16+

Письма из Германии: про стрельбу и безумцев со справками

25/08/2016

Письма из Германии: про стрельбу и безумцев со справками

Как вы наверняка знаете, 18-летний Али Сонболи убил девятерых в торговом центре «Олимпия» в Мюнхене. Я работаю в двух кварталах от этого места. Именно что в двух. В этом ТЦ я стригусь у монгольской женщины с непроизносимым именем.


          Если у меня есть время, я захожу туда, чтобы что-то купить, или просто гуляю по окрестностям и захожу в «Олимпию» (по-немецки это называется Stadtbummel – прогулка по городу и заодно по магазинам, но без покупок; немецкий язык очень емкий).

«Олимпия» работает в районе жилых домов и офисов. Рядом Олимпийский парк, стадион, музей BMW. В общем, район хоть и не самый центральный, но популярный.

Когда началась стрельба, я была далеко оттуда – на турецком рынке в районе Центрального вокзала, где я всегда покупаю овощи, потому что они там дешевле и лучше, чем везде. Турки, знаете ли, демпингуют. В районе вокзала они держат несколько продуктовых магазинов с небольшими рынками на улице. Помидоры, баклажаны, черешня по цене, как на Сенном, но без гнилья, мелкие огурцы. Вы себе даже не представляете, как выглядят стандартные немецкие огурцы. На ум приходят всякие неприличные сравнения и воспоминания о видеосалонах начала 90-х. Как говорит моя начальница, «в Германии нет культуры огурца». Короче, к туркам ходит весь культурный город.

Этот район – настоящий Вавилон. Куча арабских и турецких парикмахерских, где принимают только мужчин. Их бреют, стригут волосы на ушах и голове, щиплют брови нитью, опрыскивают вонючим мускусным одеколоном – и все за восемь евро. (Для справки: средняя цена женской стрижки в никакой парикмахерской – тридцать евро. В «какой» – семьдесят.) Куча пекарен, где пекут лаваш и лепешки, названия которых я не выучу, видимо, никогда. Идешь по улице, и открытая дверь перед тобой вдруг изрыгает огонь – они там натурально как на адской кухне все. Куча магазинов хиджабов и «всего для арабской свадьбы». Также есть «лучший дёнер в Мюнхене», секс-шопы и бордели. Ну и моя школа. Натурально – путевка в жизнь.

Когда я пришла записываться на курс немецкого и устроила себе перед входом в школу перекур, какой-то черный парень махал у меня перед лицом кулаками, пытаясь отнять сигарету. Сигарету я отдала без боя и позорно сбежала, а потом еще месяц проезжала одну лишнюю станцию, чтобы идти до школы по относительно спокойному району. Но теперь я привыкла. Я собираюсь, делаю лицо кирпичом и чешу себе на рынок. Я даже перестала стесняться носить в этом районе платье.

Что самое смешное – именно тут расположено множество четырехзвездочных отелей. В витринных окнах видны обескураженные туристы. Многие из них в ужасе. Внутри кондиционер и «евростандарт», снаружи мир. Ну такой, знаете, неотредактированный (слушайте, я всерьез написала «не обработанный редакторами»; пора идти учить русский), что непривычно. И здесь, как выяснилось, безопаснее, чем в районе Olympia Einkaufszentrum.

Мой муж выехал из офиса практически в тот момент, когда Али Сонболи начал стрелять. Мы выехали из центра в пригород, где живем, на несколько минут раньше, чем начали перекрывать выезды из города. Короче, мне, как обычно, по-журналистски «повезло». Я была дома, когда весь город трясло и он застрял.

Первые полчаса не было никаких новостей. О том, что в «Олимпии» стреляют, мы узнали от двух наших коллег, которые были в тот момент в торговом центре и выбирались из него огородами. Они, знаете, меланхолично так написали: «В «Олимпии» стреляют, не ходите пока сюда». Они в результате умудрились попасть в подъезд жилого дома, где им сначала вынесли воду, а потом и вовсе пустили в гости, и даже ужином накормили, и развлекали до глубокой ночи, пока полиция не отменила комендантский час. Местные жители тогда огромное количество людей с улиц разобрали по домам, хотя, например, таксистам власти рекомендовали вообще не брать пассажиров, потому что «мало ли что».

Я пришла домой, еще не зная никаких новостей, потому что их просто не было нигде, кроме нашего корпоративного чатика, и увидела шесть звонков от папы. Из России. Он знал все и даже то, что стреляли на Карлсплатц, в Штахусе, где я учусь. В ту же секунду пошли немецкие новости, куча опровержений, куча сообщений «давайте вести себя по-человечески».

За восемь месяцев моей жизни в Мюнхене здесь один раз попытались зарезать целый поезд, один раз попытались целый поезд зарубить топором, один раз убили продавщицу киоска уличной еды, один раз взорвали ресторан и один раз расстреляли торговый центр. Почти все фигуранты со справками от психиатра. Здесь вообще каждый пятый со справкой. Мой сосед – бывший профессор физики Максимилиановского университета – каждый день наряжается феечкой и жжет в ночи еду на плите. Я не вру  у меня есть фотографии, и мои друзья ездят ко мне в гости не ради меня, а чтобы посмотреть на соседа.

Кого-то торкают феечки, кого-то – Брейвик, кого-то – ISIS, но они все со справками, понимаете? Диагностированные безумцы с больничной картой, добрым доктором. И все на воле и в свободном полете. Среди нас.

Простите, я расписалась и ударилась в пафос. Надеюсь, в следующий раз я вас повеселю.          

Катя ЩЕРБАКОВА, Мюнхен








Lentainform