16+

Откровенный рассказ коллектора о работе с должниками

08/06/2016

Откровенный рассказ коллектора о работе с должниками

Коллекторы — главные злодеи современной России. Такое впечатление складывается из сообщений СМИ. Но за всей этой антиколлекторской истерией, как за дымовой завесой, теряется корень зла. А он в том, что власть создала в стране максимально выгодные условия для финансовых паразитов.


          Начиная с валютных спекулянтов на биржах и заканчивая банками и микрозаймовыми конторами. Коллекторы — лишь одно из звеньев в этой цепи. Причем далеко не самое главное. Людей у нас постоянно провоцируют на кредиты. Любому алкашу, безработному, пенсионеру или вчерашнему школьнику-лоботрясу сегодня охотно дадут деньги взаймы. Чтобы потом с них или их родственников три шкуры содрать. Наша газета анонимно пообщалась с одним из петербургских коллекторов, работающих в микрокредитной организации, имеющей филиалы в регионах России. По его словам, подавляющее большинство должников совсем не похожи на несчастных жертв.

Рейтинг вранья

— В основном кто обращается в микрозаймы?
— Тот, у кого плохая кредитная история, кому банки деньги не дают. Или наглые отморозки, которые считают, что они умней всех на свете (а с учетом этой последней шумихи вокруг коллекторов они еще и дерзкими стали). Думают, что если шваркнут контору на 5 тысяч рублей, то ничего им за это не будет — сумма небольшая, и никто за ней бегать не станет (хотя это заблуждение). Клиентов фотографируют при выдаче кредита. Судя по их лицам, среди них много маргиналов — будто только что от ларька отошли или недавно прибыли из мест не столь отдаленных.

— Больше мужчин или женщин?
— 50 на 50.

— А по возрасту?
— От 18 до 70.

— Какова максимальная сумма кредита?
— 30 тысяч, некоторые компании до «полтахи» дают.

— Чаще всего как ведут себя должники?
— Врут. Вот рейтинг вранья, своеобразный топ-3:

1. Я не работаю, не могу устроиться, у меня нет денег.
2. Я беременна, или у меня ребенок, муж ушел.
3. Я заболел.

Вранье выявляется, когда начинаешь задавать наводящие вопросы. Спрашиваешь, к примеру, безработного: «Как пытаешься трудоустроиться?» И ничего путного не слышишь в ответ. Работа сейчас ищется в основном в Интернете. Но наши «безработные» почему-то не размещают там своих объявлений. Хотя у многих, по их словам, есть компьютеры и Интернет. И даже после того, как ты с ними нормально пообщался, порекомендовал конкретные сайты вроде «суперджоб» и «хед хантер», их объявления все равно там не появляются. То есть люди просто не хотят работать.

«По-хорошему не понимают»

— Коллекторы могут и нормально общаться?
— Могут. Но это плохо работает. Люди в законах не шарят. Когда начинаешь рассказывать, что ты своим невозвратом денег и уклонением нарушил пять статей Гражданского кодекса РФ, они просто не понимают, о чем ты говоришь. Даже если разжевываешь: мы сейчас подадим иск, судья вынесет судебный приказ, ты стопудово не отследишь это на сайте в течение 10 суток и не подашь апелляцию, потом судья выдаст нашей компании исполнительный лист, и на основе этой замечательной бумажки мы можем приехать и начинать забирать твое имущество. Естественно, с приставами у конторы все «вась-вась» — тем выгодно работать с должниками и банками, они за это получают какие-то денежные бонусы. А еще есть прекрасные статьи в Уголовном кодексе: 159 (мошенничество) и 177 (злостное уклонение от кредиторской задолженности). Согласно последней, срок лишения свободы — до 2 лет, штраф — 200 тысяч. Но люди тупо в это не врубаются. А когда говоришь: «Я сейчас приеду с тобой разберусь», это они хорошо понимают.

Есть и другой момент. Психологический. Когда ты к клиентам обращаешься по-хорошему, они решают, что ты дал слабину и тобой можно манипулировать. Начинают придумывать разные истории. А когда эти истории заканчиваются, просто гасятся — перестают брать трубку. Некоторые каждый день обещают: «Все-все — я уже бегу возвращать долг. Я уже дверь открыл. Я уже у вас в офисе. Ой, тут очередь». Звонишь в офис, куда он якобы пришел. «Да нет, говорят, у нас никакой очереди. И такого мужика (а в общей базе есть его фотка) тоже нет». Снова звонишь ему. И слышишь новое вранье: «Ой, а у вас офис куда-то переехал». Ты опять связываешься с офисом — мало ли, вдруг действительно переехали... Но оказывается, офис на месте. А клиент потом вообще пропадет. Самое главное — какой смысл был во всем этом вранье? Человек только себе хуже делает.

А бывают эсэмэсочные герои. Телефон не берут. Тогда ты шлешь им СМС. Доброе, корректное сообщение. А тебе в ответ: «Пошел на…». Естественно, на руку это ему не играет. Начинается тотальный разнос всех контактных лиц.

— Кто такие «контактные лица»?
— Это два человека, которых указывает клиент при обращении за кредитом — на случай, если он сам не будет выходить на связь.

— Но ведь он может дать левый номер — любой, который придет в голову?
— Может. Но это уже умышленное мошенничество.

— Контактные лица проверяются?
— Да, но не все компании делают это дотошно. Могут позвонить и просто спросить: «Вы знаете такого?», не вдаваясь в нюансы, кем он доводится клиенту — родственником, другом или просто шапочным знакомым. Иногда смотришь в примечаниях информацию на должника и диву даешься. Первое контактное лицо не ответило, у второго телефон был выключен, по рабочему телефону организация не найдена. А ему все равно одобрили 5 тысяч рублей. С какого перепуга?

— Как себя ведут контактные лица, когда должник начинает скрываться?
— Зачастую врут: мы такого не знаем. Некоторые родители говорят: «Да я в курсе ситуации, хочу помочь. У меня завтра зарплата». Но после этого тоже частенько перестают снимать трубку. Некоторые начинают ругаться: «Вы мошенники». Отвечаешь: «Мошенник — ваш сын. Взял деньги, уклоняется от выплаты». Они тебе: «Нет, это вы мошенники, у вас грабительские проценты».

— Но они же действительно грабительские. 2 процента в день, или 730 в год — это нормально? Может, кто-то из клиентов в математике слаб и просто не понимает, что проценты такие высокие?
— Кто-нибудь с пистолетом заставляет человека на таких условиях деньги брать? В договоре большими жирными буквами на видном месте написано, какую сумму ты взял и какую обязан вернуть такого-то числа. Указано, до каких размеров вырастет долг через такое-то время. Никаких уловок, все по-русски. Что непонятно? Да и не смертельные это долги, если вовремя их возвращать. Берешь, к примеру, десятку на 17 дней, вернуть должен 13 400. Зачастую к коллекторам попадают люди, которые двадцать раз уже брали в конторе кредиты и возвращали их, а на 21-й раз решили кинуть. И начинают верещать: чего это у вас такие проценты? Извини, ты уже 20 раз обращался. Договор, что ли, не читал никогда?

— У вас пишут в договорах про проценты. А другие микрозаймовые компании могут их скрывать?
— Вряд ли. Если у тебя в договоре четко все не прописано, на компанию можно подавать в суд. Новость об этом быстро через Интернет разлетится. И тогда фирме точно деньги перестанут возвращать, хоть она десять раз юрлицо поменяет.

«Должников сдают друзья»

— Бывает жалко кого-то из должников?
— Бывает. Есть нормальные люди, которые действительно попали в беду, например, в автокатастрофу. Но они предоставляют тебе копии документов — больничный лист, выписку из больницы. Если видно, что человек не врет, ему идут навстречу. Могут сделать скидку, остановить процент. Составить график платежей. Все это активно применяется. Но гораздо чаще бывает так: поверишь кому-то, а потом оказывается, что он тебя обманул. У нас должники даже свидетельства о смерти подделывали. Звонишь ему — не берет трубку. Звонишь первому контактному лицу и слышишь: «Он умер». Второе контактное лицо тоже подтверждает этот прискорбный факт. Но возникает вопрос: почему у умершего включен телефон? Ладно, первые несколько дней — чтобы оповестить родственников. Но спустя месяц, два...

— Может, кто-то другой уже телефоном пользуется?
— Но тогда почему этот другой не снимает трубку? В конце концов прозваниваешь с какого-нибудь неизвестного номера из другого региона (а у нас в конторе есть номера с разными префиксами). Трубка снимается. И знакомый до боли голос произносит: «Алло». Ты ему: «Привет, покойничек». В ответ слышишь: «Это не я». Я сейчас не выдумываю, передаю вам реальные слова. И эта история не единственная. Да, после смерти человека его симку снова пускают в оборот, но далеко не сразу — должно пройти от трех месяцев до полугода. Причем в этот период в трубке не должно быть никаких гудков. А тут звонишь, и гудки идут, человек в итоге отвечает, но говорит, что это не он. Первый вопрос: «Откуда у вас эта сим-карта?» Самый частый ответ: «Я купил телефон с рук». Но даже подержанные телефоны редко продают с симками. Некоторые отвечают: «Я нашел телефон». — «То есть ты нашел телефон с чужой симкой, пользуешься ею, а свою выкинул?» — «Да». На такой ответ напрашивается вопрос: «Ты дебил?» Одна пенсионерка и вовсе выдала: «Я нашла симкарту». — «Сим-карту без телефона?» — «Да». — «Нашли ее, вставили в свой телефон и пользуетесь?» — «Да». Просто анекдот.

— А если должник сменил телефон?
— Тогда вычисляется его новый номер. В том числе через друзей, знакомых, не очень близких родственников. Эти люди втихаря частенько сливают тебе контакты нужного человека, только чтобы их оставили в покое. Поэтому ты просто напрямую звонишь и сразу предлагаешь: «Давайте сократим количество наших коммуникаций. Вы скажете мне, как найти вашего знакомого (родственника), а я, если дозвонюсь до него, постараюсь вас больше не тревожить». Ну и, конечно, хороший помощник в нашем деле — социальные сети. Многие люди на своих страничках даже личные телефоны указывают.

Кстати

Сотрудники коллекторских агентств делятся на три группы:
Soft-collection — телефонное общение с должниками.
Hard-collection — выездные мероприятия.
Legal-collection — юридическая работа по выбиванию денег в судах.                

Виктор Максимов, фото bloknot.ru









Lentainform