16+

Кто виноват в гибели Павла Солтана

29/08/2016

Кто виноват в гибели Павла Солтана

Следствие по делу о гибели в ДТП заместителя председателя Законодательного собрания Петербурга Павла Солтана идет в ускоренном темпе: Следственное управление собирается установить рекорд и подготовить все материалы за две недели вместо двух месяцев. Так прокомментировал ситуацию Владимир Гарнин, адвокат Дмитрия Изотова, водителя «Мерседеса», которого уже наметили в главные подозреваемые.


          Напомним, авария произошла 14 августа, когда Солтан с семьей возвращался из леса в Петербург. На 43-м километре Выборгского шоссе его «Тойота Версо» с ручным управлением столкнулась с «Мерседесом» Изотова. Оба водителя были трезвы и пристегнуты, скорость, по словам очевидцев, особо не превышали, но одна из машин оказалась на встречке. Главный вопрос – какая. При столкновении Павел Солтан и его жена получили смертельные травмы, 22-летняя дочь тяжело пострадала. Водитель «Мерседеса» Дмитрий Изотов, его жена и годовалый ребенок также оказались в больнице с серьезными травмами.

Чья машина выехала на встречную полосу и спровоцировала столкновение – предстоит выяснить следствию. Как назло, ни у кого не оказалось в машине видеорегистратора, а свидетели ДТП дают противоречивые показания, которые также не подтверждаются ни единым видеороликом. По фотографиям видно лишь, что машина Изотова стоит не на своей полосе, а битая спереди и сзади машина Солтана улетела с трассы. Но так расположиться они могли и после столкновения. 

Дмитрий Изотов почти сразу был допрошен в качестве свидетеля, несмотря на тяжелое состояние. Затем – в качестве подозреваемого, хотя обвинение ему пока не предъявлено. Сам он заявляет, что момента удара не помнит. Адвокат говорит, что из Изотова намеренно и быстро делают козла отпущения.

«Ни разу на моей памяти не было такого, чтобы за десять дней успели бы отправить на экспертизу две машины и дважды допросить водителя. Причем второй допрос – на котором Изотов превратился в подозреваемого – проходил в субботу, в нерабочий день. Я приступил к делу не сразу, сначала с Дмитрием работал другой адвокат, который ему наняла компания «Биолайн», где он работал. И вдруг узнаю, что экспертиза уже проведена, во всяком случае, машины осмотрены. В отсутствие защитника. Знаете, сейчас уже ни для кого не секрет, что у Солтана были протезы вместо рук и ног, а машина была изготовлена по спецзаказу. Так вот, эти протезы не были изъяты и приобщены к делу. И непонятно, кому надо адресовать претензии, потому что представители Главного следственного управления вообще на место не выезжали.

Любая авария оформляется так: после звонка по 02 и сообщения, что есть пострадавшие, приезжает ГИБДД и, увидев, что люди погибли или получили повреждения выше средней тяжести, вызывает на место бригаду ГСУ, которое будет расследовать это дело и, значит, должно само собирать материалы. В бригаде есть техник-криминалист, дежурный следователь… А на место гибели Солтана приезжал обычный наряд ГИБДД и  ФСО. Они-то и принимали решение, что приобщать к делу, а что нет. Потом начался обычный в таких случаях прессинг, когда человека назначают виновным и вынуждают признать вину. Всю семью Изотовых почему-то развезли по разным клиникам – наверное, чтоб не смогли сговориться. А мы ищем свидетелей. Есть какие-то люди, которые говорят, что у них есть даже видео столкновения, но они нам его не дадут… Не знаю, может быть, на них тоже идет какое-то давление. Хотя я больше уверен, что видео нет, иначе бы оно уже просочилось в Интернет».

В отсутствие видео главное слово останется за трасологической экспертизой – она определяет положение машин относительно друг друга в момент удара. Если делать ее во внеочередном порядке, экспертам вполне хватит пяти дней.             

Нина АСТАФЬЕВА








Lentainform