16+

«России надо все время расширяться, чтобы сохранить государство»

05/05/2016

СЕРГЕЙ БАЛУЕВ

Давно уже Владимир Путин не удивлял мир. Со времени заявления, что мы решили повоевать в Сирии, прошло 7 месяцев. Это много. Все ждут от нашего президента нового шага. Вопрос – в какую неожиданную сторону он шагать будет.


          Попытаюсь предсказать, опираясь на теории о том, что все в этом мире от географии зависит. Не от науки географии, а от того, где горы, а где моря.

Вот, скажем, Великобритания – остров, и поэтому всегда чувствовала себя в безопасности, а не будь она островом, то стала бы наращивать военную мощь, и в итоге какой-нибудь диктатор порушил бы всю ее многолетнюю демократию. А  Германия с двух сторон не защищена горами, и эта незащищенность приводит к крайностям – или прежний милитаризм, или нынешний пацифизм. И то и другое объясняется уязвимостью германского расположения.

Это все написано в теориях про географию. Теории с начала ХХ века разрабатываются. И если кто-то считает, что глобализация их перечеркнула, то апологеты геополитики говорят: это заблуждение. Влияние географии никуда не делось.

Китай при любом раскладе будет важнее Бразилии. Потом что находится в правильном месте. Самые экономически слабые страны не имеют выхода к морю. Тропические страны бедны, а богатые страны расположены в средних и высоких широтах.

Роберт Штраус-Хупе (был послом США в разных странах) утверждал, что история вершится на участке между 20 и 60 градусами северной широты. Сюда входят Северная Америка, Европа, Ближний Восток, Северная Африка, большая часть России, Китай и часть Индии.

Еще, по этим теориям, государства всегда стремятся к тому, чтобы обеспечить свою безопасность – то есть занять такую территорию, которая была бы ограничена морями, горами и непроходимым пустынями. В этом смысле хорошо устроились Штаты – ни  с одной из сторон им ничего не угрожает. Они заняли столько территории, сколько нужно.

Поэтому в желании России выйти  к морям нет ничего странного. Американец Альфред Мэхэн считал слабостью России «безнадежную удаленность от открытого моря», и поэтому «совершенно естественно и понятно, что она испытывает недовольство, которое легко переходит в агрессию».

Но кроме этого есть еще загадочный «хартленд»  – так называемое сердце мира. Это название придумали  в 1915 году. Английский теоретик Хэлфорд Маккиндер уверял, что тот, кто контролирует «хартленд», командует миром. Чем этот «хартленд» так важен – рационально не объяснить. Понятно, что им надо обладать. А находится он во внутренней Евразии, то есть в России.

По уточняющим теориям, «хартленд» – это  большое пространство: вся территория СССР на его пике плюс Норвегия, Северная Турция, Иран и Западный Китай.

Все эти построения должны нравиться президенту Путину. Потому что «хартленд» – в России. И потому что надо все время расширяться, чтобы сохранить государство. Покрепче выйти к Балтийскому морю, лучше – добраться до  Северного.

Исходя из этого, можно было бы ждать новых шагов по поддержке русских в Прибалтике, но это довольно предсказуемо, а Путин делать то, что предсказывают, не любит. Норвегия понеожиданней будет, и в соответствии с теорией о «большом хартленде».

Правда, по самым последним изысканиям «хартленд» находится вовсе не в России, а в Казахстане. Это как-то обидно. Надо бы посмотреть, как там русскоязычные, не обижают ли их.

Но самый неожиданный ход Путина будет – если решит он переключиться с геополитики на внутреннюю экономику. Снимет, скажем, Медведева, поставит Кудрина и скажет: Алексей Леонидович, рули, мешать не буду.

Все очень сильно удивятся.             

ранее:

«Не то вбрасывают...»
О стадном чувстве и новой ереси
Простые советы о том, как выжить народу в условиях честных выборов
«Президент Путин, сидит, наверное, наблюдает за тем, как кто в кого кидается тортами....»
«Патриотичная история про мою крышу...»









Lentainform