16+

Какие ошибки нельзя допускать сборщикам подписей

18/08/2016

Какие ошибки нельзя допускать сборщикам подписей

На минувшей неделе закончился период выдвижения кандидатов в Думу и ЗакС. Главная интрига – зарегистрируют ли в ЗакС «Партию роста», завершилась в пользу Оксаны Дмитриевой. Ее партия оказалась единственной партией, которой это удалось.


         Для того чтобы автоматически, без сбора подписей принять участие в думских выборах, достаточно, чтобы у партии был хотя бы один депутат хотя бы в одном региональном парламенте. Такой депутат есть практически у всех, кому это только нужно. В том числе и у «Партии роста», которая выдвинула кандидатов по всем думским округам.

А вот не собирать подписи в ЗакС могут только те, у кого там есть фракции, то есть «Единая» и «Справедливая» России, ЛДПР, КПРФ и «Яблоко». По подписям пытались зарегистрироваться «РОТ-фронт», «Парзас» и «Парнас», «Коммунисты России», «Родина» и «Партия роста». Никому, кроме нее, это не удалось.

Учитывая спокойное (в сравнении с 2011 годом) течение предвыборной кампании и общую установку на бесконфликтные выборы, все были уверены, что «Партию роста» зарегистрируют без проблем. Однако за несколько дней до того, как огласить результаты проверки общепартийных подписей, избирательные комиссии стали валить партийных кандидатов, собиравших подписи в своих одномандатных округах. Главным шоком стал отказ в регистрации Максима Резника, потом стало известно про забракованные подписи Ирины Комоловой и ряда других ведущих партийных кандидатов.

Впрочем, в итоге саму партию все-таки зарегистрировали. Вероятно, приказа снимать весь список Дмитриевой не было, либо подействовало ее обращение к главе Центризбиркома Элле Памфиловой, а также к Георгию Полтавченко. Тем не менее снятие Максима Резника и других сильных кандидатов в округах – серьезный удар по партии. Хотя сам Резник, будучи вторым номером в партийном списке, все равно попадет в ЗакС, в целом представительство партии в парламенте будет меньше.  

Скорее всего, снятие кандидатов «Партии роста» в округах – это местная инициатива. Она может исходить от глав районных администраций, например, или влиятельных конкурентов. Наиболее яркий случай произошел с давней соратницей Оксаны Дмитриевой Натальей Петуховой. Проверка не нашла в ее подписях превышения нормы по браку и рекомендовала зарегистрировать. Тогда в комиссии заявили, что она неправильно указала свою должность в подписных листах: вместо «депутат Государственной думы» написала «член комитета Государственной думы по бюджету». На этом основании все подписные листы были признаны бракованными. Несколькими днями ранее ровно на таком же основании – неправильное указание места работы – забраковали 100% подписей оппозиционера Александра Шуршева.

В случае с Петуховой, заявила Оксана Дмитриева, указана как раз официальная должность, поэтому в «Партии роста» намереваются восстановить ее кандидатуру и заодно добиться расформирования ТИКа № 23.

Как собирают подписи

Однако в целом требования к подписям таковы, что собрать их без ошибок практически невозможно. И, скорее, нужна политическая воля для того, чтобы зарегистрировать кандидата, принесшего подписи, чем для того, чтобы его завалить. 

Партии должны сдавать по 20 тысяч, кандидаты в округах (даже если их выдвигает партия, сама собирающая подписи) – по 5 тысяч. В паспортных данных подписантов не должно быть не то что ошибок – даже написание «у.» вместо «ул.» или «улицы», не говоря уже об «СПб» вместо «Петербурга», ведет к выбраковке подписи. Если ошибка допущена в паспортных данных сборщика подписей (они указываются на каждом листе) – выбраковывается весь лист. При этом личность и подпись самого сборщика должны заверяться у нотариуса.

На этих выборах особенное распространение получили технологии провокаторства. Конкуренты посылают своих людей во вражеский штаб с приказом наняться в сборщики подписей и принести как можно больше фальшивых автографов. Если при этом есть связь с ТИКом, туда сообщат, какие именно подписи надо взять для проверки. Как говорят, именно так сняли председателя совета по малому бизнесу при губернаторе Елену Церетели, подписи для которой – естественно, без ее ведома – собирали люди из конкурирующей команды. В «Партии роста» считают, что провокаторы принесли поддельные подписи за Ирину Комолову.

В упрощенном варианте этой технологии провокаторы не внедряются в команду сборщиком подписей, а просто идут подписываться за кандидата и пытаются сообщить неверные паспортные данные (если сборщики по оплошности не требуют у них паспорта). Либо подписываются по-настоящему – с тем, чтобы потом публично заявить, что они не подписывались, и устроить скандал.

«Мы столкнулись с таким во Фрунзенском районе, – говорит Оксана Дмитриева. – Наши агитаторы, много лет работающие на территории, узнавали в лицо некоторых муниципалов-молодогвардейцев, которые подходили к ним на пикетах, предлагали подписаться и пытались называть номера паспортов по памяти».

 Наконец, подписи могут подделывать и сами сборщики с целью заработать побольше денег. Поэтому штабу необходимо проверять их, прежде чем сдать в ТИК, не только на  соблюдение всех формальных требований, но и желательно по существу: паспортные данные и на глаз – сами автографы.  Однако чтобы сделать это, надо иметь доступ к полицейской паспортной базе, которого у партий нет.

Как проверяют подписи

Проверкой подписей занимаются ТИКи. Там отобранную случайным образом часть автографов граждан (20% от сданных у партии и 25% у одномандатников) проверяют на соответствие паспортным данным через систему ГАС «Выборы». Все несовпадения отправляют на перепроверку в УФМС. Как правило, УФМС подтверждает подлинность не менее половины паспортных данных подписантов, так как в ГАС «Выборы» устаревшая база.

Одновременно подписи проверяют эксперты-почерковеды. Хотя их оценки субъективны, юридически оспорить заключение эксперта невозможно. Даже если избиратель, чья подпись сочтена поддельной, придет и лично заявит, что он подписывался, это не будет аргументом.

Если комиссия ставит перед собой целью завалить кандидата, она может начать целенаправленно выискивать среди подписавшихся людей с именами, имеющими разные варианты написания. Наталья и Наталия, Витальевич и Виталиевич. Здесь весьма велика вероятность ошибки со стороны сборщика подписей, к которой можно прицепиться. Иногда идут на прямые подлоги. Например, посылают в УФМС запрос о паспортных данных человека, поставившего подпись, при этом умышленно допускают ошибку в написании его имени. Когда из УФМС приходит ответ, что такого человека нет, этот ответ становится основанием для выбраковки подписи. Так, например, в ТИКе № 29, проверяя подписи кандидата от «Партии роста» Маританы Кузнецовой, направили в УФМС 24 запроса с паспортными данными подписавшихся избирателей, из них 18 были с ошибками.

Если и после этого процент брака недостаточный для снятия (то есть менее 10%), члены комиссии проводят визуальный осмотр: где-то находят помарку, где-то пытаются утверждать, что написанная от руки буква не «и», а «а», и т.д.

В штабе «Партии роста» говорят, что к подписавшимся за них избирателям приходят люди и спрашивают, точно ли они подписывались. Узнать адреса этих избирателей можно только в ТИКе, получив доступ к подписным листам, что является уголовным преступлением, так как это персональные данные. Глава партии «Родина» Андрей Петров на заседании ТИКа, когда принималось решение о снятии Натальи Петуховой, по словам свидетелей, признался, что по квартирам избирателей ходят его люди. Когда его спросили, откуда они знают адреса, Петров стал рассказывать, что его сборщики следили за сборщиками Оксаны Дмитриевой и, таким образом, узнали, кто за нее подписывается.               

Станислав ВОЛКОВ





3D графика на заказ







Lentainform