16+

Как правильно гулять по Сенной пощади

07/04/2016

Как правильно гулять по Сенной пощади

Путеводители бывают разные. «Город 812» сделал для читателей свой собственный: живая история места, как мы рассказали бы ее, гуляя по городу с приятелями. Наше сегодняшнее место: Сенная площадь и окрестности.


         1. Спас-на-Сенной. Проведши все детство рядом с Сенной площадью, я помню ее в разных видах. С огромной метростроевской башней посередине времен строительства «Садовой». Заполненную торговцами, продававшими дешевые, ворованные или просроченные продукты, со стаями собак, бомжами и матрешечниками, с кострами из картонных коробок, оцепленную по периметру стеной разнокалиберных ларьков. И расчищенную от них. И с нелепой Башней мира посередине.

Виды были совершенно разные, но одинаково вызывали ощущение нескладности и неуютности. В любой фазе своего существования, в том числе и нынешней, Сенная выглядит незавершенной. Я так привык к этому ощущению, что даже и не пытался понять его природу. И только увидев старые фотографии Сенной с еще не снесенной церковью, понял: площадь до сих пор не может пережить ее потерю. Спас-на-Сенной организовывал пространство, так что даже старые рыночные корпуса, находившиеся на месте нынешних торговых павильонов, но значительно превосходившие их по высоте, казались уместными и органичными. 

2. Дом № 40 по Садовой имеет удивительную планировку, которую невозможно объяснить, если не знать, что именно в этом углу площади стоял Спас-на-Сенной, а дом № 40 огибал его по периметру. Собственно, это здание – бывший доходный дом, принадлежавший приходу Спаса-на-Сенной, одному из самых богатых приходов Петербурга.

Не меньше удивления должен вызывать и тот факт (если, конечно, об этом задуматься), что Спас-на-Сенной на самом деле является церковью Успения Пресвятой Богородицы и никакого отношения к праздникам, связанным со Спасителем, не имеет. Дело в том, что прежде на его месте существовала деревянная церковь Спаса Нерукотворного, название которого народная молва перенесла на Успенскую церковь и которое стало почти официальным.

3. В конце советской власти в районе нынешней станции «Спасская» была своеобразная жилищная биржа под открытым небом: желающие обменять или сдать жилье расклеивали здесь свои объявления на всем, до чего могли дотянуться. В соседнем здании находился Горжилобмен, где можно было оформить сделку. Говорят, иногда дворники выжигали объявления паяльными лампами.


"Жилищная биржа" на площади Мира


4. Торговые павильоны появились на площади во время последней реконструкции в 2003 году. Многим они кажутся чересчур громоздкими, однако эти павильоны – уменьшенная копия корпусов Сенного рынка, стоявших здесь с 1880-х до 1930-х годов.

5. Вяземская лавра. Если район Сенной площади имел репутацию трущоб Петербурга, то главной трущобой этого района была Вяземская лавра – комплекс из 13 флигелей, построенных на большом участке, примерно соответствующем границам нынешнего Сенного рынка. На площадь лавра выходила нынешним домом № 6 по Сенной (с тех пор перестроенным), а вглубь ее вел несуществующий ныне Полторацкий переулок. Переулок начинался в арке этого дома, следы ее можно видеть и сегодня: левый оконный проем первого этажа отличается от всех прочих. Вяземская лавра, даром что принадлежала князьям Вяземским, являлась не только дешевой ночлежкой для обитателей петербургского дна, но и настоящим криминальным заповедником. Впрочем, рядом с уголовниками жили и вполне мирные обитатели. Здесь, например, было крупнейшее в Петербурге производство корзин, ориентированное в первую очередь на Сенной рынок. Ведь корзины были тогда вместо пакетов на кассе супермаркета. Интересующиеся подробностями могут почитать книгу Всеволода Крестовского «Петербургские трущобы». Если выкинуть оттуда любовные сопли, останется очень даже неплохое описание непарадного Петербурга 2/3 XIX века.

6. Сенной рынок. Несмотря на всю свою легендарность, достоевщину, статус чрева Петербурга и т. д., Сенной рынок на своем нынешнем месте появился лишь в 1930-е годы. До этого, начиная со времен Екатерины II, он находился прямо на площади. В самом конце 1930-х началась очередная реконструкция Сенной, ее расчистили, засадили по периметру деревьями (при этом сажали уже взрослые 50-летние липы, что было очень сложным, но удачно закончившимся предприятием), а формирующие Сенную дома начали перестраивать. Так что сталинки в северной и южной частях площади на самом деле – надстроенные дореволюционные здания.

Как правильно гулять по Сенной пощади

На Сенном рынке и сейчас можно купить продукты по ценам, раза в два ниже общегородских. При этом выбор, особенной овощей и фруктов, будет гораздо больше, чем в любом гипермаркете. Правда, то, что торговцы будут класть в пакеты, не до конца будет соответствовать тому, что лежит на витрине. Но, в крайнем случае, с ними можно поругаться.

7. Кокушкин переулок. Самый короткий переулок в Петербурге, длиной в одно здание. Назван по имени купца Василия Кокушкина, но анналы истории не говорят, где ставить ударение в этом слове. Ударение на первом слоге сейчас более распространено, однако, как пишет в книге по истории Сенной Зоя Юркова, в XIX веке одноименный с переулком мост, в который он упирается, иногда ошибочно назывался Кукушкиным. Чередование «о» и «у» в первом слоге могло произойти, только если он был безударным. То есть если в названии переулка ударение было на втором слоге.

8. В моем детстве,  в конце 80-х, на углу Садовой и пер. Бринько стояла бочка с разливным молоком. Как-то родители послали меня за молоком, выдав бидон и деньги. Продавец открыл кран, налил молока, после чего ручка от крана отвалилась и упала прямо в бидон. Продавец отказывался выливать это молоко и наливать новое, я отказывался брать молоко, в котором искупался кран. В итоге по обоюдному согласию 8-летнего мальчика и колхозного продавца было принято соломоново решение: он взял бидон, залез на верх бочки, где был люк, и вылил все молоко обратно. После чего налил мне из крана новое.

Какой вывод можно сделать из этой истории? Возможно, при советской власти молоко и было натуральнее. Но в каком соотношении оно разбавлялось водой из крана, знают только продавцы, сидевшие у бочек. Наверное, это была очень прибыльная работа.

И да: то, что сейчас отсутствие на крышке бочки печати, пломбы и замка кажется невероятным, свидетельствует – все-таки мы несколько цивилизовались с тех пор. Но и  стали меньше доверять ближним.


Как правильно гулять по Сенной пощади

 
9. Трамвай № 13. В детстве я ездил на трамвае № 13. Он шел по Садовой, и на нем можно было доехать до разных хороших мест – цирка, например, или «Метрополя», где продавали слоеные пирожки с мясом по 14 копеек. Пирожки были вкусными – не то что сейчас. Правда, иногда трамваи приходилось очень долго ждать. Уже в зрелом возрасте у  Гиппиус я нашел стихотворение, посвященное послереволюционному Петрограду:

И пошел на Садовую улицу
Ждать трамвая номер тринадцатый.
Ждет он час, ждет другой, – не идет трамвай.
А прохожие только посмеиваются:
«Ишь нашелся какой избалованный.
Что ж, пожди, потерпи, коли время есть,
Долго ли до второго пришествия?»

Впечатлила не необходимость ждать трамвая, ограниченная по времени лишь Апокалипсисом. Впечатлил факт, что и тогда, и даже раньше по Садовой ходил 13-й номер, и на нем, как и во времена моего сравнительно недалекого детства, можно было ехать по Садовой до Гостиного Двора. Правда, с 1992 года уже не поездишь.

10. Гауптвахта, дом Денежкина. Сенная площадь, даром, что предназначалась для дешевой торговли съестными припасами, отнюдь не всегда воспринималась властями как место гиблое и пропащее. Так, во времена Александра I, которому Петербург обязан всем своим ампиром, предполагалась реконструкция Сенной в духе классицизма: колонны, строгие пропорции и единообразие. Именно тогда возникла идея поставить через Садовую от Спаса-на-Сенной гауптвахту, портик которой повторял портик входа в храм. Таким образом старались хоть как-то уравновесить установленную в углу площади вопреки законам симметрии церковь. Ведь симметрия для поборников классицизма – главное.

От той реконструкции, кроме самой гауптвахты, сохранился построенный в 1820 году дом Денежкина между Садовой и каналом Грибоедова – небольшое здание с фронтоном, в котором сейчас ресторан, а при советской власти был рыбный магазин «Океан».

11. Бар Der Spieler. Создатели бара утверждают, что восстановили интерьеры некогда существовавшего в Столярном переулке немецкого трактира Der Spieler («Игрок»), в который захаживал сам живший напротив Федор Михайлович.  И которому он подарил привезенную из Германии музыкальную машину «Фортуна» с коллекцией пластинок. Федора Михайловича вы там уже, к сожалению, не встретите, а вот музыкальная машина действительно имеется.

12. В 2003 году в центре Сенной поставили 17-метровую стеклянную Башню мира, названную так потому, что по ее поверхности на разных языках написано это слово. Это был подарок французов к 300-летию, но  не все горожане его оценили. Противники башни утверждали, что подарена она вовсе не государством Франция, а конкретным французским гражданином и его женой, которые таким образом занимаются самопиаром. В 2010 году башню демонтировали, объявив, что на ней лопнуло стекло и она нуждается в реставрации. С тех пор она лежит где-то в ГУПе «Ленсвет».

Предвоенный проект реконструкции Сенной, разработанный главным архитектором Ленинграда Николаем Барановым, тоже, кстати, предполагал установку на этом месте вертикального памятника. Баранов видел его колонной в духе Александрийского столпа.

13. В советские времена на месте ТЦ «Адмиралтейский» был пустырь, и на голом брандмауэре дома Перетца (Московский пр, 1) висела огромная реклама: «Лаки и краски высшего качества ГДР». Реклама была ржавой – ни немецких, ни даже русских красок на нее не хватило. До сих пор она вызывает у меня легкое недоумение. Во времена СССР я не знал, что такое реклама, и не понимал функционального назначения этой метллоконструкции. Сейчас знаю, но все равно не понимаю, зачем рекламировать то, чего и так в магазине не купить.                

Антон МУХИН











Lentainform