16+

Зачем было нужно называть мост так, как его назвали

21/06/2016

СЕРГЕЙ БАЛУЕВ

На Петербургском экономическом форуме приезжие пытались выяснить у местных, где же находится знаменитый мост Ахмата Кадырова. То ли из любопытства спрашивали, то ли съездить туда хотели. Но довольно упорно интересовались. Петербуржцы не отмалчивались, честно пытались помочь.


           – На юго-западе это.
– Где-где?
– Ну, в Красносельском районе.
– А поточнее?
– Там Дудергофка течет. Наверное. Если мост через нее.

Ни одного реально видевшего этот мост не находилось.

Приезжие хмыкали. В том смысле, что история с мостом казалась им не стоящей выеденного яйца. Где-то, где никто не был, что-то такое назвали. Так плюнуть и растереть, через пару месяцев про мост этот никто и не вспомнит. Вот если б улицу назвали – другое дело, кто-то бы на ней жил, таксистам бы говорили: отвезите на улицу Кадырова. И в паспорте было бы написано: зарегистрирован на Ахмата Кадырова, 8, корпус 2. А с мостом никаких таких постоянных напоминаний не случится.

Выходило, что очень разумно петербургские власти поступили – ловко с проблемой справились.

Вообще, история с этим мостом, казавшаяся еще неделю назад не до конца понятной (то ли из Кремля указание поступило, то ли какие-то горизонтальные связи сработали – типа Кадыров попросил или за него попросили), стала совсем незагадочной. Вернее –  почти незагадочной.
Еще недавно все считали, что губернатор Полтавченко будет тянуть с подписанием постановления о наименовании моста максимально долго. И дотянет до после выборов, чтобы народ не раздражать.

Но нет – не дотянул. Прямо перед ПМЭФом подписал постановление. Что значит: не было у нашего губернатора – человека, не стремящегося к резким движениям, – другого выхода. Приказано – надо исполнять.

Тут, конечно, не совсем ясно – зачем такое приказали? Самая очевидная версия: Кадырову это пообещал Сам, ну, в качестве награды за лояльность. Или платы за  преданность. Даже приятно такие награды давать – они денег не требуют.

Неочевидная версия: это проверка петербургского народа на возбудимость. Выяснилось – народ проверку прошел хорошо, совершенно невозбудим. 100 тысяч необременительных подписей в Интернете и тысяча-полторы человек, готовых сходить на разрешенный митинг, – в рамках погрешности.

Версия третья, самая неочевидная:  это не проверка народа. А проверка властей. Не слишком ли вы там, в Петербурге, хорошо живете, господа губернаторы? Сейчас мы вас проверим! Проверка и состояла в том, чтобы городские власти добровольно и в меру радостно совершили непопулярный поступок. Совершили его публично. Показав, что не они всем тут управляют. Что есть высшая сила. Которая если прикажет, то они сделают.

Это, в общем, и так всем в России очевидно, но почему бы небольшую и местами унизительную проверку не устроить.

Власти проверку прошли. Найдя самый безболезненный вариант – выбрали такой мост, про который никто не может объяснить, где он находится.

Значит ли это, что все хорошо?

Совершено не значит. Потому что Цзы-лу спросил однажды у Конфуция:
– Что вы сделаете прежде всего, если вас привлекут к управлению государством?

Конфуций ответил:
– Необходимо начать с исправления имен.

Цзы-лу спросил:
– Зачем нужно исправлять имена?

Конфуций ответил:
– Если имена неправильны, то слова не имеют под собой оснований. А если слова не имеют под собой оснований, то дела не могут осуществляться.

То есть если ты что-то вдруг назвал не так – то не удивляйся, что когда-нибудь все пойдет не туда. Вот какая сложность с этими именами случается.                

ранее:

Почему почти каждая страна в мире занимается продвижением хотя бы одного мегапроекта
О чаче, шкмерули и осенних выборах
«России надо все время расширяться, чтобы сохранить государство»
«Не то вбрасывают...»
О стадном чувстве и новой ереси











Lentainform