16+

Легко ли участвовать в кремлевском проекте бывшему «яблочнику»

15/04/2016

Легко ли участвовать в кремлевском проекте бывшему «яблочнику»

Перед каждыми выборами Кремль создает либеральную партию, которая потом исчезает в неизвестности. В 2011 году народ завлекали партией Михаила Прохорова. Сейчас партией Бориса Титова, которая стала называться Партией роста. В Петербурге списки партии должны возглавить депутат Госдумы Оксана Дмитриева и депутат ЗакСа Максим РЕЗНИК, который и ответил на наши вопросы в программе «Год выборов».


            – Вам не стыдно участвовать в кремлевском проекте, которым очевидно является партия Бориса Титова?
– Я ни в каких кремлевских проектах не участвую. Я участвую в том, что считаю правильным. А выглядит ли это кремлевским проектом – это для меня важно с точки зрения репутационной, но не является ключевым обстоятельством. Знаете,  было такое время в нашей истории, когда все участвовали в том, что называлось монголо-татарское иго. И все  ездили в Золотую Орду и получали ярлыки на княжение, понимая ту политическую реальность, которая существовала. Но это не является ключевым критерием для оценки исторических деятелей. И я бы хотел, чтобы и отношение ко мне  было связано с моими конкретными делами.

– То есть вы ожидаете, что на местах Кремль даст указания поддерживать Партию роста?
– Почему поддерживать? Может быть, не мешать? Если Кремль даст такие указания, думаю, хуже для общего дела в стране и в городе это не будет. Мне кажется, гораздо хуже будет, если Кремль будет заталкивать политиков, которые готовы к парламентской работе, на улицу. Но еще раз говорю: это вопрос к Кремлю. Я делаю свою работу. Если в чем-то я совпадаю с какими-то соображениями Кремля, ну и на здоровье.

– С какими идеями идете на выборы? Вкратце. Три идеи назовите.
–  Пожалуйста. Первая – альтернативный бюджет. Надо сократить неэффективные расходы, там порядка 14–15 миллиардов идут на управленческий аутсорсинг. И порядка еще 15 миллиардов – на обслуживание тех инвесторов, которые являются чьими-то друзьями. Это город «Южный», «Лахта-центр», ГЧП «Славянка». То есть идея перестройки бюджетной политики. Второе – это изменение политики в сфере образования и культуры. Того тренда, которым Петербург прославился за последние годы, называемого «милоновщина». Подавление свободного творчества, попытка загнать всё в прокрустово ложе каких-то новых скреп. Ну и третья идея – это перестройка системы государственной власти в Петербурге. Потому что наше глубокое убеждение (это, кстати, всё оформлено в законодательные предложения), что неэффективность системы, ее главный порок заключается в абсолютной бесконтрольности районных администраций Петербурга. Имеющих огромные полномочия, контролирующих территории, где живут сотни тысяч жителей, и при этом не имеющих никакого народного представительства.

– Передать все это на муниципальный уровень?
– Нет-нет, не получится передать в муниципальные советы. Первый шаг в этом направлении – это утверждение глав районов парламентом.

– На любых выборах идет разговор о том, что надо бы договориться между собой демократам. Поделить округа. Сейчас будут такие договоренности?
– Я бы этого очень хотел. Я, конечно, считаю абсолютно неправильной ситуацию, которая может сложиться,  например, в думском округе, куда входят Адмиралтейский, Петроградский, Василеостровский и Центральный районы. Я сам готов быть там кандидатом. Городу там нужен депутат градозащитник. Это очевидно. Им не может быть Бортко, который выступал за башню «Газпрома». Этим депутатом не должен быть даже самый замечательный единоросс, потому что он будет сильно несвободен в своих решениях. Там должен быть градозащитник. Но сейчас получается, что там могут быть кандидатами и Ковалев, и Вишневский, и я. Наверное, это не здорово.

– А вы  пойдете в Думу?
– Это возможный вариант. У меня особых амбиций нет. Я готов договариваться и уступать это место.

– Все знают о ваших хороших отношениях со спикером ЗакСа Вячеславом Макаровым – главным единороссом города. Вы нужны Макарову для борьбы со Смольным?
– Не упрощайте. Вы отчасти правы, но надо же за деревьями видеть лес. Заслуга Вячеслава Макарова не только в том, что нет расправы над оппозицией в парламенте, но и, например, в том, что петербургский парламент сохраняется как профессиональный институт. У нас вообще профессиональных региональных парламентов осталось в России только два. Один в Чечне, второй в Петербурге. В Петербурге это во многом заслуга Макарова.

– Объясните, зачем Кремлю честные выборы, о которых теперь говорят?
– Я не очень верю в то, что они будут честными. Но я на это надеюсь. И не просто надеюсь, буду стараться к этому усилия прикладывать. Почему сейчас Кремлю нужны честные выборы? Ну, может быть, нет страха даже перед честными выборами. Страха за результат. Кажется, что при таком рейтинге национального лидера проблем особых не будет. Большая часть участников избирательного процесса угрозы не представляет. Это первое обстоятельство. Второе – отсутствие этого страха порождает желание выглядеть красиво. Ну пускай в Москве, Петербурге пройдут честные выборы. Ничего страшного.

– А чего хочет Ходорковский, когда требует от кандидатов, которые идут от «Открытой России», публично заявить об этом?
– Мне это не кажется правильным. Но я не считаю, что имею моральное право судить Михаила Ходорковского. Хотя такое настоятельное требование, чтобы люди, идущие от «Открытой России» провоцировали власть… это мне не кажется правильным. Именно поэтому своего многолетнего товарища и соратника Александра Шуршева я отговаривал от этого шага. Но он решили пойти от «Открытой России». Хотя был бы хорошим кандидатом в Адмиралтейском районе.

– Смольный может противодействовать «Единой России» на выборах?
– Я так глубоко не погружен. Я не обсуждаю с Вячеславом Макаровым вопросы, связанные с внутренними делами «Единой России». И не советую никому голосовать за «Единую Россию».
– А за Вячеслава Макарова в округе голосовать надо?
– Давайте посмотрим на весь набор конкурентов.                   

Сергей БАЛУЕВ, Антон МУХИН, фото maximreznik.ru











Lentainform