16+

Почему сотрудники СПбГУ решили выйти на митинг

23/05/2016

Почему сотрудники СПбГУ решили выйти на митинг

Небывалая история: сотрудники Санкт-Петербургского государственного университета в воскресенье вышли на митинг (сколько пришло – мы не знаем, номер сдался раньше). На митинге должны принять обращение к Владимиру Путину, подписи под которым собирали и раньше.


        От Путина хотят, чтобы он потребовал от руководства СПбГУ отменить новые правила приема на работу в университет. Эти правила, по мнению недовольных, грозят развалом отечественного образования и даже угрожают национальной безопасности страны. Из-за чего весь сыр-бор? – разбирался «Город 812».
 
Нести деньги вместо знаний
 
Список претензий к руководству СПбГУ на самом деле длинный. Это авторитарный и некомпетентный, по  мнению подписантов, стиль управления вузом. Сокращение образовательных программ и кафедр. Навязывание преподавателям – под угрозой увольнения – американской платформы электронного образования. Сокращения и увольнения сотрудников-совместителей из Российской академии наук (впрочем, в ректорате СПбГУ говорят, что этого у них и в мыслях не было). А также нарушения Конституции, т.к. сотрудникам  запрещены любые публичные высказывания от имени СПбГУ без одобрения начальства. Еще – преследования и запугивания преподавателей, имеющих собственное мнение. И создание атмосферы страха в университете. Также недовольные подозревают администрацию вуза в финансовых махинациях и просят провести финансовый аудит.
 
Но конкретным поводом для митинга и обращения стало не все это, а новый приказ о правилах допуска к конкурсам на должности профессоров, доцентов и научных сотрудников. Теперь, чтобы быть допущенным к участию в конкурсе на должность профессора или доцента, надо отвечать некоторому набору требований. 
Руководство вуза хочет, чтобы каждый претендент на место профессора имел не менее двух внешних грантов (договоров). Остальные соискатели  из перечисленных категорий – не менее одного внешнего гранта. В переводе с академического языка, наличие внешних грантов означает, что ученый получает деньги на свою деятельность откуда-то со стороны.  
 
Второй камень преткновения – требование, чтобы преподаватели имели публикации, попавшие в зарубежные базы данных WoS или Scopus. Профессора и ведущие научные сотрудники должны иметь не менее двух таких публикаций, остальные – не менее одной. 
 
По мнению протестующих, это может привести к увольнению большинства действующих профессоров, доцентов, главных и ведущих научных сотрудников. 
 
– У нас у всех заканчиваются контракты, которые были заключены на год-два, и теперь мы должны выходить на конкурс. Выполнить новые конкурсные требования не смогут примерно 80% сотрудников. Их отправят на улицу. Почему нас ориентируют на западные показатели?  Нас выживают из университета! – эмоционально описывает ситуацию доцент кафедры экологической безопасности и устойчивого развития регионов Института наук о Земле СПбГУ Юлия Крылова.
 
– Университет теперь создает кадровая служба. Не учитываются  мнения ни преподавателей, ни заведующих кафедрами.  Все решается директивно. Они хотят приглашать зарубежных специалистов, чтобы создать  университет нового поколения. Но тем самым они разрушат всё, что у нас есть. Они будут набирать тех, кто несет деньги, а не знания, – продолжает она.
 
По ее словам, сотрудники пытались вести «мирные» переговоры с ректором,  писали ему свои предложения. Но реакция последовала обратная той, которую они ожидали.
 
– Начались преследование подписантов. Вызывали по одному или по два человека и угрожали. Мол, ректор сказал, что  всех нас нужно уволить в течение года. Нам приходится работать в состоянии вечного стресса. Многим это надоело и они сами ушли. Многие боятся и молчат. Рабская психология. Наша задача  – заявить, чем мы недовольны, и ждать реакции президента, как мы понимаем, в положительную для нас сторону. Я не сторонник радикальных мер. Но когда нас превращают в рабов, нам необходимо показать, что мы не рабы. Вперед, и  только прямо! Иначе нельзя, – говорит  доцент Крылова.
 
Сама она 15 лет проработала в университете и ничего уже не боится. Кроме прочего, по ее словам, в СПбГУ процветает «финансовая несправедливость». Зарплата доцента – 20 тысяч рублей, зарплата  директоров институтов (образованных при слиянии факультетов) может достигать 700 тысяч рублей в месяц.  
 
Заставить их шевелиться
 
В СПбГУ примерно так объясняют происходящее: руководство давно говорило профессорам и прочим сотрудникам: нельзя сидеть на месте, дожидаясь пенсии, надо публиковаться, заниматься общественно полезным делом (работа по грантам это и должна подтвердить).  И вот теперь решило перейти от разговоров к требованиям. Пока, по мнению ректората, не слишком сложным. Хорошо было бы, конечно, если бы на каждую должность – скажем, профессора – претендовало несколько человек. Но на деле конкуренции-то  никакой   – большинство конкурсов безальтернативны. Поэтому и приходится таким образом сотрудников заставлять шевелиться. И никакой задачи сократить количество профессоров и доцентов не стоит.
 
Официально на претензии сотрудников администрация СПбГУ отвечает через сайт университета. Там начальник Главного управления по организации работы с персоналом В.  Еремеев объясняет, что, во-первых,  спорный приказ касается конкурсов, которые будут проводиться лишь с ноября 2016 года. То есть у кандидатов еще есть время, чтобы подготовиться. 
 
Во-вторых, во внешних грантах важен «сам факт получения финансирования» (независимо от его размера)... Это является дополнительным подтверждением актуальности тематики научных исследований.
В-третьих, кроме внешних грантов в зачет соискателям идут также договоры. С издательствами или на выполнение экспертных исследований. 
 
В-третьих, новые правила коснутся менее чем половины сотрудников, которым придет пора перезаключать контракты к ноябрю 2016-го.
 
В-четвертых, по подсчетам Еремеева, у подавляющего большинства из будущих соискателей уже есть достижения, позволяющие принять участие в конкурсе... 
 
Впрочем, по данным Еремеева,  все чаще возникают ситуации, когда показатели научно-педагогической деятельности сотрудников оказываются ниже требований, предъявляемых к занимаемым ими должностям. В 2015 году таких случаев несоответствия было более пятидесяти. Этих людей не допустили к участию в конкурсах. 
 
На Западе так же, но по-другому
 
По словам экспертов, во всех признанных университетах мира наличие внешних грантов, так же как и публикаций, является важным и порой необходимым условием получения места в вузе. Между учеными и самими университетами жесткая конкуренция. 
 
По словам профессора факультета политических наук и социологии Европейского университета в Петербурге Михаила Соколова, во всех важнейших образовательных системах мира – в США, Британии, Германии, Франции – де-факто строгих формальных требований при приеме сотрудников в вузы нет. Но есть нюансы.
 
– Обычно проходит открытый конкурс, в котором участвуют десятки и даже сотни претендентов. Победит тот, у кого есть и внешние гранты, и публикации. Это очень важное конкурентное преимущество. Бывают исключения, но редко. Например, могут взять очень молодого математика, у которого нет ни одной публикации, но все уверены, что он гений и уже доказал важную теорему, которая прославит его через три года. Наличие внешних грантов также может быть преимуществом, хотя это больше зависит от конкретной специальности. Например, для инженерных наук очень важно, чтобы, допустим, руководитель лаборатории добывал деньги и мог содержать и лабораторию, и своих ассистентов. В большинстве гуманитарных наук гранты вообще играют меньшую роль, потому что непонятно, скажем, на что давать гранты философам: у них ни лабораторий, ни ассистентов. Так что и при отборе этому критерию могут придать меньше значения. А публикации необходимы везде, чтобы получить мало-мальски приличную работу, – говорит Михаил Соколов.
 
Декан школы социальных и гуманитарных наук НИУ ВШЭ в Петербурге Даниил Александров вспоминает, что негласные требования внешнего финансирования были в вузах еще с советских времен.
 
– Это было принято и престижно – приносить деньги в вуз. Это называлось «иметь хоздоговор с внешними организациями».  Руководители, имевшие такие подряды, были очень уважаемыми. От них зависел приработок молодых преподавателей, которые в свободное время трудились на этих договорах. Я сам работал в советское время в университете: да, можно было не участвовать в хоздоговорах, но тогда было гораздо меньше  денег.  Я удивлен, что профессура делает вид, что новые правила в СПбГУ – это какое-то изобретение, пришедшее  с Запада. Мне кажется, ничего особенного в этом нет.  Гранты в России были еще до революции, только назывались по-другому. За рубежом такие требования очень распространены, но сильно зависят от области знаний. Например, мне рассказывали, что вся медицинская школа Гарвардского университета фактически живет на внешних  грантах.  И там предлагают: приезжайте к нам со своим грантом, а мы вас сделаем профессором. Это немножко шутка – они не впрямую так говорят, но на самом деле все так и есть. Однако подобные требования не могут относиться ко всем специальностям. Например, в гуманитарных науках или математике таких жестких требований по грантам нет. Смешно и глупо, что у нас пытаются всех сотрудников  постричь под одну гребенку. В такой ситуации профессура оказывается в ловушке у администрации. Они не уверены в собственном  качестве настолько, чтобы уволиться и найти работу в другом месте. На Западе с этим  проще: можно переехать  в университет другого города или даже страны. А у нас куда уедешь? – разводит руками Даниил Александров. 
 
– Проблема СПбГУ в том, что он не может рассчитывать, что на конкурс – как на Западе – будут поданы сотни заявок и что внешние кандидаты будут сильнее работающих в университете. Можно набирать сотрудников на международном рынке, но они будут стоить на порядок дороже. Вряд ли у СПбГУ есть столько денег. Затея с новыми формальными требованиями направлена, скорее, на то, чтобы попытаться испугать нынешних сотрудников: взять на работу всех, но с обязательством, что они что-то опубликуют. Правда, большинство этого не сделает, так что ситуация повторится и в следующем году. Ну и руководство СПбГУ, видимо, хочет иметь основания при случае уволить любого за несоответствие, – говорит Михаил Соколов
 
Ответы пресс-службы СПбГУ на вопросы «Города 812»
 
– Какие требования по количеству научных публикаций и участию во внешних грантах предъявляются к профессорам и доцентам? Одинаковы ли они для всех факультетов? Есть ли ограничения по выбору организации-грантодателя и финансовому размеру гранта/договора?
– В январе 2016 года в СПбГУ был издан приказ об установлении, начиная с начала следующего учебного года, минимальных требований для претендентов на должности научно-педагогических работников. Они не новы для нашего коллектива и постепенно вводились, начиная с 2010 года. Например, для работников, которые будут участвовать в конкурсе на замещение должностей профессоров, начиная с ноября 2016 года, в квалификационные требования входит наличие 2 публикаций в реферируемых изданиях, а также опыт выполнения в качестве руководителя или исполнителя хотя бы одного гранта (внешнего или внутреннего) или участие в научной работе по договору в период с 2013 года до даты конкурса. А для работников, которые хотели бы занять должности доцентов, требования иные: 1 статья в реферируемом издании, а также опыт участия в качестве исполнителя хотя бы в одном гранте в рамках того же временного периода.
 
Отметим, что под грантом понимаются любые варианты научных исследований, проводимых на основании договоров, как из внутренних источников СПбГУ, так и из внешних. Причем финансирование рассматривается в полном смысле этого слова – выигранные гранты на исследовательскую деятельность, а также на организацию или участие в научной конференции, тревел-гранты, договоры на выполнение экспертных работ, заказы на подготовку заключений в качестве эксперта РФФИ, РНФ и других фондов, договоры с издательствами, в том числе на рецензирование монографий, редактирование сборников научных трудов конференций (за счет внутренних и внешних источников финансирования), пр.
 
Нет никаких ограничений и по выбору организации-грантодателя или размеру финансирования. 
 
– Говорят, что 80% нынешнего профессорско-преподавательского состава не смогут выполнить требования приказа о допуске к конкурсам. У вас какие прогнозы? Что будет с теми профессорам и доцентами, которых не допустят к конкурсам?
– Приказ касается только тех конкурсов на замещение должностей научно-педагогических работников, которые будут проводиться, начиная с ноября 2016 года, то есть не ранее чем через 10 месяцев после издания приказа. Анализ результатов деятельности научно-педагогических работников СПбГУ, срок действия трудовых договоров с которыми истекает к этому времени, показывает, что подавляющее большинство из них уже сейчас имеют достижения, позволяющие принять участие в конкурсе на соответствующие должности.
 
В тех единичных случаях, когда результаты деятельности работников, планирующих участвовать в конкурсах, на сегодняшний день не соответствуют квалификационным требованиям для участия в этих конкурсах, проводятся индивидуальные беседы с участием директоров институтов/деканов факультетов для создания условий, которые помогут научно-педагогическим работникам университета (в том числе при отсутствии необходимых показателей) продолжить работу в СПбГУ. 
 
Более того, даже с теми работниками, чьи результаты деятельности не будут соответствовать квалификационным требованиям, могут заключаться срочные трудовые договоры сроком до 1 года, для того чтобы была возможность подготовиться к участию в конкурсе.  
 
Таким образом, утверждение о массовом увольнении сотрудников или о том, что 80% нынешнего профессорско-преподавательского состава СПбГУ не сможет выполнить требования данного приказа, не соответствует действительности.
 
Где надо публиковаться профессорам
 
Scopus – библиографическая и реферативная база данных, инструмент для отслеживания цитируемости статей, опубликованных в научных изданиях. Владелец – издательская корпорация Elsevier 
WoS (Web of Science) – поисковая платформа, объединяющая реферативные базы данных публикаций в научных журналах и патентов. Ведется медиакорпорацией Thomson Reuters.  
 
Общее количество научных публикаций в Scopus по странам, 2015 г.
 
Один из «майских указов»  президента РФ  (№ 599 от 7.05.2012) требует, чтобы  отечественные ученые к 2015 году увеличили долю российских публикаций, индексируемых в WoS  до 2,44%. По предварительным данным, в 2015 г. российская доля в публикациях WoS составила 2,31%. В Scopus доля отечественных публикаций в 2015 г.  – 2,12%.            
 
место страна Кол-во цитирований
1 США

536 230

2 Китай

395 990

3 Великобритания

161 990

4 Германия

140 800

5 Индия

111 689

6 Япония

105 692

7 Франция

98 345

8 Италия

91 162

9 Канада

86 058

10 Австралия

81 395

11 Испания

77 425

12 Южная Корея

71 313

13 Бразилия

57 333

14 Нидерланды

50 614

15 Россия

50 208

 
 

Елена РОТКЕВИЧ











Lentainform