16+

«Следующая акция — выгнать всех турок со стройки ЗСД»

18/05/2016

«Следующая акция — выгнать всех турок со стройки ЗСД»

Охотник на питерских проституток Вячеслав Дацик, больше известный как «Рыжий Тарзан», между рейдами на бордели дал небольшое интервью. Заметно, что за время отсидки Вячеслав стал молчаливее. Прежде он охотно рассказывал о всех своих выходках, порой мог и приврать. Он давал нам интервью, сидя в «Крестах» и психбольницах. Теперь же он краток и сдержан — лишнего не скажет.


           Проститутки развалят страну 
 
— Выйдя на свободу, вы обещали, что займетесь правозащитной деятельностью, а сами бордели громите
— А это разве не защита граждан от СПИДа? Официально (ответ Минздрава Ленобласти) каждый 30-й молодой человек в возрасте от 20 до 40 лет уже болен ВИЧ. Это же геноцид населения. Чисто план Аллена Даллеса, главы ЦРУ, он это еще во время холодной войны прописал, чтобы развалить СССР. Проститутки — элемент пятой колонны, который уничтожает государство. 
 
 — Как вы бордели выбираете?
— Все подряд громим. Мне уже в Интернете люди пишут, предлагают адреса пачками. Недавно на Загородном разнесли притон. А потом мне рассказали, что его крышует одна из питерских депутатш. 
 
Охота на фуры
 
— А как успехи с законотворчеством?
— Готовим разные проекты. Материалов очень много — по борделям, по туркам.
 
— Поподробнее про турок, пожалуйста...
— Мне вот интересно, как турецкая компания могла получить госконтракт на строительство ЗСД. Мы сейчас делаем так, чтобы они не могли выполнить свои обязательства. Останавливаем их фуры, забираем ключи у водителей. Просим полицию взвесить машины. Они не имеют права ездить с большим перегрузом, пока сохнут дороги. И вообще больше 47 тонн не должны возить. А они ездят по 60–80 тонн — все дороги разбили. Жители Ленобласти жалуются, но ничего сделать не могут. Мы их ловим у Андрианово, куда они на карьеры за песком ездят. На турок работают. Мы им мешаем, останавливаем. Следующая акция — выгнать всех 1300 турок со стройки. Но там бойцов 100 надо собрать. 
 
Юрфак на зоне
 
— Вы пока на зоне сидели, о чем думали? Выводы вообще сделали?
— У меня значительно обострились революционные выводы, желание сменить власть. 
 
— Каким способом? 
— Разными. Как в 1917-м, тоже рассматривается. Но предпочтительно законным методом.
 
— Кстати, о «законном». Вы же в вуз собираетесь поступать, юридическое образование получать.
— Образование уже есть. Надо только его узаконить. 
 
— А где получали? 
— В местах лишения свободы. Меня обучали профессора юриспруденции — Темелиди Алексей Борисович — мы с ним в одной камере сидели, кандидат наук Новиков Александр Евгеньевич — с ним в разных камерах были, но во двориках переговаривались, «малявами» обменивались. 
 
— Про спорт тоже не забывали? 
— В колонии да, тренировался. Запрягался в телегу от трактора. Ею обычно пытают зэков, заставляют таскать. Ну а мне это было как тренировка с нагрузкой. Иногда, правда, плохо оттормаживался, сносил там столбы. У церкви снес столб — Иван Дмитриевич не доволен был мной, он хороший человек, церковью командовал.
 
— А с руководством колонии что за конфликты были? 
— Они зэков пытают, нарушают права осужденных, а я их защищал. Одного заключенного начальник колонии лично избивал за то, что он в видеокамеру средний палец показал. Другие сотрудники зэков киянками бьют, заставляют носить противогазы или жрать сырую картошку с кожурой и землей. 
 
— А к вам как относились? 
— Ко мне такие методы не применялись. Хотя, наверное, больше, чем я, никто администрацию не доводил.
 
— Как доводили? 
— Не исполнял их требования, в ШИЗО матрасы не отдавал, спал днем.
 
— «Спал днем» — это самое страшное, что вы делали? 
— Я их посылал по законам, по Европейской конвенции…
 
— Обычно по матушке посылают.
— Нет, я не матерился, я законами пользовался. И других зэков учил законами убирать начальников «с трассы». 
 
— А работа вообще была? 
— Штаб по четыре раза за лето красили, поребрики заливали. Но меня на работу не пускали по оперативным соображениям, потому что я осужденных начинал учить всяким пакостям — качать права за зарплату, например. 
 
Оторвал сына от компьютера 
 
— Как вас Питер встретил? 
— Да нормально. Следили за мной пару недель агенты полицейские. А мы над ними издевались. Запрыгивали в автобус — агент за нами, хотя до этого спокойно стоял. Но мы-то дверь придерживали ногой и обратно на улицу выпрыгивали, а он так и уезжал на автобусе — мы ему ручкой махали.
 
— Старые связи восстановили? Много друзей осталось?
— 90 процентов откололись. Но туда им и дорога, они не нужны, отбраковались, как мусор. 10 процентов остались — близких и родных людей.
 
— А семья как? 
— Дождались. Дети вспомнили. Воспитание сына мать подзапустила, в компьютере сидит. Но я его на спорт отдал. На тренировки вожу. Он уже со мной бился. Нормально, может, надо только чаще заниматься.
 
— Чего от вас в ближайшее время ждать? 
Закрытия всех борделей в Петербурге.            
 
Елена ОЖЕГОВА, фото: Замир Усманов










Lentainform