали только оппозиционные СМИ. Наконец, в России, заявляет Independent, ни один из госканалов не осветил обвинения в отношении друга президента Путина Сергея Ролдугина, а крупные онлайн-издания сфокусировали внимание на критике освещения темы иностранными СМИ. Стоит отметить, что к вечеру понедельника тему в той или иной форме осветили как минимум каналы «Россия 1» и «Россия 24». В остальных затронутых утечкой странах — в частности в Исландии, Индии, Италии, Франции, Британии, Японии, Египте и Австралии — пресса и политики критически комментируют откровения консорциума и призывают провести тщательные расследования.
 
Александр Морозов видит в публикациях западных журналистов некую угрозу для всего мира.
 
«Есть один момент, который вызывает тревогу во всех этих "викиликсах" и проч., когда начинаешь задумываться "о судьбах мировой демократии". С одной стороны, Ассанж, Сноуден, а теперь вот и Салливан – являются какими-то символическими фигурами новой эпохи "электронных разоблачений" и это вроде бы новая форма низовой, "народной" борьбы с мировым злом. Но проблема в том, что "ничего не наступает" вслед за их разоблачениями. И тем самым происходит какое-то глобальное обесценивание преступлений власти. В этом смысле все время приходится сравнивать старые, традиционные формы расследования (в том числе и журналистского) – и вот эти новые постмодерные формы публикации потоков данных. Это было наглядно видно при публикации "каблограмм госдепа". Тонны текста, за которыми ничего не последовало. Затем ничего не последовало после публикаций о прослушке американскими спецслужбами европейских правительств. И вот теперь скандальные сведения об офшорных деньгах ряда руководителей государств... Новизна в том, что никаких "институциональных" шагов после этих публикаций – не происходит. Для сравнения: после журналистского расследования педофилии у католиков – последовали суды, компенсации, после прослушки у Никсона – Уотергейт и отставки, после югославской войны – гаагский трибунал. 
А вот у этих новых форм "сетевой партизанской войны" – ничего институционального не наступает... И это приводит к тому, что "публичность" обесценивается...».
 
Свой комментарий ситуации дал и бывший глава Синодального совета при РПЦ Всеволод Чаплин.
 
«Можете сколько угодно называть меня "псевдопатриотомраскачивающимлодку", но «панамский скандал» сегодня должен быть главной темой для нравственного измерения жизни нашего государства и нашего общества. Каждый, кто здесь упомянут, должен лично – а не через пресс-секретарей – ясно сказать: да или нет. Мои деньги или не мои. Выводил в оффшоры или не выводил. Все, что сверх этого, – от лукавого (по Евангелию). Молчание в этих случаях – синоним нравственной нечистоты. Как и молчание в ответ на вопрос о доходах и расходах общецерковного бюджета. Все молчащие в таких случаях недостойны даже капли доверия. 
 
Убежден: "патриотические" элиты, прячущие деньги, дома и семьи за рубежом – главные антипатриоты, главные предатели и главные "иностранные агенты". Церковных "элит" это, между прочим, тоже касается. 
 
В любом случае лучший и единственно правильный ответ на это расследование – сказать: да или нет. Было или не было», – заключает Чаплин.
 
Сергей Пархоменко считает, что «Панамский архив» стал всего лишь вершиной айсберга «начальственной десятины», без которой совершенно невозможно представить себе, как функционирует российская власть.
 
«Вот теперь найден и продемонстрирован миру в том числе и путинский кустик. Один из многих, понятное дело: такие кустики по всему миру разбросаны живописными цветущими купами, а иногда и густыми зарослями. И под каждым прилежно трудятся успешные, все понимающие добровольные садовники. Каждый ухожен и удобрен щедро и своевременно понимающими людьми, которых никто никогда ни к чему не принуждает, у которых никто ничего не вымогает. Ни-ни. Все сами, сами. И еще в очереди стоят. И благодарят, благодарят, причем очень искренне.
 
Так устроен мир. А коррупции – вот этой вот, пошлой, некрасивой, с конвертами, коробками, кожаными дипломатами, в которых тесно уложены перевязанные резиночками "котлеты", – ее среди серьезных людей и нет давно. Как можно? Фи!», – возмущается журналист.          
 

Фото: oblvesti.ru





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform