16+

Российские покупатели стали одеваться и обуваться в отечественное

06/04/2016

Российские покупатели стали одеваться и обуваться в отечественное

Российские производители одежды не просто выстояли перед натиском кризиса, но еще и вернулись на Родину и открыли немало новых фабрик и мастерских. С обувью чуть сложнее, но перспективы весьма обнадеживающие.


             Импорт одежды упал на 30 процентов

Согласно данным недавнего исследования, российские покупатели считают, что в последнее время качество одежды ощутимо ухудшилось, а цены, наоборот, выросли. И эти мнения не беспочвенны. Российские бренды подняли стоимость так называемого базового гардероба в 2–2,5 раза. В среднем же по рынку подорожание составило 11,4 процента. Произошло явное перераспределение покупателей в сторону более дешевой одежды. Продавцы отмечают: их клиенты все еще хотят одеваться в обновки, но выбирают магазины попроще. И все это, как ни странно, благоприятно сказывается на отечественных кройке и шитье.

Когда полтора года назад «МК» в Питере» писал об импортозамещении в выпуске одежды, одним из главных камней преткновения оказалась локализация производств. За последнее десятилетие российские дизайнеры и фабрики достигли ощутимых успехов — у нас появилось много собственных брендов, но, едва «выбившись в свет», они уводили производства в Азию. В России оставались только разработчики, а собственно пошив отправлялся в Китай, Индию, Турцию. Так было выгодней. Скачок курсов валют привел к тому, что шить дома теперь стало выгодней. Из известных петербуржцам крупных марок вернулись на Родину (полностью или частично) «Кира Пластинина», Baon, «Мэлон Фэшн Груп» (бренды — befree, Zarina и Love Republic).

И одновременно в нашей стране закрыли свои магазины многие западные компании. Они просто не могли конкурировать, цены, переведенные из евро и долларов в рубли, оказались слишком высокими.

В общей сложности импорт одежды сократился в прошлом году примерно на 30 процентов.

России не хватает хлопка

Ситуация в производстве одежды — тот редкий случай, который точно описывается поговоркой «Не было бы счастья, да несчастье помогло». Нельзя сказать, что государство как-то особо поддержало отечественные фабрики или индивидуальных дизайнеров. Но экономика заставила их вернуться домой, развивать здесь свое дело, а это, безусловно, дает и новые рабочие места, и новые заказы для смежных предприятий.

По идее ситуация должна была благоприятно отразиться, например, на российских текстильщиках. В 2014-м они были готовы к такому повороту событий, рьяно выступали за ввод эмбарго на ввоз тканей из-за границы. Но... производители одежды оказались категорически против. Выяснилось, что шить из отечественных тканей дороже, чем из импортных, да еще и качество подчас подводит. В результате российскую одежду, особенно среднего и высшего ценовых сегментов, все больше шьют из зарубежных материалов. Питерские компании также не скрывают, что 80–100 процентов материалов у них импортные.

Проводя недавно оценку качества ряда товаров легкой промышленности, некоммерческая организация «Роскачество» выставляла уровни локализации (то есть проценты себестоимости, приходящиеся на отечественные товары и работы) для разных видов одежды. Первыми проверяли наряды для детей. И вышло, что для получения знака качества, например, ползунки должны были иметь локализацию не менее 71 процента, а простенькие футболки на дошколят всего 38. Делать этот критерий выше оказалось нецелесообразно — было бы крайне сложно найти российские компании, ему соответствующие.

— Большинство производств закупают сырье, в частности хлопок, за рубежом, потому что в России он сейчас не выращивается, — объяснил заместитель руководителя Роскачества Илья Лоевский. — Поэтому добиться полного импортозамещения сейчас невозможно.

Швеи выиграли в кризис

Специалисты отмечают явно выраженную специализацию российских портных. У них лучше всего получается шить военную, спортивную и зимнюю одежду. Сказывается «северность» нашей страны. Например, если в Европе флисовые ткани в основном используют в спортивных костюмах, то у нас и в повседневной одежде. Ставку на это сделали, например, бизнесмены из Вышнего Волочка, открывшие линию по производству флиса.

В Волгоградской области заработали сразу три новых фабрики по пошиву джинсов для детей и молодежи. В Нальчике принялись выпускать одежду из шерсти и акрила. А в Питере начали делать детские наряды из органического хлопка. По стране можно найти много других примеров, как, казалось бы, в кризис открылись новые одежные предприятия.

Так что портных можно назвать теми счастливчиками, которые смогли извлечь пользу из санкций, эмбарго и девальвации.

На 60 процентов отечественные

Ситуация с обувью несколько отличается. Цены выросли почти на 14 процентов в 2015 году. Объемы реализации пропорционально сократились. В сетях товарооборот уменьшился на 20–30 процентов. По одному из крупнейших российских ретейлеров — компании «ЦентрОбувь» — суд даже начал процесс банкротства.

Забыв про торговые центры и удобные магазины, потребители вспомнили про обычные рынки. Эксперты отметили, что там число клиентов у продавцов обуви не только не сократилось, но даже немного выросло — на 3–6 процентов. Кроме того, специалисты констатируют: люди стали реже покупать цветную или необычную обувь, вместо 2–3 пар в год ограничиваются одной, а женщины все чаще отказываются от шпилек в пользу туфель на среднем каблуке, в которых и на работу можно сходить, и на праздник надеть.

Российская обувь, конечно, дешевле иностранной — это существенное конкурентное преимущество. Ее стали приобретать еще охотней (правда, это больше характерно для провинции, нежели для столиц), особенно детскую, спортивную и специализированную. Но отозваться на этот возросший интерес развитием производства мало кто смог. Новых крупных компаний не появилось. Имеющиеся не справились с кризисом и вынуждены были сократить выпуск.

— Основные наши проблемы — курс валют, высокая ставка ЦБ России и нежелание банков кредитовать предприятия легкой промышленности, в том числе и обувные. Кредитов не было до апреля, — объясняет генеральный директор Российского союза кожевников и обувщиков Александра Андрунакиевич. — Поэтому начали работать с мая и, к сожалению, не смогли преодолеть отставание. Однако в 2016-м уже идет наращивание темпов производства. Сдерживающими факторами, кроме перечисленных, являются еще и нехватка кожевенного сырья и, соответственно, рост цен на шкуры вследствие дефицита.

Кожу и мех, кстати, российские обувщики в основном используют отечественную, а вот многочисленная фурнитура по большей части импортная. Феноменально, но даже картон для стелек завозится из-за границы, не говоря уже о всяких украшениях и искусственных материалах. В итоге российская обувь лишь на 60–70 процентов отечественная, а в остальном «иностранка».

Опасные турецкие сандалики

В конце 2015-го из-за обострения отношений с Турцией у отечественных обувщиков появилась надежда.

— Тогда вроде бы заговорили о возможности введения запрета на импорт готовых товаров из Турции, в том числе обуви. Но этого не произошло, их продукция продолжает создавать неравную конкуренцию на обувном рынке, — говорит Александра Андрунакиевич. — В последние годы они, например, наводнили наши магазины псевдоортопедической детской обувью, выдавливая российских производителей. А родители, невзирая на цены, покупают их товары и тем самым вредят здоровью своих детей.

Не нужно быть экспертом, чтобы заметить: в Петербурге за последние месяцы появилось много вывесок, завлекающих покупателей в магазины именно российской обувью. Носить ее больше не стыдно, к прилавкам подходят не только пенсионеры, но и молодежь. Эксперты подтверждают, что качество не хуже импортного, по крайней мере в среднем ценовом сегменте. Если же говорить о дорогих брендах, то там все индивидуально, и, очевидно, их часто покупают не за удобство или качество, а за красивый лейбл.

Кстати

У продавцов обуви число покупателей сокращается, а в мастерских по ремонту — аншлаги. Чтобы сэкономить, петербуржцы стали чаще ремонтировать свои сапоги и ботинки, а не тратиться на новые.

Свои среди чужих

В сфере производства одежды отечественные производители очень часто прячутся под «иностранными» названиями. Считается, что англоязычный бренд вызывает большее доверие у покупателей. Так что многие из нас уже давно носят российскую одежду и обувь, а думают, что импортную. К числу таких «подражателей» относятся:

В одежде — Tom Klaim, befree, Zarina, Love Republic, O’Stin, Savage, Оodji, Zolla, Incity, Finn Flare, Gloss, Mannon, OKS, Xaska, Arctic Explorer.

В обуви — Westfalika, Emilia Estra, Rossita, Lisette, Carlo Pazolini, Ralf Ringer, Tervolina, Camelot, Paolo Conte, Balex, Alba, Dino Ricci.                

Елена Михина, фото vladtime.ru











Lentainform