16+

Диакон Андрей Кураев — о том, чего боится патриарх Кирилл

21/06/2016

Диакон Андрей Кураев — о том, чего боится патриарх Кирилл

Диакон Андрей Кураев прокомментировал ситуацию с отказом патриарха Кирилла принимать участие во Всеправославном соборе.


          – Какие решения должен был бы принять Всеправославный собор?
– Следовало бы начать с того, чтобы определить статус Собора, степень обязательности его решений для поместных церквей и способы достижения единства в исполнении этих решений.

Далее, утвердив право этого Собора принимать общецерковные решения и пересматривать некоторые прежние, выработать новый кодекс канонического права. Сегодня в церкви нет реально действующего законодательства.

Потом переходить к частным вопросам – календарю, например. Принимаем мы по этому вопросу какое-то консолидированное решение и вводим единый для всех календарь или, напротив, навсегда говорим, что любые дискуссии и разделения из-за календаря – это дело постыдное для тех, в чьем Писании есть слова апостола Павла: «Никто да не осуждает вас за ваши праздники и новомесячия».

Или тема поста: у нас сейчас больше половины дней в году постные, и мы заставляем мирян поститься по монашескому уставу. Нужно ли это? Наконец, надо дать откровенную оценку тому, что произошло с христианством за тысячу лет. Появились новые группы христиан – католики, протестанты. Надо определиться, как мы к ним относимся с фиксацией значимых расхождений.

Вместо этого для Собора предложены документы с беззубыми формулировками. Многие из них гораздо слабее, чем те, которые действуют в РПЦ. Например, межконфессиональные браки, против разрешения которых выступают грузины, в нашей церкви уже 300 лет в порядке вещей. Но каждый патриарх боится, что, вернувшись с Крита, он останется один на один со своими монахами, которые эти нововведения не одобрят. Поместным церквям не хватило решимости передать часть своих полномочий Собору, чтобы таким образом снять с себя ответственность за принятые там решения.

– Что же – и патриарх Кирилл тоже боится?
– Да. «Пуськи» спутали все карты. Вернее, не сами они, а то, что произошло потом. Фантастическая реакция патриарха и его спикеров на их выступление, эти заявления, что «нам объявили войну» и т. д., оттолкнули от Кирилла его главный электорат – церковную интеллигенцию. Патриарх вынужден опираться на консервативную часть церкви – тех, кто люто ненавидел его, когда он возглавлял экуменический отдел патриархии. А в их глазах он находится в положении условно расконвоированного: мы-де знаем, что ты предатель и тайный католик, и только и ждем новых и открытых доказательств этой нашей вере.

Что проиграл патриарх Кирилл, не поехав на Всеправославный соборчитайте здесь

– То есть  его власть в РПЦ не абсолютная?
– Власть полная. Но всякий правитель хочет, чтобы его еще и любили.

– В руководстве РПЦ есть консервативная оппозиция?
– Нет, откуда там оппозиция возьмется? Он же сам их всех назначает.

– Если патриарх Кирилл в душе экуменист, зачем он торпедирует Собор?
– Это не его Собор. Это праздник на чужой улице, в котором он просто статист. Ему это не нравится.

– Почему, в таком случае, он не бойкотировал Собор раньше?
– Процесс подготовки Собора все равно идет. Приняв в нем участие, можно попытаться на что-то повлиять. Но в итоге сейчас позиция РПЦ абсолютно проигрышная. Константинопольский патриарх может собрать Собор и не закрывать его в течение нескольких лет – как, например, II Ватиканский собор. И когда Московская патриархия к нему в конце концов присоединится, она будет вынуждена играть уже по тем правилам, которые приняли до нее.

– Возможно ли теперь в качестве ответного хода со стороны патриарха Варфоломея признание независимости Украинской церкви?
– Вполне возможно.               

Антон МУХИН, фото pravoslavie.fm











Lentainform