16+

Как Смольный полюбил Сергея Шнурова

23/05/2016

Как Смольный полюбил Сергея Шнурова

Новый клип Сергея Шнурова «В Питере – пить» опять набрал миллионы просмотров. Сюжет клипа развивается вокруг пятерых персонажей, которые выпивают и весело проводят время на фоне культурных и исторических достопримечательностей нашего города.


        Реакция на клип была неожиданной. Несколько общественных организаций Петербурга написали на авторов клипа заявление в прокуратуру. Движение «Рок-Петроград» призвало бойкотировать песню Шнура. А Смольный  в лице председателя Комитета по туризму Виктора Кононова заявил, что клип хороший, будет способствовать увеличению числа туристов. Почему городская власть оказалась либеральней? 
 
На самом деле песня «В Питере – пить» была написана еще в прошлом году и не вызвала особого ажиотажа. Это типичный образец творчества Шнурова – танцевальный мотив в стиле «умца-умца», хорошо запоминающийся припев. Общий смысл текста, в котором легкий налет глумежа сочетается с небольшим  количеством ненормативной  лексики,  заключается в том, что разные города нашей родины ассоциируются у автора с разными видами допинга, а конкретно  Петербург – с распиванием спиртных напитков.  Именно это и делают герои клипа. Пятеро непохожих персонажей – офисный клерк, продавщица из продуктового магазина, таксист неизвестной кавказской национальности, полицейский-дэпээсник и экскурсовод – объединяются в алкогольном  бунте против суровой действительности. Клерк убегает из офиса после разборки с начальством. За ним отправляется продавщица, не выдержавшая упреков хозяина.  Потом к ним присоединяются остальные – полицейский, которого неизвестные выбросили  в канал, таксист, у которого сбегает пассажирка, и интеллигентная дама-экскурсовод, замученная нежеланием современных детей интересоваться прекрасным. Вместе они выпивают и творят веселые пьяные безобразия, кульминацией которых становится танец на Марсовом поле.
 
 Именно клип, как и в случае с «Экспонатом», прозванным в народе «Лабутенами», и сделал песню мегапопулярной. Сняла его все та же петербургская режиссер Анна Пармас и студия Fancy shot. Это уже четвертый их совместный труд. Но только в последних клипах стремление режиссера рассказать подробную историю с проработанной драматургией и яркими персонажами достигло  апогея. В результате  «Лабутены» и «В Питере – пить» интересней смотреть, чем слушать.  Можно спорить о том? хорошо или плохо, когда визуальный ряд к песне так сильно перетягивает одеяло на себя, но факт остается фактом: именно клип  спровоцировал и любовь и ненависть.  Разумеется, наибольшее веселье и возмущение вызвала история с полицейским. По мнению недовольных клипом, она призывает к насилию над представителями власти. А все вместе персонажи пропагандируют алкоголизм и наркоманию.  
 
Впрочем, на фоне жестокой сатиры, которой Шнур занимался раньше, последние клипы на его песни выглядят детскими стихотворениями Маршака.  «В Питере – пить» – это вообще петербургский вариант «Я шагаю по Москве». Идея совместного выпивания объединяет в клипе самых разных людей. Интеллигенция в лице экскурсоводши и офисный планктон братаются с представителями власти. К ним присоединяются самые маргинальные с точки зрения городской типологии персонажи – работник торговли и таксист-кавказец. Совместная пьянка является праздником, на котором стираются социальные, культурные и национальные различия. А Петербург, где происходит дело, выступает местом глубоко толерантным и социально уравновешенным.  
 
Более того – пьянка заканчивается не в обезьяннике, а в живописном утреннем тумане, в котором герои встречают рассвет. Но еще радикальней выглядит полицейский, который, испытав серьезное потрясение – его гопники сбрасывают в канал, – не хватается за табельное оружие, а впадая в алкогольный дзен, проникается любовью к окружающим. Именно этот позитив в сочетании с благожелательной реакцией председателя Комитета по культуре и вызывает жесточайшее подозрение. Можно  предположить, что клип «В Питере – пить» стал способом по реабилитации туристического петербургского реноме, несколько подпорченного милоновской борьбой с ЛГБТ-сообществом. Если  это действительно так, то можно только восхититься изобретательностью и нестандартным мышлением петербургской власти.           

Елена НЕКРАСОВА











Lentainform